11 лет после войны: решения, принятые в августе 2008 года, оказались верны (09.08.2019)

Для граждан Южной Осетии августовская агрессия Грузии 2008 года стала апофеозом многолетнего противостояния в политике, направленной на физическую ликвидацию Южной Осетии. А если смотреть шире на события тех лет, то можно с полным основанием утверждать, что к трагическим событиям конца XX — начала XXI века привели решения, принятые в ходе создания СССР и приведшие к искусственному разделу Осетии.
Поверхностное отношение со стороны тогдашнего союзного центра к трагедии осетинского народа в 1920 году и влияние грузинского лобби обусловили создание предпосылок для повторения этнических чисток в течение одного века. Надо признать, что в отношении осетин и других малых народов грузинские элиты, несмотря на смену режимов и лозунгов, проявили и продолжают проявлять редкую последовательность. По сути дела, смена персон мало отражается на этой константе грузинской политики. Более того, одной из характерных составляющих идеологической парадигмы грузинского общества и политической элиты стало стремление использовать внешний фактор для решения задач по подчинению и ассимиляции соседних народов.

При этом в роли внешних покровителей сперва побывала Российская империя, затем на короткий период в 1918−20 гг. Германия и Англия. Далее подобная сомнительная честь выпала на долю советской власти, при которой Грузия обросла новыми территориями и получала солидные дивиденды. После обретения независимости в начале 1990-х годов перед Грузией, потерпевший неудачу в ходе агрессии против Южной Осетии и Абхазии, вновь встала задача поиска внешнего покровителя, с помощью которой грузинские элиты могли бы решить свои проблемы. Им оказались Соединенные Штаты и ряд других стран Запада, которые в стремлении создать России новый очаг проблем на Кавказе принялись подпитывать радикальный грузинский национализм.

События 2004−2008 гг. показали, к чему приводит стремление любой ценой ослабить влияние России на постсоветском пространстве, потакая амбициям националистических и неофашистских сил. При этом вопреки расчетам тогдашних грузинских властей и их западных покровителей, и Россия, и Южная Осетия повели себя не так, как от них ожидали разработчики плана «Чистое поле».

Южная Осетия, имевшая немногочисленные вооруженные силы, несмотря на колоссальное неравенство сил и массированное применение систем залпового огня и крупнокалиберной артиллерии для уничтожения жилых кварталов Цхинвала и других населенных пунктов республики, отказалась капитулировать.

По замыслу грузинского военного командования, после такого массированного удара по территории небольшого города какого-либо существенного сопротивления можно было не ожидать. Но эти расчеты не оправдались. Подразделения югоосетинских войск вместе с ополченцами выстояли под самым страшным первым ударом, дождавшись прихода 58-й российской армии, начавшей операцию по принуждению Грузии к миру. Расчеты на то, что российские войска не успеют подойти на помощь Южной Осетии или же руководство России не посмеет вмешаться, также полностью провалились.

Руководство РФ не стало повторять ошибок, допущенных в 1920−22 годах, когда большевики фактически не препятствовали Грузии осуществить геноцид народа Южной Осетии, а затем, спустя два года, несмотря на мнение осетинского народа, произвели его насильственное разделение, отдав южную часть в подчинение быстро переориентировавшимся грузинским элитам. В этом плане нынешние российские власти проявили ответственный и принципиальный подход, который позволил обеспечить мир на Кавказе.

Весьма точно значение этих решений впоследствии охарактеризовал министр иностранных дел России Сергей Лавров. По его словам, в августе 2008 года «Россия вернулась на мировую арену как ответственное государство, которое может постоять за своих граждан».

«Если кто-то заблуждался на этот счет, то наши решительные действия по принуждению Грузии к миру и признание независимости Южной Осетии и Абхазии должны были рассеять такие сомнения», — сказал Лавров.

Весь ход последующих событий, включая последние истеричные акции грузинских радикалов, показал оправданность и обоснованность принятых в августе 2008 года решений.

Российская Федерация предотвратила третью попытку уничтожения Южной Осетии и признала независимость РЮО — в первую очередь для обеспечения безопасности населения республики. Не исключено, что при ином сценарии развития событий очаг войны на Кавказе продолжал бы полыхать по сей день, затронув в том числе и территорию самой России.

Важное значение для предотвращения новых актов геноцида имеет также однозначное осуждение со стороны других стран преступлений, совершенных руководством Грузии и ее вооруженными силами. С этой точки зрения обращение парламента Южной Осетии в Госдуму РФ с просьбой о признании геноцида 1920 года является не только решением законодательного органа республики. Оно в полной мере отвечает интересам всего осетинского народа, независимо от территории проживания. Более того, этот вопрос относится к категории первоочередных задач общенационального масштаба и должен быть решен в обозримой перспективе.

Источник
09.08.2019







Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта