О чем не любят говорить "зеленые": "возобновляемая" энергетика потребует многократно больше невозобновляемых ресурсов (16.11.2018)

Под "зеленой" экономикой обычно имеют в виду, в том числе, широкое использование возобновляемых материалов, таких как древесина, биомасса, вода и земля. При этом из внимания выпадают т.н. "большие металлы", обеспечившие базис промышленной революции – сталь, медь, железо, олово и алюминий.
Эти металлы много лет были с нами, их производили в гигантских домнах посредством крайне энергоемких процессов. На первый взгляд может показаться, что они не будут играть серьезную роль в переходе к "возобновляемому" будущему. Но на самом деле, без многих из них "зеленая" экономика просто не сможет существовать.

“Цветные металлы абсолютно необходимы Европе для осуществления низкоуглеродного перехода вследствие их массового использования в прогрессивных технологиях, включая чистый транспорт, возобновляемую энергию и аккумуляторы”, - заявил Ги Тирэн, генеральный директор Ассоциации металлургической промышленности Eurometeaux (г.Брюссель). "У них ключевая роль в возобновляемой экономической стратегии, которую проводит Европейская комиссия с 2015 года".

Есть и другое мнение. “Возобновляемая экономика должна на самом деле ориентироваться на сокращение использования материалов и увеличение переработки отходов”, - говорит Жан-Пьер Швайцер, представитель Европейского экологического бюро (European Environment Bureau, EEB - сеть "зеленых" НПО).

В докладе, опубликованном в прошлом году Всемирным банком, констатируется, что для глобальных целей возобновляемой энергетики потребуется значительно большее количество алюминия, кобальта, меди, железной руды, свинца, лития, никеля и цинка. К 2050 г. для строительства ветряных турбин мировой экономике потребуется на 300% больше металлов, чем сегодня. Для солнечных батарей потребуется на 200% больше, для аккумуляции энергии - на 1000% больше.

В исследовании сделан вывод, что технологии, необходимые для перехода на "экологически чистую энергию" — ветер, солнце, водород и электричество (?  [cool] ), — требуют на самом деле значительно большего количества материалов, чем сегодняшние, традиционные, основанные на использовании ископаемого топлива системы энергоснабжения.

В результате "зеленого перехода" мировой спрос на цветные металлы, как ожидается, повысится быстрее, чем на любое другое сырье: с 7 до 19 гигатонн в год к 2060 г., согласно Глобальному прогнозу ОЭСР.

Для электромобилей, которые являются краеугольным камнем в европейской стратегии сокращения транспортных выбросов, также требуется много материалов, не используемых при производстве обычных автомобилей. Согласно исследованию Международной ассоциации медной промышленности, потребуется более 100 000 тонн меди для строительства 40 миллионов станций подзарядки, необходимых для обслуживания электромобилей, которые поступят на рынок к 2027 г. Медь используется в соединительных кабелях, зарядных устройствах и проводке.

Катя Лакасс, директор по окружающей среде и экологии в Европейском институте меди, считает, что электрификация транспорта станет мощным драйвером увеличения спроса на медь:

“Типичный электромобиль среднего размера, например, содержит приблизительно 60 килограммов меди, по сравнению с примерно 20 кг меди в сопоставимом автомобиле с двигателем внутреннего сгорания”.

Алюминий также востребован в электротранспорте, потому что это - очень легкий материал. Автомобиль, сделанный из алюминия, будет расходовать меньше топлива, чем машина из других материалов.

“Одно из самых интересных свойств алюминия - то, что он компенсирует потраченную на его производство энергиюза счет значительного энергосбережения на этапах его использования и переработки”, - утверждает Колин Лаворель из Европейской  ассоциации производителей алюминия. “В идеале, это ‘вечный материал’, который можно бесконечно перерабатывать без потери свойств”.

На самом деле, настолько много видов ископаемого сырья необходимо для развития "зеленой" экономики, что возникают опасения относительно возникновения в этой связи "узких мест" в системе снабжения. Недавнее исследование консалтинговой компании Ecofys показывает, нехватка каких материалов представляет наибольшую угрозу. Постепенно наступает осознание зависимости "зеленой" экономики от таких сырьевых ресурсов как металлы.

Еврокомиссия учредила Европейское Инновационное Партнерство по Ископаемым Ресурсам (ЕИПИР). Это многосторонняя платформа, в которой участвуют представители промышленности, социальных служб, академических кругов и НПО. Ее задача - разработка для Еврокомиссии, национальных правительств и компаний рекомендаций о том, как решать проблемы, связанные с дефицитом ресурсов.

“Чем больше мы развиваем "зеленые" технологии, тем больше сырья нам будет нужно”, - говорит Питер Хэндли, глава отдела ресурсов Еврокомиссии. “Один пример: ветряная турбина на 3 мегаватта содержит 335 тонн стали, 4,7 тонны меди, 1200 тонн бетона, 3 тонны алюминия, 2 тонны редкоземельных элементов, а также цинк и молибден”.

Чтобы гарантировать сырьевую безопасность, Еврокомиссия увеличила финансирование работы по изысканию внутренних источников сырья со €180 миллионов в период с 2007 по 2013 гг. до €600 миллионов на 2014-2020 гг. (в рамках программы Horizon 2020). Деньги направляются через ЕИПИР, перед которым стоит задача увеличения вклада промышленности в ВВП ЕС до 20% к 2020 г.

Металлы - исчерпаемый ресурс, к тому же их производство требует много энергии и сопровождается массовыми углеродными выбросами. Поэтому они подпадают под эмиссионные квоты (ETS), которые ограничивают количество разрешенных выбросов СО2 и вынуждают металлопроизводителей покупать разрешения на дополнительную эмиссию.

Но производители металлов, особенно алюминия, стали и меди, жалуются, что квоты нарушают их конкурентоспособность на глобальном рынке и вынуждают перемещать производство за пределы Европы. Это, по их мнению, подрывает те самые экологические цели, для достижения которых, как предполагается, созданы схемы ETS.

Металлопроизводители полагают, что акцент должен быть сделан на уменьшении выбросов в течение полного цикла, от момента добычи сырья до декомиссии. Например, производство меди потребляет существенное количество энергии, но произведенный материал может быть многократно переработан. То есть, в конечном счете, "предоплаченные" энергетические инвестиции в основном возвращаются.

В Европе производство цветных металлов теперь использует электричество вместо прямого сжигания ископаемого топлива в качестве главного источника энергии. В частности, электричество составляет более 85% энергии, используемой при производстве цинка.

“ETS на самом деле штрафует интенсивно использующие электричество, а не углеводороды, отрасли промышленности”, - сказал Г.Тирэн. “Хотя стоимость прямой промышленной эмиссии полностью компенсируется ETS на уровне ЕС, производство цветных металлов, главным образом, несет косвенные углеродные издержки, которые перераспределяются на него энергетическим сектором через высокие цены на электроэнергию”.

Промышленники утверждают, что снижают первичную эмиссию за счет специальных мер. Яркий пример - деятельность Aurubis-enercity в Гамбурге: там избыточное промышленное тепло от производства меди направляется в местную энергетическую сеть. Производители меди также участвуют в инновационных платформах, таких как “Copper-Based Electrochemical Solutions” (CuBES).

Защитники окружающей среды, тем не менее, скептически относятся к любой стратегии, которая уделяет слишком много внимания металлам как основе "циркулярной" экономики. Есть опасения, что применение этих материалов в возобновляемых технологиях используется в качестве оправдания для снижения обязательств в рамках ETS.
16.11.2018


Источник: https://aftershock.news/?q=node/701735




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта