Максим Соколов: Церковь – идеальная мишень (Россия: противостояние) (17.05.2019)

Можно думать, что Церковь вне политики и не является мишенью – причем важной и едва ли не предпочтительной – в освободительной борьбе. Но, похоже, освободители так не считают.
Обозревая события в Екатеринбурге (к тому же еще отнюдь не завершившиеся), трудно, конечно, считать, что со стороны Церкви и мирской власти все было сделано безукоризненно правильно.

Став жертвой агрессии, почти никто не ведет себя так, чтобы это можно было описывать в качестве образца. Реальное противостояние обыкновенно состоит из ошибок и неразберихи. Тем более в случае с майданоподобными выступлениями, когда в защитительной тактике и так нехорошо, и эдак плохо. Есть, конечно, идеальные стратеги, всегда знающие, как надо было делать, но я не из их числа. Хотя, конечно, работа над ошибками настоятельно необходима. Ибо скорее всего это не последнее выступление.

При этом стоит отделаться от иллюзии, что есть такая идеальная линия поведения, которая всегда позволяет избегать беспорядков. Особенно это относится к протестам и беспорядкам в экологической упаковке.

Из отечественной практики можно привести нынешние протесты против строительства Коммунарской линии метро в Москве (линия глубокого заложения, строится закрытым способом, но когда же это останавливало истых экологов?), битвы за Химкинский лес, а из более давнего прошлого – возглавленные Б. Е. Немцовым протесты против метро в тогда еще Горьком. Кстати, горьковские протестанты тоже защищали деревья.

Но неправильно было считать такую борьбу чисто российским ноу-хау. В 2014 г. в Нанте произошла борьба с погромами, коктейлями Молотова etc. против строительства нового аэропорта в "экологически охраняемой болотистой местности". В 2011 – в Штутгарте против нового ж.-д. вокзала (старый, построенный после войны давно задыхался от перегрузки).

Зеленые протестанты поклоняются деревьям, болотам, наядам, дриадам, и рациональные словесные аргументы до них бывают плохо доходчивы. В Штутгарте железнодорожное строительство осуществлялось с помощью полицейской спецтехники.

Но есть важное различие между строительством гражданских объектов (дорог, вокзалов, аэропортов, торговых центров, административных зданий etc.) и храмостроительством.

Строительство гражданского объекта, если очень надо, можно и продавить посредством водометов, дубинок и слезоточивого газа. Это неприятно, но не вступает в непримиримое противоречие с сущностью возводимого сооружения. При храмостроительстве вступает и весьма.

Гражданский объект, как правило, не является предметом иррациональной ненависти. Будущий храм довольно часто является. Сегодняшние социальные сети во множестве демонстрируют ненависть к Дому Божию как таковому – где бы ни предполагалось его воздвигнуть. В Екатеринбурге это уже третье место, где предлагается построить собор св. Екатерины, и в третий раз строительство встречается неприкрытой ненавистью.

Наконец, только при храмостроительстве возможен аргумент, неприменимый, допустим, в случае ж.-д. строительства. Аргумент, предписывающий непротивление злу насилием – "Вы же христиане, значит, вы добренькие и должны уступить".

Посредством легкой подмены христианства толстовством тут делается вывод, что Церковь в гражданском, имущественном и прочих отношениях должна быть поражена в правах: то, что дозволительно мирским структурам для своей защиты, не должно быть дозволено структурам церковным.

Если же Церковь все-таки обороняется, сразу вспоминаются костры инквизиции, общественность взлаивает на дурных пастырей, и дело идет в раскачку. Можно напомнить про семилетней давности концерт Pussy riot в Храме Христа Спасителя. Тогда мирская власть покарала концертировавших дам за непотребство, но стоило это больших усилий.

Вероятно, опыт Pussy riot не пропал втуне, и удар по Церкви был признан перспективным начинанием в рамках общедемократического дела.

Я далек от конспирологии, но то, как в антицерковную (опосредованно – и антивластную) кампанию мгновенно – без малейшей раскачки – включились все, кому надо – "Эхо дождя", МБХ-медиа, "Новая газета", Навальный, православные либералы etc. – наводит на всякие мысли.

То ли они постоянно пребывают на низком старте, чтобы через 24 секунды вступить в борьбу по любому поводу. То ли роскошное представление с малолетками, криками "Кто не скачет, тот за храм" etc. было не совсем спонтанным. Как семь лет назад не была спонтанной акция в главном кафедральном соборе Русской Церкви.

Можно думать, что Церковь вне политики и не является мишенью – причем важной и едва ли не предпочтительной – в освободительной борьбе. Но, похоже, освободители так не считают.

Источник
17.05.2019

Максим Соколов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта