Илья Пожидаев: Русская Арктика и англо-саксонский хищник (19.09.2016)

Зубастый и вечно голодный хищник подполз к нам еще и с севера, подполз непозволительно близко и обозначил свои хищнические намерения предельно недвусмысленно.
В средствах массовой информации очень много говорится и пишется о наших интересах в Арктике. С докладами выступают такие столпы и гиганты информационно-научной сферы, как А.И. Фурсов, М.Г. Делягин, Л.Г. Ивашов и многие-многие другие. Речи произносятся пламенные, аргументированные, искренние, но вот как-то до массового читателя эти речи почему-то не доходят. Арктическую тематику упорно обходят вниманием как в Интернете, так и на телевидении, так и в прессе. Ну, был недавно в Арктике некий «Летучий отряд», но вот что он такое, что он там делал и для чего он был туда направлен – этого людям не объяснили, и как будто не объяснили умышленно. Между тем, арктический сектор важен для нас сегодня нисколько не меньше, нежели южнорусский, северокавказский и ближневосточный. Пока что нисколько не меньше, а в ближайшие годы будет важен намного больше, Арктика станет для России, да и для всего мира, вопросом и проблемой № 1.

В чем же состоит важность и притягательность Арктики?

Ну, во-первых, это на сегодняшний день, конечно же, сырьевой Клондайк, причем, как ни парадоксально это звучит, сохраненный почти что в своей исходной нетронутости и первозданности. Нынешняя мировая практика исходит из того, что ресурсы нужно выкачивать мгновенно и прожирать их нещадно, валово и немедленно, и в особенности такая практика сказывается на Африке, Ближнем Востоке и ряде российских регионов (возможно, в ближайшее время скажется и на США). Арктика же на сегодняшний день изучена и разведана крайне слабо, почти что никак, а посему и ресурсов из этого региона добывается в разы (а по некоторым параметрам – и в десятки раз) меньше, чем из других ресурсодобывающих регионов.

Во-вторых, Арктика сама по себе – это контроль над Северным морским путем. Понятно, что классиков оспаривать нехорошо, но тезис Д.Х. Маккиндера «кто контролирует Хартлэнд, тот командует миром», по состоянию на сегодняшний день явно неактуален. Сегодня лучше обозначить так: кто контролирует Северный морской путь, тот контролирует Ойкумену, а кто контролирует Ойкумену, тот держит под непосредственным контролем все мировые процессы, поскольку ресурсный субстрат всех сегодняшних мировых процессов практически всецело обеспечивается именно с территорий, опоясываемых Северным морским путем. И в этом смысле Д.Х. Маккиндер – конечно, безнадежная ветошь, а наш великий О.Ю. Шмидт – гений на все времена (ну, если и не на все, то уж, по крайней мере, на ближайшие два-три столетия – так точно). Труды «Демократические идеалы и реальность», а также «Круглая земля и обретение мира», сегодня можно с полным правом выкинуть на помойку, в то время как доклад Шмидта о перспективах на 1936 год сегодня сверхактуален и должен стать настольной книгой любого успешного практикующего геополитика.

Это два наиболее наглядных и понятных довода в пользу исключительной значимости Арктики для нас. Но есть еще довод ментально-метафизический, и он не менее важен, чем доводы в пользу хлеба насущного. Дело в том, что значительная часть Арктики исторически наша, и в этом смысле сегодня мы держава, распростертая в трех плоскостях: западной, восточной и северной. Мы не просто транснациональны и трансконфессиональны, но и транстерриториальны, трансграничны, а такой статус неизбежно обязывает нас к такой же политике и такому же мировоззрению. Так вот Арктика осваивалась преимущественно именно нашими мореплавателями - и осваивается до сих пор, вот уже почти десять веков. И именно нашим геополитическим гением Дмитрием Герасимовым еще в XVI веке была сформулирована доктрина Северного морского пути, через много столетий развитая и претворенная в жизнь опять же нашим гением Шмидтом. Так что Русская Арктогея спаяна с территорией России в единое и неделимое целое. Освоенная нашими мореплавателями и исследователями часть Арктики вот уже много веков составляет российскую территориально-политическую плоть, а потому отнять у нас данный регион бескровно уже невозможно, и с исторической точки зрения, невозможно предметно оспорить принадлежность нашей части Арктики к России.

Разумеется, не все готовы принять означенное положение вещей как данность. Для рвача и афериста вообще нет понятия «чужое». Для него все, что он в состоянии захапать, - его, и как будто принадлежало ему изначально. Раз у него достает сил и наглости «отжать» - значит, «отжатое» должно принадлежать ему, и плевать с высокой колокольни он хотел и на историю, и на сложившуюся многовековую практику, и даже на официально признанные и документально закрепленные границы.

Начиная с 2000х годов, мы вынуждены вечно доказывать «мировому сообществу», что Русская Арктогея - это наша земля, вечно оправдываться перед этим самым «мировым сообществом», временами унижаться и заискивать, бегать с какими-то бумагами, произносить какие-то публичные заявления. Наши государственные лидеры почему-то заняты тем, что отчитываются и оправдываются перед геополитическими врагами по тем вопросам, очевидность которых вот уже много десятилетий не вызывает никаких рациональных и фактически обоснованных сомнений и возражений.

Собственно говоря, на любые доказательства «мировому сообществу» в высшей степени наплевать. Пока оно готово скрепя сердце воспринять какие-то формальные отчеты и реплики, но как только мы окончательно потеряем влияние в этом регионе – он мгновенно перестанет быть нашим. Возможно, в пределах нескольких дней. Нас вышибут оттуда физически, начхав на все бумажки. Проведут какие-нибудь широкомасштабные американо-канадские военные учения – настолько широкомасштабные, что директива Стивена Харпера от 2013 года будет претворена в жизнь - и наши границы в одночасье изменятся – за счет официально-бумажно-военного присоединения хребтов Ломоносова и Менделеева к Канаде ну и, скорее всего, к тем же США. С учетом бурной активности «мирового сообщества» и нашей преступной пассивности – это более чем вероятный сценарий.  Для России недопустимо, чтобы хребты Ломоносова и Менделеева были переломаны агрессорами.

Сегодня нам необходимо в разы усилить Северный флот, причем сконцентрировав значительную его часть в районе Новой Земли. При этом этот флот должен быть не демонстративно выставляемой декорацией, а именно боевым флотом, готовым к отражению провокаций любой интенсивности. Необходимо в десятки раз увеличить поток судов по Северному морскому пути (а то ведь, страшно сказать, по Суэцкому каналу сегодня ходит аж в сотни раз больше судов). Необходимо как можно шире освещать арктический вопрос в СМИ, создавать самые разные общественно-политические движения и течения арктической направленности, причем деятельность этих информационно-общественно-политических структур также должна быть обсуждаема и освещаема как можно более громогласно. Необходимо не только доктринально-декларативно, но и практически обозначить принадлежность Русской Арктогеи к нам. Необходимо делать в этом отношении хоть что-то, и желательно как можно больше и продуктивнее, потому как цена вопроса – без толики преувеличения, наша государственная и общественная безопасность, угрозы которой выстреливают в самых разных плоскостях, в том числе и в северной плоскости.  

Зубастый и вечно голодный хищник подполз к нам еще и с севера, подполз непозволительно близко и обозначил свои хищнические намерения предельно недвусмысленно. Уже вот-вот бросится и перегрызет хребет – как в переносном, так и в буквальном смысле. Сложилась ситуация, при которой столкновение с осатаневшим от безнаказанности, алчности и роскоши хищником (по сути дела, синтетическим криминально-финансово-вооруженным организмом, жаждущим пространств и плоти) стало неизбежным. Наши перспективы при имеющемся раскладе не блещут многообразием: либо мы станем жертвой, и тогда нас неизбежно сожрут, предварительно цинично и публично поглумившись над растерзанным трупом, либо мы станем окончательно и бесповоротно боеспособными, и тогда от нас отстанут. Пусть не сразу, пусть не сейчас, пусть с предварительным и многократным получением по зубам, но все же отстанут. Нужно понимать, что англосаксонский хищник – по своей природе падальщик, а падальщики крайне редко нападают на сильного зверя, готового дать отпор, а то и разорвать нападающего в клочья. Русский медведь должен наконец-то проснуться и решительно разогнать сборище визжащих вокруг него шакалов, не стыдясь при этом потрепать кого-то из них или всех разом.
19.09.2016

Илья Пожидаев
Источник: http://old.zavtra.ru/content/view/russkij-marsh-v-arktogeyu/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта