5 декабря 1931 года в Москве был взорван Храм Христа Спасителя (05.12.2018)

5 декабря 1931, большевики взорвали храм Христа-Спасителя на Волхонке для возведения (к счастью, неудавшегося из-за войны) на его месте нового, советского "храма" - чудовищно громадного Дворца Советов.
История такова. В 1922-23 гг. храм передали так называемой "обновленческой церкви". 13 июля 1931 года состоялось заседание ВЦИК СССР под председательством М. И. Калинина. На этом заседании было принято решение: «Местом для строительства Дворца Советов избрать площадь храма Христа в гор. Москве со сносом самого храма и с необходимым расширением площади». Это решение было ранее подготовлено на заседании Политбюро ВКП(б) 2 июня 1931 года, посвящённом проекту реконструкции Москвы.

"Дошло: дерзнул безбожный бич -
"Христа-Спасителя" - в кирпич !
Земля шатнулася от гула!
Москва и глазом не моргнула.
- "Дворец Советов" строят, вишь! -
Москву ничем не удивишь".


Собор Рождества Христова (Храм Христа Спасителя) после взрыва, 1931 или 1932
Вид от Б.Знаменского переулка


Несколько месяцев продолжались спешные работы по разборке здания, однако разобрать его до основания не удалось, и тогда было решено его взорвать. Стены, сложенные из огромных плит песчаника и залитые вместо цемента расплавленным свинцом, не поддавались лому и кувалде. 5 декабря 1931 года было проведено два взрыва — после первого взрыва храм устоял. Не все современники в равной степени восхищались архитектурой громадного храма, но москвичи, уважавшие свою историю, видели в нём символ славных побед прошлого и памяти о погибших. По воспоминаниям потрясённых свидетелей, мощные взрывы содрогнули не только близстоящие здания, но чувствовались на расстоянии нескольких кварталов. Только для разборки обломков храма, оставшихся после взрыва, понадобилось почти полтора года.

"Вчера была снесена большая часть здания бывшего храма на площади Дворца Советов". Управляющий трестом "Дворецстрой" тов.Линковский сообщил нам следующее:

"Ровно в 12 часов дня раздался первый взрыв: рухнул один из пилонов, на которых держался большой купол здания. Через полчаса другим взрывом был обрушен второй пилон, а еще через четверть часа и остальные. Последующими взрывами были обрушены внутренние стены и часть наружных. Остатки здания будут снесены через несколько дней.

Перед взрывами была проведена большая подготовительная работа. В частности, вокруг здания были установлены сейсмографические аппараты, которые отмечали малейшие колебания почвы: были устроены специальные "козырьки", предохранявшие от возможных разлётов осколков. В результате - ни одного несчастного случая.

Материал здания (кирпич, облицовочный камень) остался в большей своей части неповрежденным; он будет использован на различных постройках. На днях "Дворецстрой" приступает к вывозке кирпича и облицовочного камня с площади Дворца Советов. Предполагается закончить всю эту работу в 2 месяца. В начале февраля будущего года площадь Дворца Советов будет очищена."

"Вечерняя Москва", 6 декабря 1931


Скульптура храма с петлей на шее

Воспоминания кинооператора В.Микоши, снимавшего снос ХХС:

"Первый раз я увидел сияющий, как солнце, золотой купол - задолго до появления Москвы, куда я ехал на поезде сдавать экзамены в вуз.

- Храм Христа Спасителя! - сказала пожилая женщина, стоявшая рядом у окна, и перекрестилась. Храм доминировал над городом и вместе с Иваном Великим создавал главный силуэт Москвы.

Спустя 3 года мне удалось снять через поплавок самолета амфибии далеко внизу, на берегу Москвы-реки, храм Христа. Тогда я был оператором Кинохроники. Сейчас я держу этот снимок в руках и не могу поверить, что на его месте - большая лужа.

Снова возвращаюсь почти на 60 лет назад. В середине лета 1931 меня вызвал директор Кинохроники В.Иосилевич.

- Я решил тебе, Микоша, доверить очень серьезную работу! Только будет лучше, если об этом меньше болтать! Понял? Есть указание свыше! - и он поднял указательный палец выше головы. Посмотрев очень пристально мне в глаза, сказал:

- Приказано снести храм Христа. Будешь снимать! Мне показалось, что он сам не верит в такой чудовищный приказ. Не знаю почему, я вдруг задал ему вопрос:
- А что, Исаакий в Ленинграде тоже будут сносить?
- Не думаю! А впрочем не знаю! Не знаю... Так вот, - с завтрашнего дня ты будешь вести кинонаблюдение за его разборкой, снимая как можно подробней и детальнее все работы с ограждения его до самого конца, понял? "Патронов не жалеть". Как понимаешь, - это надолго, я на тебя надеюсь! Ни пуха!

Когда дома я сказал, что будут сносить храм Христа Спасителя, мама не поверила.

- Этого не может быть! Он украшает нашу Москву - сияет над ней, как солнышко. Какие там мраморные скульптуры, золотые оклады, иконы, фрески на стенах! Сколько имен: Суриков, Крамской, Семирадский, Верещагин, Маковский, Клодт, Логановский... В галереях под храмом мраморная летопись побед Отечественной войны с именами погибших героев. Ведь в честь победы Русского оружия и был воздвигнут храм Христа Спасителя. Весь народ русский жертвовал на него последние сбережения. От нищеты до господ. Упаси Бог!..

Первые минуты я даже не мог работать. Все было настолько чудовищным, что я в изумлении стоял перед камерой и не верил глазам своим. Наконец взял себя в руки и начал снимать.

Через широко распахнутые бронзовые двери - не выносили, выволакивали с петлями на шее чудесные мраморные скульптуры. Их просто сбрасывали с высоких ступеней на землю, в грязь. Отламывались руки, головы, крылья ангелов. Раскалывались мраморные горельефы, дробились порфирные колонны. Стальными тросами стаскивали при помощи мощных тракторов золотые кресты с малых куполов. Рушилась отбойными молотками привезенная из Бельгии и Италии бесценная мраморная облицовка стен. Погибали уникальные живописные росписи на стенах собора.

Изо дня в день, как муравьи, копошились, облепив несчастный собор, военизированные отряды. За строительную ограду пропускали только с особым пропуском. Я и мой ассистент Марк Хатаевич перед получением пропуска заполнили длинную анкету с перечислением всех родственников живых и давно умерших.

Красивейший парк перед храмом моментально превратился в хаотическую строительную площадку - с поваленными и вырванными с корнем тысячелетними липами, изрубленной гусеницами тракторов редчайшей породы Персидской сиренью и втоптанными в грязь розами.

Шло время, оголились от золота купола, потеряли живописную роспись стены, в пустые провалы огромных окон врывался холодный со снегом ветер. Работающие батальоны в будёновках начали вгрызаться в трёхметровые стены. Но стены оказали упорное сопротивление. Ломались отбойные молотки. Ни ломы, ни тяжелые кувалды, ни огромные стальные зубила не могли преодолеть сопротивление камня. Храм был сложен из огромных плит песчаника, которые при кладке заливались вместо цемента расплавленным свинцом. Почти весь ноябрь ожесточенно работали военные батальоны и ничего не могли сделать со стенами. Они не поддавались. Тогда пришел приказ. Мне сказал под большим секретом симпатичный инженер:

- Сталин был возмущен нашим бессилием и приказал взорвать собор. Даже не посчитался с тем, что он в центре жилого массива Москвы...

Только сила огромного взрыва и не одного - 5 декабря 1931 превратила огромное, грандиозное творение русского искусства в груду щебня и обломков.

Мама долго плакала по ночам. Молчала о храме. Только раз сказала:

- Судьба не простит нам содеянного!
- Почему нам?
- А кому же? Всем нам... Человек должен строить.. А разрушать - это дело Антихриста..."


Так строился уничтоженный первый собор-великан. Вид из Кремля, 1856

Поэт Н.В.Арнольд, как и многие москвичи,
оплакивал собор:

"Прощай, хранитель Русской славы,
Великолепный храм Христа,
Наш великан золотоглавый,
Что над столицею блистал!

По гениальной мысли Тона
Ты был в величии простой,
Твоя гигантская корона
Горела солнцем над Москвой!

С тобой умолкли отголоски
И с ними главных имена:
Кутузов и Барклай-де-Толли,
Граф Витгенштейн, Багратион
Не смог сломить на бранном поле
Вас даже сам Наполеон!

Давыдов, Фигнер и Сеславин,
Тучков, Раевский, Богововуд -
Кто вам по храбрости был равен? -
Пускай подобных назовут!

Над этой гордостью московской
Трудилось много мастеров:
Нефф, Верещагин, Логановский,
Толстой, Бруни и Васнецов,
Маковский, Марков - это те,
Кто расписали образами
Храм в несказанной красоте.

Мне жаль художников и зодчих,
Большой сорокалетний труд
И помириться мысль не хочет,
Что храм Спасителя снесут.

Нет ничего для нас святого!
И разве это не позор,
Что "шапка золота литого"
Легла на плаху под топор!
Прощай, хранитель Русской славы,
Великолепный храм Христа,
Наш великан золотоглавый,
Что над столицею блистал!.."

.. а "придворный" поэт Демьян Бедный
радовался-юродствовал:

"По Москве гуляет анекдот:
Пред "Христом-Спасителем" какая-то старуха,
Богомольная шептуха,
Стала молиться - "во имя отца"...
Не успела досказать до конца,
До "сына и святого духа",
Едва с колен подняться успела,
Поглядела
И стала руками воздух ловить,
Рехнулася, скорчив ошалелую мину:
От храма "Христа Спасителя" - фить!

Нет и помину -
Исчез неизвестно куда!
Вот это темпы, да!
Нам - радость, а старому - драма
От такого, сказать с позволения, храма,
Мусорный след.
А ведь строился столько лет!..
Нынче от этого чуда
Осталася груда
Мусору и кирпичей,
Мухомор не мозолит нам больше очей.

И ему, и всему, что с ним связано, крышка!
Скоро здесь, где торчал храм кубышка
Засверкает, радуя наши сердца,
Всемирно-пролетарская вышка
Советского чудо-дворца!"

..и юродствовал вовсю::

"От колокольного трезвона
Уже не пухнет голова,
И у церковного амвона
Уж не корячится Москва.
Дела совсем уже не бойки
У колокольной каланчи,
Идут на чудо-новостройки
Святых развалин кирпичи...

..По всей Москве: ду-ду! ду-ду!
Пророчат бабушки беду.
Теперь мы сносим - горя мало,
Какой собор на череду.
Скольких в Москве - без дальних споров -
Не досчитаешься соборов!

Дошло: дерзнул безбожный бич -
"Христа-Спасителя" - в кирпич !
Земля шатнулася от гула!
Москва и глазом не моргнула.
- "Дворец Советов" строят, вишь! -
Москву ничем не удивишь.

Как птица, взмывшая из клетки,
Её фантазия парит
И облик сказочный творит
Второй - великой - пятилетки.
Колонны цифр и чертежи
Поют ей сладостную песню.
Несокрушимой нет межи.
Москва - ей пользу докажи -
Перекроит Арбат, всю Пресню,
Охотный ряд снесёт в момент
И для бульварных дивных лент
К "Дворцу Советов" вкруговую
Перелицуют Моховую."

Строительству Дворца Советов, начатому в 1937 году, не суждено было завершиться — началась Великая Отечественная война, и из подготовленных для монтажа металлических конструкций были изготовлены противотанковые ежи для обороны Москвы, а вскоре едва поднявшееся от уровня фундамента здание пришлось разобрать совсем.

В 1960 году на месте собора появился открытый плавательный бассейн «Москва», просуществовавший до 1994 года.
05.12.2018


Источник: https://foto-history.livejournal.com/2934826.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта