Нуртай Мустафаев: Казахстан и СССР (15.01.2019)

Советский период является одним из самых противоречивых отрезков нашей национальной истории, поскольку в нем трагическое зачастую соседствует с несомненными достижениями. Поэтому он не может восприниматься только в черно-белых красках. Мы попросили известного казахстанского историка Нуртая Мустафаева поделиться своим виденьем той эпохи. Возможно, некоторые его соображения вызовут неоднозначную реакцию, но каждый имеет право на собственную точку зрения
— В последнее время наблюдается если не ностальгия по временам сталинизма, то, по крайней мере, определенный интерес к ним. Причем не только в России, но и у нас в Казахстане. Как можно объяснить этот феномен?

— СССР был самой крупной по территории страной мира, занимавшей 1/6 часть земной суши. В ней без сколько-нибудь значимых конфликтов сосуществовали славянские, тюркские, финно-угорские, монгольские, иранские, кавказские и другие народы, которые, несмотря на их этнокультурные различия, объединял некий общий евразийский менталитет. Было построено социальное государство. К середине 1960-х Советский Союз был признан супердержавой. По комплексу параметров и критериев его можно классифицировать как отдельную цивилизацию.

Никто не говорит, что необходим возврат к СССР – это было бы глупо. Нельзя войти в одну реку дважды. Тем не менее, ремейк общества, в основе которого лежат принципы справедливости, на новом витке истории возможен. Конвергенция двух общественных систем происходила уже с 1920-х гг. Так, в странах Запада по примеру СССР предоставлялись избирательные права женщинам и представителям немногочисленных этнических групп, вводились 8-часовой рабочий день и другие ныне привычные социальные нормы. Не все знают, что в США расовую сегрегацию отменили относительно недавно, в середине 1960-х.

Главная причина нынешнего всплеска интереса к личности Сталина и к советскому периоду – политическая. Если без обиняков, то это недовольство людей современными реалиями, типом общества, в котором деньги стали мерилом всего. Большинство граждан понимает, что у них нет возможности самореализоваться в силу того, что социальные лифты не работают. За исключением спорта высших достижений, где блат ничего не решает, во всех других сферах жизни есть ограничения в карьерном росте.

Главенствует принцип «чужие здесь не ходят» (включенность в группы, кланы). Возникло огромное социальное расслоение: с одной стороны – кучка сверхбогатых мультимиллиардеров, а с другой – миллионы работающих граждан с очень низкими доходами.

Что бы там ни говорили, но в позднем СССР пропасти между богатыми и бедными не было. Разница в доходах 10% наиболее богатых и 10% самых бедных составляла 4,4. Ныне примерно такая же ситуация в странах северной Европы – Норвегии, Швеции и других, построивших «европейский социализм». Тогда как в Казахстане, по данным еще 2012 года от известных экономистов Аманжола Кошанова и Каната Берентаева, этот показатель составлял 29 к 1. С тех пор мало что изменилось.

Все новые независимые государства, появившиеся после распада СССР, базируются на антисоветской основе – отрицании существовавшей тогда общественной системы, включая все подсистемы: экономическую, социальную, политическую и т.д. Поэтому власти этих стран пытаются навязать такую точку зрения: «Сейчас, возможно, людям живется не очень хорошо, но в советский период было хуже!». Но те, кто жил, например, в брежневское время, прекрасно помнят, что люди чувствовали себя в гораздо большей безопасности, чем сейчас. Хорошо помнят они и бесплатное жилье, качественные образование и медицину, отсутствие безработицы, ощущение уверенности в завтрашнем дне и т.д.

 — Но это уже поздний СССР. А ведь до этого была сталинская эпоха…

— При оценке личности и решений Сталина надо быть объективным, а не следовать слепо клише, созданным в своих политических целях Хрущевым. И если придерживаться именно такого подхода, не идеализируя, но и не демонизируя Сталина, то в целом его деятельность можно оценить позитивно. Ведь в период его руководства страной был осуществлен громадный прорыв в экономике, социальной сфере, образовании, науке…

Широко известна приписываемая Уинстону Черчиллю фраза о роли Сталина в истории Советского Союза: «Он принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой». И хотя Черчилль этого и не произносил, суть отражена точно и емко. На самом деле это слова историка Исаака Дойчера из некролога, опубликованного 6 марта 1953 года в «Манчестер гардиан»: «Суть исторических достижений Сталина состоит в том, что он получил Россию, пашущую деревянными плугами, и оставляет ее оснащенной атомными реакторами».

— В вашем понимании, что значит эпоха Сталина для Казахстана? Что перевешивает чашу весов: индустриализация, коллективизация и культурная революция или же трагедия Ашаршылыка? Как соединить несоединимое? И вообще, это возможно в принципе?

— В 1989 году историки Жулдыз Абылхожин, Манаш Козыбаев и демограф Макаш Татимов на основе обнаруженных к тому моменту архивных данных определили, что в Казахстане в период массового голода погибли 1 миллион 750 тысяч человек, в основном казахов. В 2012 году историк Хангельды Абжанов на основе своих изысканий выдвинул другую цифру– 3 миллиона погибших. Это, безусловно, страшная трагедия казахского народа.

Некоторые современные публицисты, общественные деятели утверждают, что массовый голод начала 1930-х годов был намеренно спровоцирован центром с целью уничтожения украинцев, казахов, а значит, мол, был актом геноцида. На самом же деле никто ни в Москве, ни на местах не ставил своей целью массовое истребление людей по этническому признаку. В самой России в те же годы погибли свыше 3-х миллионов человек. Случившееся было обусловлено форсированными темпами коллективизации. В Казахстане последствия усугубились тем, что она проводилась не только в оседлых, земледельческих, но и в кочевых хозяйствах. Это было решение политического руководства СССР. Причем не только и не столько лично Сталина: до 1937-1938 годов решения в ЦК ВКП (б) принимались коллегиально.

Не следует забывать, что в Казахском крае и его округах как в партийных, так и в исполнительных органах преобладали руководители-казахи. Из этого многотысячного корпуса управленцев лишь несколько человек выразили несогласие с форсированными темпами коллективизации, написав письма на имя Сталина. Между тем, верхний эшелон казахских партийных и советских кадров тех лет и ныне почитаем: их именами названы улицы в городах, университеты…

— А как вы оцениваете индустриализацию степного края?

— В целом она стала благом для Казахстана, кардинально изменив его экономику и социальный облик. Основные промышленные гиганты были заложены и построены в 1929-1941 годах. А в период Великой Отечественной войны сюда были эвакуированы сотни промышленных предприятий из европейской части СССР, которые значительно усилили промышленный потенциал республики. В послевоенный период индустриализация продолжалась, хотя уже не столь ударными темпами.

Именно благодаря ей было построено большинство предприятий, которые и ныне определяют промышленный облик Казахстана. В частности, на их базе функционируют крупнейшая металлургическая и горнодобывающая компания «Арселор Миттал», медный гигант — корпорация «Казахмыс», Евразийская группа, включающая такие крупные предприятия, как ТНК «Казхром», Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение (ССГПО), АО «Алюминий Казахстана», Казахстанский электролизный завод, Павлодарский машиностроительный завод, Евроазиатская энергетическая корпорация (ЕЭК), АО «Шубарколь комир».

Индустриализация сопровождалась урбанизацией, возникновением и ростом городов, городского населения.

— А освоение целины? Это было для Казахстана благом или же очередным и не самым удачным экономическим экспериментом советской власти?

— Безусловно, благом. Это был широкомасштабный и прорывной проект. Конечно, как часто бывает при реализации новых крупных инициатив, не обошлось без ошибок, подчас серьезных. Не были учтены такие природные особенности, как постоянные и сильные ветры в степи, многое делалось наскоком и в чрезмерной спешке. Как следствие, поначалу, пока не был накоплен опыт, имели место эрозия почв, падение урожайности. Имела место и банальная бестолковщина, что неудивительно, поскольку инициатором освоения целины был Хрущев, известный своим волюнтаризмом.

Спустя годы и десятилетия система зернового земледелия была все же налажена. Сегодня производство зерна – визитная карточка, бренд и предмет гордости Казахстана. Наша страна вошла в число мировых лидеров по производству зерна, причем очень высококачественного зерна твердых сортов.

— В свое время с легкой руки деятелей эпохи перестройки в оборот вошло понятие «застой». Но, по оценкам экспертов, именно в тот период Казахстан совершил качественный рывок во многих сферах. Как разрешить эту дилемму?

— Слово «застой» впервые ввел в оборот Горбачев в 1986 году – оно прозвучало в его докладе на XXVII съезде КПСС. Но каким-то странным был этот «застой», продолжавшийся без малого два десятилетия. Ведь именно в тот период люди вздохнули свободно, и фактически не было никаких репрессий, поскольку «дорогой Леонид Ильич» отличался добродушием. Именно в эту эпоху советские граждане стали более или менее хорошо и даже модно одеваться, ездить за рубеж. К примеру, вполне буднично воспринималось зрителями то, что главный персонаж фильма «Бриллиантовая рука» (1968 год) во время круиза по Средиземному морю посещает Стамбул, Марсель и другие места.

В отличие от сталинского и хрущевского периодов, государство повернулось лицом к человеку и его материальным потребностям. Уже не было огромных суперстроек вроде Беломорканала и ДнепроГЭС, не ставились задачи, требовавшие сверхнапряжения. Только в апреле 1974 года была объявлена всесоюзная ударная стройка – БАМ, но и там людям не нужно было прилагать сверхусилий и терпеть лишения. Молодые люди получали за свой труд хорошие деньги, хотя и романтика тоже была. Много строилось, в том числе и в Казахстане, заводов и фабрик легкой промышленности – по производству одежды, бытовых приборов, мебели и т.д.

Советская наука по целому ряду направлений была номером один в мире. Очень мощно развивались в брежневский период военно-промышленный комплекс и космонавтика, начало которым, конечно, было положено в предыдущие годы. Президент США Джон Кеннеди в свое время признал: «Советское образование – лучшее в мире. Мы должны многое из него взять. СССР выиграл космическую гонку за школьной партой». Не за счет инвестиций из-за рубежа, а за счет качества советской системы образования СССР обогнал США в космической гонке в середине 1960-х годов.

Даже большинство создаваемых сегодня в России новых видов вооружения – это лишь немного усовершенствованные, с учетом компьютерного оснащения, советские разработки второй половины 1970-х – первой половины 1980-х годов. В том числе и гиперзвуковые ракеты, скорость которых настолько велика, что сбить их практически невозможно. Принимаемые сейчас на вооружение российской армией гиперзвуковые ракеты «Циркон», «Кинжал» «Авангард», аналогов которым нет в мире, были разработаны еще в 1970-е годы в МКБ «Радуга» и других конструкторских бюро. В 1992-м этот проект был закрыт, потому что «в стране закончились деньги». И лишь в последние десять лет его реанимировали.

Или возьмите уровень жизни простых граждан. При средней зарплате в 150-180 рублей стоимость коммунальных услуг для семьи, проживавшей в трехкомнатной квартире, составляла 4,5 рубля, бензина – от 6 до 10 копеек за литр. А настоящий дефицит, пустые полки продуктовых магазинов, талоны, карточки на продукты стали суровыми реалиями лишь в конце горбачевской «перестройки».

Сегодня историки и аналитики начинают пересматривать оценки, данные той эпохе при Горбачеве и в те годы, когда Россией руководил Ельцин. На мой взгляд, период 1964–1982 годов можно охарактеризовать как «золотую осень советской цивилизации».

— Культурная революция – одно из важнейших достижений советского строя. А что она означает для Казахстана? Нам есть что вспомнить и о чем сожалеть с позиций дня сегодняшнего?

— Рамазан Бимашевич Сулейменов, мой шеф в отделе истории культуры Казахстана в академическом институте, а впоследствии директор Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова, в свое время издал фундаментальные исследования, посвященные вопросам развития культуры в республике. Тема необъятная, поэтому кратко остановлюсь лишь на отдельных оценках периода 1964-1982 годов.

Так вот, никакого застоя в этой сфере не было! Перед началом пресловутой «перестройки» в 1985 году в Казахстане работали 55 вузов, 246 техникумов и училищ, 91 научно-исследовательский институт, 108 конструкторских бюро и 99 лабораторий. В 1976–1985 годах в нашей республике ежегодно выдвигались тысячи рационализаторских предложений и заявок на изобретения от инженеров и высококвалифицированных рабочих. Сравните с тем, что мы имеем сегодня.
Или какая может идти речь о «застое» в литературе, если именно в тот период казахстанские писатели и поэты создали свои лучшие произведения? Что из написанного в период независимости можно поставить в один ряд с ними?

А возьмите советское кино. Вот только один год – 1970-й. Смотрим в алфавитном порядке список фильмов, снятых в СССР: «Бег», «Белое солнце пустыни», «Белорусский вокзал»… Какие картины, выпущенные на экраны в постсоветский период, сравнятся с ними по силе художественного воздействия на зрителя? А театральное искусство? Вспомните «Современник», театр на Таганке…

— Несколько отвлеченный вопрос. Почему тон в трактовке и оценке нашей истории сегодня задают не профессиональные историки, а интеллектуалы из других ниш — правоведы, филологи, теологи и т.д.? Когда ученые-историки вернут свои позиции? И вообще, историческая школа Казахстана еще жива?

— Она жива. Но благодаря в основном поколению ученых, сформировавшихся и заявивших о себе в качестве сильных исследователей ещё тогда, в 1970–1980-е годы. На мой взгляд, не только историки, но и в целом наука не очень востребованы в наши дни. Прежней Академии наук Казахстана как мощной, достаточно неплохо финансируемой структуры уже нет. Сегодня это лишь общественная организация, занимающая пару кабинетов в уникальном здании бывшей АН. Ее роль актуализируется лишь эпизодически, во время очередных выборов академиков и членов-корреспондентов. Взят курс на развитие науки при университетах по западной модели. Но преподавание и исследование – разные виды деятельности. Можно быть прекрасным лектором, популяризатором и при этом не быть ученым, изобретателем. И наоборот, можно быть сильным исследователем и в то же время посредственным лектором. Станет ли действенной и эффективной эта модель организации науки – покажет время.

Сейчас многие, не будучи профессиональными историками, издают книги, в которых выдвигаются невероятные и не подтвержденные источниками версии. А поскольку прежней обязательной процедуры утверждения книг ученым советом НИИ или вуза нет, то такая практика, видимо, сохранится…
15.01.2019

Нуртай Мустафаев
Источник: https://camonitor.kz/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта