Юрий Городненко: Юбилей НАТО на крови (НАТО) (02.04.2019)

Едва ли в мире найдется еще одна международная организация, у которой был бы такой негативный имидж, как у Организации Североатлантического договора (North Atlantic Treaty Organization). Соцопросы, проведенные компанией GlobeScan по заказу Би-би-си, показали: отрицательное отношение к НАТО присутствует в подавляющем большинстве стран нашей планеты. И это, видимо, главное достижение структуры, которая возникла 70 лет назад — 4 апреля 1949 года в Вашингтоне.
С тех пор как тогда был подписан Североатлантический договор, альянс практически беспрерывно подавал поводы для самых негативных оценок. Один лишь факт: согласно расследованию экс-генерального прокурора США Рэмси Кларка, НАТО только в XX веке совершило 19 актов агрессии в нарушение Устава ООН. И это несмотря на то, что Североатлантический альянс в учредительном договоре прописал обязательство следовать базовому документу ООН.

В итоге возникла абсурдная ситуация. Структура, которая задекларировала своей главной целью реализацию принципов ООН, практически регулярно их нарушала. Причем не только не пыталась как-то завуалировать эти нарушения, но, напротив, старалась сделать на них акцент.

Чтобы понять причины такого поведения, необходимо вспомнить историю формирования НАТО, а также документы, которые тогда были подписаны. Считается, что идея создания Североатлантического альянса возникла еще в 1946 году. Инициаторами были британцы. Они же добились того, что в 1947 году был подписан Дюнкеркский пакт, согласно которому Великобритания и Франция взяли на себя ответственность за "поддержание безопасности в Европе". Причем ни Лондон, ни Париж не смутило то, что тем самым они перечеркнули итоги недавно закончившейся Второй мировой войны. Ведь согласно Ялтинскому и Потсдамскому соглашениям, мир на Европейском континенте должен был обеспечиваться с участием СССР.

Несмотря на такое нарушение, британцы пошли дальше. Они убедили американцев подключиться к Дюнкеркскому пакту и создать на его базе более масштабный альянс, объединявший Европу и Северную Америку. Как следствие, уже в начале 1948 года в Вашингтоне были парафированы основные параметры будущего договора о создании НАТО. Интересно, что авторами этого документа, официально подписанного лишь год спустя, были два американских дипломата — Теодор Ахиллес (он играл ведущую роль) и Джон Хикерсон. Собственно говоря, их участие все и объясняет.

Дело в том, что Хикерсон был одним из идеологов Организации Объединенных Наций, а Ахиллес — Международного валютного фонда. Обе эти структуры, по замыслу англосакских финансовых групп, должны были дополнять друг друга. ООН собирала под своим крылом все государства мира, а МВФ навязывал им свои финансовые принципы. Фактически в этой международной архитектуре ООН выступала в роли политической надстройки, а МВФ — финансовой основы (базиса). Причем сам МВФ зависел от ФРС США и Банка Англии. Дело в том, что в качестве резервных валют Международного валютного фонда были заявлены американский доллар и фунт стерлингов. Поскольку эти валюты печатали ФРС и Банк Англии, они и определяли МВФ параметры использования этих денежных единиц в качестве резервных. Такой диктат позволял им фактически формировать политику МВФ.

Таким образом, Вашингтон и Лондон поделили весь мир на двоих. Единственная же проблема у них была связана с тем, что за международную безопасность отвечал Совбез ООН, а правом вето (помимо США, Великобритании и Франции) обладали еще и СССР с Китаем. Но поначалу в этом вопросе у Вашингтона и Лондона не возникало сложностей. В ООН был представлен не коммунистический, а гоминьдановский Китай (Тайвань). Он же, как и Франция, был марионеткой США. Что же касается Советского Союза, то на Западе были уверены: ослабленная войной страна-победительница вынуждена будет просить у Вашингтона кредиты для восстановления экономики. Следовательно, окажется в финансовой зависимости от англосакских финансовых групп. Однако очень быстро пришло разочарование. Советский Союз не только не попросил займов, но, напротив, отказался от было согласованного участия в МВФ. Больше того, приступил к формированию политической и экономической альтернативы Западному миру.

Возникла необходимость нивелировать советское право вето в Совбезе ООН. Решение этого вопроса и поручили Ахиллесу и Хикерсону. Они были разработчиками послевоенного международного устройства, имели тесные связи с представителями западных финансовых групп и знали их интересы. Так, Ахиллес уже тогда был участником целого ряда закрытых клубов для финансовых воротил Запада. Позднее его приняли и в рокфеллеровский Совет по международным отношениям, и в Бильдербергский клуб.

Идеологи ООН и МВФ и придумали достаточно откровенную по своей циничности манипуляцию. Американские и английские дипломаты занялись блокированием любых инициатив в Совете Безопасности ООН, которые шли вразрез с линией Вашингтона и Лондона. Причем практически все предложения англосаксов в Совбезе носили провокационный характер. В Вашингтоне и Лондоне прекрасно понимали, что Москва вынуждена будет в такой ситуации применять свое право вето. Как следствие Совет Безопасности ООН был парализован. На этом фоне НАТО и объявило, что ввиду бездействия ООН оно берет на себя ответственность за обеспечение "международной безопасности".

Больше того, уже после подписания Североатлантического договора был придуман способ легитимизации такого подхода. В начале Корейской войны Соединенные Штаты добились того, чтобы Генеральная Ассамблея ООН приняла отдельную резолюцию на случай бездеятельности Совбеза. Согласно ей, в случае, если Совбез оказывается не в состоянии принять решение по какому-либо вопросу, Генассамблея может рассмотреть его самостоятельно. Поскольку большинство членов ООН были подконтрольны Вашингтону и Лондону, последним не составляло труда провести таким путем любое решение. Тем самым обходя право вето в Совете Безопасности и делегитимизируя сам Совбез. Этим США и Великобритания не замедлили воспользоваться, чтобы решениями ООН делегировать НАТО решение тех или иных вопросов, которые входили в компетенцию Совета Безопасности.

Однако со временем и эта манипуляция начала давать сбой. С распадом колониальных империй ситуация стала меняться. Количество членов ООН со времен Корейской войны выросло в 3 раза, и их теперь было намного сложнее контролировать. Причем к этой ситуации привели собственные амбиции Вашингтона.

США было поручено хранить оригиналы Североатлантического договора, а также (в случае необходимости) давать пояснения по его содержанию. Поскольку текст соглашения имел немало двусмысленностей, это позволяло США выступать фактически верховным арбитром в спорах между членами НАТО, разъясняя, как трактовать то или иное положение документа 1949 года. Больше того, Вашингтон определял, кому приходить на помощь в случае нападения, а кому нет. Ведь статья 4 Североатлантического договора гарантировала членам НАТО только консультации с остальными союзниками в случае агрессии. Остальное — на усмотрение хранителя оригиналов 1949 года.

Однако Штатам и этого показалось мало. Чтобы ослабить влияние своих союзников, они оказали содействие национально-освободительным движениям в их колониях. Когда же Великобритания, Франция, Португалия, Бельгия, Нидерланды закономерно обратились за помощью, в Вашингтоне отказали. Ведь Североатлантический договор не предполагал помощи колониальным империям за пределами их метрополий. У самих же Штатов формально не было колоний. Это и привело к массовому появлению новых государств, но одновременно породило недоверие к главной стране альянса. Если она может с легкостью разрушать своих союзников, то чего ожидать остальным?

В этой ситуации большинство стран стали дистанцироваться от Вашингтона, и, чтобы сохранить их лояльность, американцам приходилось все чаще и чаще применять силу. Больше того, в практику НАТО вошел постоянный поиск жертв. Ведь чтобы удержать своих союзников, приходилось связывать их порукой беспрерывных преступлений.

Это и привело к ситуации, описанной Рэмси Кларком: Североатлантический альянс, задекларировав свои "гуманитарные" цели, все чаще и чаще выступал в роли источника войн и агрессии.

Но все дело в том, что подобная ситуация не может продолжаться до бесконечности. Союзы, скрепленные только страхом, всегда неустойчивы. Рано или поздно наступит момент, когда вассалы обнаружат, что их патрон ослаб. И тогда они же его и разорвут.

Источник
02.04.2019

Юрий Городненко





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта