Александр Буренков: Сравнительный анализ предвидения будущего России новомучениками Русской Православной Церкви и научных прогнозов Николая Яковлевича Данилевского (2008 г.). (01.07.2008)

Доклад на V ежегодной всероссийской научно-богословской конференции «Наследие преподобного Серафима Саровского и судьбы России». Тема года: «Почитание новомучеников XX столетия и восстановление национального исторического самосознания».Тема года: «Почитание новомучеников XX столетия и восстановление национального исторического самосознания».
Тема конференции: «Почитание новомучеников XX столетия и восстановление национального исторического самосознания». 


Таким образом, мы исходим из факта утраты «национального исторического самосознания» (или частичной утраты) и считаем, что пути такого возрождения возможно искать в исследовании жизнедеятельности новомучеников и исповедников  Русской Православной Церкви XX столетия. Конечно, задача стоит шире: нам необходимо изучить собственную историю досконально. Но в связи с тем, что наша история не изучалась, а переписывалась в угоду тем или иным политическим эпохам, особое значение имеет для нас сам жанр житийной литературы. Жития святых не ставят своей целью непосредственное повествование о тех или иных исторических событиях. Главной целью является сам человек, его жизненный путь под углом личного спасения, выполнения Христианских заповедей. Именно поэтому сам исторический фон является абсолютно достоверным. У летописца просто нет мотивов его искажать в отличие от светских историков. Поэтому житийная литература для нас сегодня должна стать и историческим источником, и методологическим инструментом для исследования истории России, если мы действительно хотим найти ответы на поставленную задачу. Такой подход необходим ещё и по тому особенному положению, которое занимала Церковь и Вера в истории нашего Отечества в отличие скажем от народов европейских. В настоящем докладе делается попытка обосновать эту точку зрения на некоторых примерах.

Мы видим, как историческая наука постоянно прибегает к исследованию жизнедеятельности различных исторических деятелей. Казалось бы, новомученики и исповедники стоят в этом же ряду. Но на самом деле, имеется существенная разница и для целей исторического исследования: далеко не все исторические деятели (особенно политики) исходят в своих действиях из интересов народа, как культурно-исторической единицы, а действуют зачастую по различным страстям, будучи их рабами, добиваясь решения своих эгоистических интересов.  Такие  личности, занимая даже высшие государственные посты не равновелики своим эпохам. Из их жизнеописаний добросовестный историк не в состоянии непосредственно увидеть по их поступкам, в чем состояли действительно народные интересы того времени, а видит историю страстей.

В качестве примера можно привести жизнеописание Николая II: Из него совершенно невозможно разобраться с причинами такого события нашей истории как участие в I Мировой войне. Более того, причины начала войны предстают  в виде личной обиды Николая II на «Вили».

Другое дело жития исторических деятелей равновеликих своим эпохам. Их жития свидетельствуют, что жизнь свою они строили по критерию личного спасения, которое искали на путях служения Богу и Отечеству. Это действительно народные деятели равновеликие своим эпохам.

Недаром Русская Православная Церковь причисляет к лику святых действительно народных деятелей: среди высших государственных деятелей – святые благоверные князья Александр Невский и Дмитрий Донской, среди военачальников – святой праведный Феодор (Ушаков), среди предпринимателей – святой праведный Василий (Грязнов). Поэтому их жизнеописания дают много информации и к изучению истории их времени.

Самым ярким примером является житие святого благоверного князя Александра Невского, из которого совершенно понятно решение воевать со шведами, а не с татаро-монголами. Решение, мотивированное именно интересами русского народа, как культурно-исторической единицы: татаро-монголы несли вред только материальный, заставляли платить дань, не посягая не только на Церковь, но и на государственное устроение. Шведы же посягали и на Церковь, и на государственный строй русского народа как самобытной исторической единицы мировой истории. Это решение настолько верное, что стало историософским завещанием Александра Невского на многие века.

Другой исторический деятель, действовавший в это же время, Даниил Галицкий поступил обратно: пошёл на унию с Западом в обмен на обещание военной помощи против Орды. Помощи не получил, а основы национально-государственного строя подорвал: пошатнулась вера русского народа в незыблемость православной веры, появилась трещина в народном самосознании, которая событиями последующих веков расширилась  и заполнилась культурными ценностями европейского общества настолько, что сегодня русский народ бывшей Малороссии отдаёт 50% голосов за президента, который идёт на выборы с открытой программой вступления в НАТО, то есть с программой борьбы против России.

Упомянутые выше примеры мы привели с целью показать необходимость изучения нашей истории на примере выдающихся исторических деятелей, равновеликих своим эпохам. То же самое  можно сказать о святых из среды церковнослужителей. Можно привести примеры житий священномучеников Арсения (Мациевича), Феодора (Санаксарского). Из этих житий видно, что в так называемый петровский период, когда Петром I была совершена западная культурная революция («европейская прививка»), государство не остановилось на преобразованиях только в своей сфере. Как известно, был ликвидирован институт патриаршества. А житие священномученика Арсения (Мациевича) свидетельствует о гонениях на Русскую Православную Церковь в так называемый  «век золотой Екатерины». Поражаешься противоречием в восприятии Екатерины II, исходя из собственного официального образования, которое учит и сегодня этот период русской истории считать наиболее положительным. В качестве доказательной базы приводится факт расширения границ России по всем направлениям, особенно выход к Чёрному морю.

Верующий русский человек, который ставит себе задачу разобраться с проблемами нашей истории должен предпочтение отдавать житийному источнику, в основе которого лежит именно народное почитание того или иного святого, которое через устное предание закрепляется в народной памяти, передаётся через поколение в поколение и является не чем иным как средством этнокультурного самовоспроизведения народа.

О чём нам говорят факты, изложенные в житие священномученика Арсения (Мациевича)? Чтобы правильно ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить, что практически вся наша история начинается с факта принятия христианства в 980 г. Славянские племена, безусловно наделены Богом даром развития по государственному пути наряду с племенами Романо-германскими. Именно поэтому Русь уже  до принятия христианства существовала в стадии государственного строительства, но решить эту задачу без принятия Христианства она бы не смогла никогда. В факте принятия христианства и заключается подвиг ещё одного исторического деятеля равноапостольного князя Владимира и его бабки – равноапостольной княгини Ольги. Данное утверждение делается на основе открытий выдающегося русского учёного Данилевского Николая Яковлевича.

Н.Я. Данилевский в своей книге «Россия и Европа» доказал, что субъектом мировой истории  не является единое человечество, которое, якобы, развивается линейно от низших состояний к высшим, проходя последовательно все соответствующие периоды (первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный и т.д.). Мировая история представляет собой историю отдельных культурно-исторических типов, которые зарождаются, проходят в своём развитии этнографический период, период отстаивания своей государственности, период цивилизации и период упадка вплоть до полного исчезновения.

При этом Н.Я. Данилевский ввёл категорию «народного начала», как души каждого народа, которая не передаётся от одного народа к другому и является той самобытной тайной каждого народа, в недрах которой и заложен морфологический (образовательный) принцип  его жизнедеятельности.

При этом это народное начало имеет и свои характерные черты у народов каждого культурно-исторического типа. У народов Романо-германского типа это насильственность и враждебность по отношению к другим народам. Именно эта черта позволила европейским народам не только отстоять свою независимость, но и распространить своё влияние сегодня уже на все уголки Земли (Иметь ввиду что Данилевский проблемы нравственности вынес за скобки).

К сожалению, чтобы ответить на вопрос «что делать?», необходимо прибегать к примерам из европейской истории, настолько мы привыкли считать себя европейцами.

Для нас очень важен факт решения проблемы Церкви и Государства народами Европы: вся их история свидетельствует о сознательной деятельности по освобождению себя от христианской веры сначала через католицизм, затем через протестантское движение, которому не видно конца и сегодня.

Что важно для нас: этот уход от христианской веры не имеет отрицательных последствий для исторического развития народов Романо-германского культурно-исторического типа. Наоборот результаты этого развития огромны во всех сферах культурной деятельности, кроме религиозной: в политической, научно-технологической, общественно-экономической. В политической сфере эти народы, построив мощные государства, перенеся свою культуру на американский континент методом колонизации, обеспечили себе сегодня мировое господство. В научно-технологической сфере, которая является доминантой их культурного самобытного творчества под воздействием собственного народного начала, эти народы так же бесспорные лидеры. В общественно-экономической сфере эти народы построили экономику на принципах неограниченной конкуренции, навязали эту экономическую модель всему миру, обеспечив себе стратегическое преимущество, так как сами уже вошли в фазу неограниченной монополии.

Можно сделать вывод, что после ухода от христианства, народы европейского типа успешно развиваются под воздействием исключительно своего народного начала. Тот образовательный принцип, который заложен в основе их культуры, оказался самодостаточным для успешного исторического развития.

Совершенно другую картину мы наблюдаем на примере нашей истории. Сегодня нет необходимости доказывать (по крайней мере, в этом зале), что положительным результатом периода  отстаивания нашей государственности от принятия Христианства до первой половины царствования Ивана Грозного мы обязаны Церкви. Так же нет необходимости доказывать, что самому факту выхода из Смутного времени в 1613 г. мы обязаны Церкви. Исторические факты этого периода свидетельствуют о том, что наше народное начало, смогло стать источником созидательной самобытной творческой энергии русского народа только будучи соединено со светом Христовой Веры.

Н.Я. Данилевский показал основные черты нашего народного начала: терпимость, ненасильственность, мягкость, уживчивость с другими народами, незаинтересованность в строительстве своей жизни по критерию стяжания материальных благ и склонностью к вольности, которая подкреплялась возможностями расселения по громадной территории. С такими чертами народного характера нет смысла народу слишком сильно напрягаться в деле строительства собственного государства, отдавая свою первобытную свободу под гнёт отвлечённого государства.

Другое дело после принятия Христианства, основные положения которого гармонично совпали с народным характером. Появился высший духовный смысл у каждого человека, ради которого уже стоило напрячься ради строительства собственного государства, которое в свою очередь стало рассматриваться как охранник Православия, как  народное орудие, как общенародный инструмент создания таких условий жизнедеятельности, которые бы способствовали свободной религиозной деятельности, а через это появились и возможности положительной деятельности под воздействием собственного народного начала и в политической, научно-технологической и общественно-экономических сферах. В результате русский народ смог родить в своём национальном самосознании свою самобытную форму народной монархии, которой мы не находим у других народов: весь народ, включая высшие сословие раб Царю, а Царь – раб Божий.

В этом коренное отличие нашей истории от истории западной цивилизации: русский народ не в состоянии реализовать заложенный в нём Божьим Промыслом потенциал без христианской веры, а народы Романо-германские в состоянии это сделать и успешно делают.

При таком понимании истории легко увидеть причины разрушения нашего исторического национального самосознания: начало их в реформах Петра I, который совершил именно то, что делать было категорически нельзя без вреда своему народу: он произвёл прививку европейской культуры к русскому «дичку». Тем самым был нарушен открытый Данилевским  фундаментальный закон движения и развития культурно-исторических типов: закон непередаваемости народных начал цивилизации. Если реформы по передаче начал одной культуры к другой происходят, то они ведут неминуемо к гибели подопытного народа. Пётр I совершил именно такие реформы. Отмена института патриаршества, введение государственного управления Церковью, введение европейского типа крепостного права подорвали основы самобытного развития народа в двух важнейших для него сферах: религиозной и общественно-экономической. Народ разделился на два: высшие сословия стали неотличимо европейскими и были вскоре освобождены от государственного тягла, а народ стал рабом не Государя, а конкретных помещиков (в этом кардинальное отличие русского самобытного крепостного права от европейского).

Вооружённые таким научным подходом к нашей истории, мы легко разрешаем то противоречие, которое возникает из прочтения жития священномученика Арсения (Мацеевича). Напомним: из жития мы берём за бесспорный исторический факт проведение государством политики гонений на Русскую Православную Церковь. Эту политику мы квалифицируем как антинациональную, учитывая ту роль, которую играет Вера и Церковь в жизни русского народа (об этом говорилось выше) и антигосударственную, так как государство самим своим существованием обязано Церкви (то есть самоубийственную для самого государства).

Поставив, таким образом, под сомнение положительную деятельность государства в этот период в целом, в том числе и в такой внешне успешной деятельности как военной, мы находим удовлетворительный ответ для себя благодаря Данилевскому. Государство и высшие сословия, которые им управляли, осуществляли политику «внешнего политического патриотизма»: стояли за укрепление государства, но на европейской культурной основе, признавая полное превосходство во всем европейского перед русским, веря, что  невозможна никакая другая цивилизация, а европейская является единственно спасительной. Вся последующая история показала тщетность государственных усилий решать задачи внешнего укрепления за счёт уничтожения народного начала собственного народа, заменяя его началами другой цивилизации. Монархия народная выродилась в западную абсолютистскую, подготовив свою самоликвидацию в 1917 г. В этом смысле Советский период является тем же самым периодом внешнего политического патриотизма, с той лишь разницей, что самобытное русское начало заменено на коммунистические идеи, рождённые в недрах той же Европы, а гонения на Церковь государство реализовало в полной мере. В 1990-е годы Россия в формате СССР рухнула, показав всю непрочность государственных приобретений за счёт отказа от развития на основе собственного самобытного народного начала.

Пример: Екатерина – Севастополь, Евдокимов – Новороссийск-Сочи.

 
 

01.07.2008

Буренков Александр
Директор Института русско-славянских исследований им. Н.Я. Данилевского, главный редактор газеты "Гражданин-созидатель", кандидат философских наук, предприниматель





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта