Валентин Катасонов: А.Д.Нечволодов - ещё один великий русский мыслитель, чьи советы могли бы спасти Россию (22.09.2016)

Доклад Валентина Катасонова на заседании Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова 3 апреля 2014 года. (К 150-летию со дня рождения известного русского генерала, экономиста и историка Александра Дмитриевича Нечволодова. Он родился в Санкт-Петербурге 25 марта 1864 г. по старому стилю; скончался 5 декабря 1938 г. в эмиграции, в Париже.)
Биография.

Биографические сведения о Нечволодове не очень подробные. Александр Дмитриевич происходит из семьи военных. Его отец генерал-майор Дмитрий Иванович Нечволодов, дворянин Екатеринославской губернии, участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., был соратником генерала Скобелева. У Александра Дмитриевича был брат Михаил. Михаил Дмитриевич Нечволодов (1867-1951) — герой первой мировой войны, закончил военную службу в звании генерал-майора, кавалер многих боевых наград, после революции оказался в эмиграции. Оба брата окончили свой жизненный путь во Франции.
Вернемся к Александру. Он с детства определил, что будет военным. Закончил 2-ю Санкт-Петербургскую военную гимназию. После гимназии поступил в 3-е Александровское военное училище. Прервав обучение в училище, Александр пошел служить вольноопределяющимся в лейб-гвардии Павловский полк. Молодой человек оказался очень способным, сумел сдать в возрасте 19 лет экстерном экзамены за полный курс военного училища. Летом 1883 года ему было присвоено первое офицерское звание подпрапорщика, а через месяц — звание прапорщика. В 1889 году окончил Николаевскую Академию Генерального штаба (по первому разряду). После академии его служба была связана с военной контрразведкой. Социально-политическая обстановка в России в конце 19 века была неспокойной. Возникали террористические и подпольные революционные группировки, пытавшиеся дестабилизировать ситуацию в стране. В этих целях они широко использовали оружие. Значительная часть этого оружия попадала к этим антигосударственным элементам из арсеналов и складов русской армии. Революционеры и террористы вербовали своих агентов среди офицеров и рядового состава, которые за деньги и/или по убеждениям крали казенное оружие и передавали его смутьянам. Кстати, очень похоже на то, что мы наблюдаем на Украине в наше время (тысячи стволов в руках членов «правого сектора», которые были выкрадены из воинских частей). Нечволодов выявлял предателей в воинских подразделениях, пресек кражи большого количества оружия. В дальнейшем Александр Дмитриевич занялся таким направлением, как контрабанда оружия из-за границы. Он вышел на крупных заграничных поставщиков. Для себя он тогда сделал открытие, что все эти поставщики были связаны с зарубежными масонскими кругами и крупным банковским капиталом. Что террористические операции на территории Российской империи не были хаотическими и разрозненными, а планировались из единых центров, а эти центры создавались и контролировались крупным капиталом, прежде всего банкирами. В это время у Александра Дмитриевича появляется интерес к углубленному изучению мировой финансовой системы, а также мирового масонства.

В 1903-1905 гг. был военным агентом в Корее. Следующей вехой жизненного пути Нечволодова стало его участие в русско-японской войне. Состоял при штабе наместника на Дальнем Востоке. Занимался организацией разведки в штабе Маньчжурской армии.

Важным событием в жизни не только лично Нечволодова, но и России стал выход в свет в конце мая 1906 года небольшой книги (немного более 100 страниц), принадлежавшей перу Александра Дмитриевича. Она называлась «От разорения к достатку». Это главное экономическое произведение Нечволодова. Ниже мы о нем будем говорить подробно. Здесь же отметим, что книга вызвала бурную реакцию как в Санкт-Петербурге (где вышла работа), так и далеко за его пределами. «Просвещенная» публика столицы, зараженная идеями либерализма и западными теориями, набросилась на автора работы, обвиняя его в различных «фобиях», консерватизмеЭто очень похоже на реакцию современных российских либералов, которые любые исследования, касающиеся планов и практической деятельности мировой закулисы, называют «теориями заговоров» и всячески их высмеивают. А вот представители патриотических кругов России благодаря работе «От разорения к достатку» узнали о малоизвестном офицере Генерального штаба Российской Армии, который блестяще разбирался в мировой ситуации, финансах и квалифицированно определил угрозы будущему Российской империи. Они даже предложили Александру Дмитриевичу стать почетным председателем Союза Русского Народа (СРН), но Нечволодов отказался. Говорят, что сделал он это потому, что ряды СРН были сильно заражены людьми, которые были носителями «бытового антисемитизма». По мнению генерала, это наносило большой вред монархическому и патриотическому движению России.

В феврале 1907 года полковника Генерального штаба Нечволодова потихоньку переводят из Петербурга в Николаевскую губернию, где он принимает командование 58-м полком. Там он служит более двух лет, а затем (когда страсти по поводу книги «От разорения к достатку» улеглись) его как ценного специалиста и разведчика возвращают в Генеральный штаб. Он получает звание генерал-майора. В 1910 году его командируют в Швецию и Норвегию, где он изучает масонские организации, их связи с российским революционным подпольем, организацию банковской и денежной системы, источники и схемы зарубежного финансирования антигосударственных сил в России. После возвращения из командировки (с 12 мая 1910 г.) Нечволодова назначают командиром 2-й пехотной бригады 4-й пехотной дивизии (с 12.05.1910). Вскоре после начала первой мировой войны, в сентябре 1914 года его представили к увольнению, но по ходатайству генерала Рузского Нечволодов продолжил службу в действующей армии. В 1915-1917 гг. командовал 19-й пехотной дивизией, в мае 1915 года получил звание генерал-лейтенанта. За участие в боевых операциях получил Орден Святого Георгия 4-й степени, заслуживший его в бою, командуя бригадой.

С приходом к власти Временного правительства был отстранен от командования дивизией. Участник Белого движения. Эмигрировал. Оставшуюся часть жизни Александр Дмитриевич жил в Париже. Работал в правой газете «Либр пароль« и эмигрантском издательстве «Долой зло!». Писал о связях зарубежных масонов и банкиров-евреев с революционным движением в России, в частности, о подрывной деятельности банкира Якоба Шиффа. А. Д. Нечволодов принял участие в первом переводе на французский язык «Сионских протоколов«. На Бернском процессе 1930-х годов по делу о «Сионских протоколах» А. Д. Нечволодов выступил экспертом со стороны защиты.

А.Д. Нечволодов всю жизнь был холостяком, в 1896 года усыновил годовалого мальчика. О приемном сыне сведений нет. Наверное, заслуживает внимания следующий эпизод из жизни А.Д. Нечволодова в Париже. В 1928 году на одном из монархических собраний Александр Дмитриевич отказался пожать руку генерал-лейтенанту А.С. Лукомскому, публично заявив, что именно этот генерал несет прямую ответственность за отречение Государя Николая Александровича в 1917 году. Дело едва не дошло до дуэли. Еще ранее, в 1917 году подобные стычки после февральской революции происходили у Нечволодова с А. Гучковым и генералом Рузским. В отличие от значительной части Белого движения генерал-лейтенант Нечволодов был ярко выраженным монархистом, февральскую революцию 1917 года он не принял. Похоронен Александр Дмитриевич на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

А.Д. Нечволодов как историк.

О генерале Нечволодове чаще вспоминают как об историке. Александр Дмитриевич был действительным членом Императорского русского военно-исторического общества. Увлечение историей началось очень рано. Своим учителем А.Д. Нечволодов считал известного русского историка Ивана Егоровича Забелина (1820-1908). В тридцать лет Александр Дмитриевич уже выпустил первую свою книгу по военной истории. Она называлась «Очерк явлений войны в представлении полководца по письмам Наполеона за лето и осень 1813 года» (Варшава, 1894). Были публикации Нечволодова на исторические темы в периодических изданиях. Нечволодов как историк известен, прежде всего, своим фундаментальным трудом «Сказания о русской земле». По некоторым данным, издание первой части «Сказаний» увидело свет в 1909 году в Николаеве, когда Александр Дмитриевич еще командовал 58-м полком. Судя по некоторым источникам, идея написания всеохватывающего труда по русской истории А. Нечволодову была подсказана Государем Николаем II во время их разговора на одном из официальных приемов после возвращения Александра Дмитриевича из Николаевской губернии в столицу. Царь сказал Александру Дмитриевичу, что в России существует большая потребность в доступном и национально ориентированном учебнике по истории, что книги Н. Карамзина по русской истории безнадежно устарели. К 300-летию дома Романовых была издана полная четырехтомная версия «Сказаний». 
 
Напомню названия томов:
1. С древнейших времен до расцвета русского могущества при Ярославле Мудром.
2. Разделения власти на Руси при сыновьях Ярослава Мудрого до конца великого княжения Димитрия Иоанновича Донского.
3. Образование Московского государства при преемниках Димитрия Иоанновича Донского.
4. Иоанн Грозный и смутное время. Избрание на царство Михаила Феодоровича Романова.

Между прочим, «Сказания» — любимая книга святых царственных страстотерпцев. После выхода «Сказаний» император Николай Александрович сказал: «Вот, наконец, та книга русской истории, которую наш народ так долго ждал». Царь читал её вслух всей Семье за обедом, книга была с Семьей до последних дней жизни страстотерпцев. Вскоре после появления на свет полного труда А.Д.Нечволодова по русской истории подоспели февральская и октябрьская революции 1917 года, на многие десятилетия «Сказания о русской земле» оказались в забвении. Имя русского генерала советским историкам было неизвестно. Книга А.Д.Нечволодова была строго запрещена. Хотя бы потому, что имела ярко выраженную монархическую направленность. Уже не приходится говорить о некоторых интерпретациях страниц отечественной истории. Например, в «Сказаниях» подробно раскрывается «хазарский сюжет», который советская историческая наука трактовала как «антисемитизм».

Сегодня «Сказания» уже неоднократно издавались (переиздания юбилейного выпуска 1913 года), работа может быть использована как учебник в школах и как книга для чтения. Президент Российской Федерации В.В. Путин даже рекомендовал «Сказания» в качестве учебного пособия по истории для кадетских училищ. В этой книге Нечволодов проявил себя и как историк, и как прекрасный литератор, и как специалист по военному делу, и как глубокий экономист.



А.Д. Нечволодов как знаток мира финансов.

О том, что Нечволодов был не только военным и историком, но также экономистом, знают немногие. А между тем он не просто разбирался в экономике, он был блестящим ее знатоком. Об этом свидетельствует небольшая книга (почти брошюра, немного более 100 страниц), которая называется «От разорения к достатку». Вышла она в 1906 году в Санкт-Петербурге и наделала тогда много шуму не только в столице, но и во всей России. Некоторые положения указанной работы были углублены в брошюре под названием «Русские деньги», которая вышла годом позже. В наше время, к сожалению, «Русские деньги» остаются библиографической редкостью[1]. В последние годы жизни Нечволодов работал над рукописью «Революционные финансы. История главного еврейского банка и его мировое господство», собрал для нее около 250 редких фотографий. Труды А.Д. Нечволодова по финансам периода его эмигрантской жизни нам неизвестны. Они хранятся в зарубежных архивах, в частности, в США (Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле).
Кое-какие моменты, относящиеся к финансовой тематике, присутствуют в книге А. Нечволодова, которая называется «Император Николай II и евреи. Очерк о русской революции и ее связях с всемирной деятельностью современного иудаизма». Книга была написана генералом в эмиграции на французском языке, опубликована в 1924 году в Париже. Особый интерес с точки зрения понимания международных финансов представляет первая глава, которая называется «Яков Шифф». В ней подробно описывается роль американо-еврейского банковского капитала в финансировании революционных сил в России. Отмечается, что идейным и политическим лидером американо-еврейского капитала был Яков Шифф. Показана его личная роль в организации экономических санкций против России (денонсация российско-американского торгового договора 1832 года в 1911 году). Нечволодов, как мы отметили, был участником русско-японской войны 1904-1905 гг., он изучал потаенные пружины, которые двигали Японию к войне против нашей страны. Решающая роль в подталкивании «страны восходящего солнца» к войне сыграл все тот же Яков Шифф, который организовал предоставление двух синдицированных кредитов Японии. В 2012 году книга «Император Николай II и евреи» была издана на русском языке в Москве Институтом русском цивилизации[2].

Нечволодов рассматривал книгу «Император Николай II и евреи» как первую в серии. Он планировал издать еще три тома:
«Россия и евреи — от французской революции 1789 года до русской революции 1905 года»;
«Евреи и Великая война»;
«Убийство императора Николая II евреями».

К сожалению, генерал не успел выполнить этот замысел. Вместе с тем в архивах за границей остается еще много неизданных рукописей генерала.
Прошло более века с момента выхода этих работ, но они не только не устарели, но, наоборот, содержащиеся в них выводы приобретают чрезвычайную актуальность. О чем работы? Во-первых, о мире денег и о банкирах. Во-вторых, о золоте как «ядре» мира денег. В-третьих, о России, которая в конце 19 века оказалась втянутой в мир золотых денег. В-четвертых, о путях выхода России из того «золотого капкана», в котором она оказалась.

Сразу отметим, что А.Д. Нечволодов был не единственным русским мыслителем и патриотом, который видел опасность в золотой валюте. 
Его оценки совпадали, например, с взглядами известного русского экономиста Сергея Федоровича Шарапова (1856-1911), написавшего еще в 1895 году свой бессмертный труд «Бумажный рубль».
 В этот же ряд можно поставить Георгия Васильевича Бутми (1856-1917), автора книги «Капиталы и долги» (1898), сборника статей и речей «Золотая валюта» (1906) и других работ.

А.Д. Нечволодов как разоблачитель лукавства английской политической экономии.

Для понимания того, что такое золотая валюта, Нечволодов дает краткий обзор истории становления золотого стандарта в Европе. В любом учебнике по экономике можно прочитать, что золотой стандарт начался с Англии. Также известно, что именно в Англии произошла первая промышленная революция. Но вот тонкий момент, на который обращает внимание Нечволодов: классик английской политической экономии Адам Смит (1723-1790) был сторонником не золотых, а бумажных (причем неразменных на золото) денег. Впрочем, об этом мы можем узнать не только из знаменитого произведения А. Смита «Богатство народов»[3], но также из бессмертной поэмы А.С. Пушкина «Евгений Онегин»:

Зато читал Адама Смита,
И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И как живет, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет.

Вот что пишет Нечволодов по поводу приверженности Адама Смита бумажным деньгам: «Даже Адам Смит, называющий грабителями всех государей средних веков, за то, что они, вынужденные увеличить количество денежных знаков в своих государствах, поневоле прибегали к перечеканке монет с уменьшением в них содержания драгоценного металла, во второй части своего труда доказывает на стр. 30-37 всю благодетельность увеличения денежных знаков страны вдвое, путем выпуска частными банкирами бумажных денег, которые они давали бы в долг на проценты».

Второй тонкий момент, мимо которого проходят многие историки и экономисты: промышленная революция в Англии совершалась с помощью бумажных, а не золотых денег. Нечволодов эту мысль формулирует еще более жестко: если бы Англия имела золотую валюту, то никакой промышленной революции там не состоялось бы. Заслуга введения неразменных бумажных денег принадлежала Уильяму Питту младшему (1759-1806), который занимал ключевые позиции в правительстве Великобритании в последние два десятилетия XVIII века и в начале XIX века (министр финансов в 1782-1783 гг., премьер-министр Великобритании в 1783-1801, 1804-1806 гг.).

Кстати, переход Англии к бумажным деньгам был в немалой степени спровоцирован Наполеоном Бонапартом, который организовал континентальную блокаду британских островов. Во многих учебниках эта блокада датируется периодом 1806-1814 гг., однако первые меры по бойкоту английских товаров были приняты Конвентом Франции еще в 1793 году.

Свежее прочтение истории английского капитализма (с учетом тех акцентов, которые сделаны Нечволодовым) крайне полезно для современной России.Уроки более чем двухвековой давности подсказывают нам, что те санкции, которые нам сегодня пытается выставлять Запад (в связи с событиями на Украине и присоединением Крыма к Российской Федерации) надо воспринимать как благо. Божий Промысел подталкивает нас к тому, чтобы мы отказались от накопления долларов, под запасы которых центральный банк осуществляет выпуск рублей, а перешли бы к эмиссии бумажного рубля, не зависящего от иностранной валюты. А создав суверенную денежную систему, основанную на бумажном рубле, приступили бы к восстановлению нашей промышленности (второй индустриализации).

А вот другой классик английской политической экономии Давид Рикардо (1772-1823) не только склонялся к золотой валюте, но даже дал развернутое теоретическое обоснование ее преимуществ по сравнению с бумажными деньгами[4]. В чем дело? — Дело в том, что Адам Смит и Давид Рикардо жили в разное время, ситуация в стране кардинально изменилась. Что же нового произошло во времена Давида Рикардо? Это было уже время после наполеоновских войн. На небосклоне финансового мира появились Ротшильды, которые сказочно обогатились на этих войнах. При этом они сумели сосредоточить в своих руках большую часть европейского золота. Но драгоценный металл, по замыслу Ротшильдов, не должен лежать мертвым грузом, он должен стать капиталом и приносить прибыль. Для этого надо обеспечить постоянный спрос на золото. А для этого, в свою очередь, обществу необходимо внушить, что самыми лучшими деньгами является золото, которое идеально можно выполнять не только функцию накопления (образования сокровищ), но также функции меры стоимости (всеобщий эквивалент), средства платежа и средства обращения (обмена). Сначала появилось «научное» обоснование золотых денег, а затем последовали шаги по практическому внедрению золотого стандарта.
Говоря о метаморфозах английской политической экономии, можно добавить еще такую деталь: Давид Рикардо был в первую очередь не кабинетным ученым, а биржевым спекулянтом. Видимо, также как Ротшильды наш «политэконом» на войнах и биржевых спекуляциях «заработал» немало золота. Кроме того, Давид Рикардо был лично знаком с Натаном Ротшильдом.

О «тайне золота».

Золотой стандарт — денежная система, которая предусматривает использование золота не только и не столько как непосредственного средства обращения (золотые монеты), сколько как средства обеспечения бумажных денежных знаков (банкнот), выпускаемых центральным банком. Золотой стандарт предусматривает фиксированный процент покрытия эмиссии бумажных денежных знаков драгоценным металлом, который находится в резервах центрального банка. Сторонники золотого стандарта обосновывают необходимость его использования тем, что, мол, такая денежная система гарантирует защиту от злоупотреблений властей «печатным станком» и обеспечивает доверие общества к денежным знакам.

Многие представляют, что золотой стандарт — такая денежная система, при которой бумажные деньги во внутреннем обращении заменяются металлическими монетами, а в международных расчетах обращаются стандартные слитки золота. Такие представления были распространены и в России в конце 19 века. Нечволодов многократно подчеркивает, что главной особенностью золотого стандарта является то, что «желтый металл» становится узаконенной мерой стоимости, неким универсальным измерителем стоимости.Однако это далеко не металлическая линейка (именно такое представление о золоте пытается сформировать К. Маркс в «Капитале», называя его «всеобщим эквивалентом стоимости»). Скорее, как отмечает Нечволодов, это «резиновый» измеритель, он очень выгоден хозяевами золота. Трудно придумать более ненадежный эталон стоимости. Ведь издержки на добычу физической единицы металла сильно зависят от природно-географических условий добычи. К тому же в отличие от остальных продуктов труда золото является неуничтожимым продуктом. Нечволодов говорит, что все другие товары потребляются после их производства (например, хлеб) или амортизируются (даже египетские пирамиды). Поэтому стоимость 1 грамма денежного золота, добытого много сотен или тысяч лет назад надо умножить на количество операций, осуществленных с этим золотом. Стоимость 1 грамма будет уходить в бесконечность. Уж никак нельзя считать, что его стоимость равняется количеству часов труда работника, который его добывал. Маркс все эти тонкости и сомнения обошел стороной. И это понятно, потому что классик выполнял социальный заказ Ротшильдов.

Нечволодов обратил внимание на то, что хотя большая часть золота была сосредоточена в руках небольшой кучки мировых банкиров, доля золота в общем их богатстве была незначительна. Золото играло роль своеобразного «магнита», притягивавшего богатства всего мира. Нечволодов обратил внимание, что в начале ХХ века сумма денежных обязательств всех государств мировым банкирам в два раза превышала стоимость всего золота, находившегося на планете.

Весь мир экономики можно представить в виде двух частей, или полюсов. Один полюс — все продукты труда, товары, создаваемые человечеством. Другой полюс — золото, находящееся в руках банкиров. Между этими полюсами существует в каждый момент времени равновесие, паритет. Запас золота почти не увеличивается. По такой естественной причине, как ограниченность драгоценного металла в мире. А вот производство товаров растет, физические масштабы продуктов живого труда увеличиваются каждый год под влиянием демографического роста, технического прогресса и других причин. В результате покупательная способность каждого грамма, каждой унции драгоценного металла автоматически возрастает. Таков принцип действия «золотого магнита», такова «тайна золота» в простом и понятном изложении генерала Нечволодова.

А.Д. Нечволодов о разрушительных последствиях введения золотого стандарта в Европе.

Но, несмотря на казалось бы убедительную «научную» аргументацию, власти всех стран достаточно настороженно отнеслись к идее введения золотого стандарта. Первой золотую валюту ввела Англия в 1821 году. Это неудивительно, поскольку Ротшильды в лице Натана Ротшильда, захватившего контроль над Банком Англии, имели в этой стране безграничное влияние. Это произошло на пике промышленной революции. Еще лет тридцать по инерции в Англии продолжалось промышленное развитие, хотя страна постепенно стала терять позиции «мировой мастерской», сальдо торгового баланса стало ухудшаться, наметился отток золота из страны. Особенно экономическое положение Англии ухудшилось, когда в 1840-х гг. были отменены так называемые «хлебные законы», которые устанавливали заградительные пошлины для защиты внутреннего рынка. Началась эпоха фритредерства. В 1857 году Англия столкнулась с банковским кризисом, начался мощный отток золота. Остановить его удалось только благодаря повышению процентных ставок по банковским депозитам. Деньги внутри английской экономики стали крайне дорогими, в этот момент началось медленное умирание английской промышленности, Лондон стал превращаться в международный финансовый центр, английский капитализм стал приобретать признаки паразитического капитализма. Так вкратце Нечволодов описал историю английского капитализма, увязав ее с золотым стандартом.

Еще более драматичными были последствия введения золотого стандарта в континентальной Европе. В 1870-1871 гг. произошла франко-прусская война, которая завершилась победой Пруссии и созданием единого германского государства под руководством «железного» канцлера Бисмарка. Правильнее его назвать «золотым», потому что он инициировал введение золотой марки в 1873 году. Обеспечением ее стало золото, которое Германия получила в виде контрибуции от побежденной Франции — всего 5 млрд. золотых франков. Тут повествование Нечволодова об истории перехода Германии к золотой валюте хочется дополнить сведениями, которые мы находим в работах единомышленника и современника Александра Дмитриевича — С.Ф. Шарапова.Сергей Федорович раскрывает некоторые пикантные детали франко-прусской войны. Эти детали показывают, что война была дьявольским проектом Ротшильдов. Бисмарк находился под их влиянием. Они предложили ему сделку, от которой тот не мог отказаться: единая Германия в обмен на золотую валюту. Благодаря не рекламируемой поддержке Ротшильдов Бисмарк одержал без особого труда победы над Францией. Франция была разорена, платить миллиардные контрибуции золотом она была не в состоянии. Опять помогли Ротшильды, которые в Европе организовали заем в пользу поверженной Франции, а собранное золото она передала только что созданному Второму Рейху. А тот не мог не выполнить обещание, данное Ротшильдам. То есть ввести золотую марку.
После Германии в Европе и в мире начался бурный процесс перехода к золотому стандарту многих стран. Везде такой переход сопровождался хитростью, раздачей обещаний, иногда угрозами. Не везде Ротшильдам удавалось добиться успеха с первого раза. Например, в Североамериканских Соединенных Штатах борьба за золотой стандарт велась более 30 лет, золотая валюта там утвердилась лишь в 1900 году. Японию удалось сломить лишь в 1897 году.

А.Д. Нечволодов обладал удивительной способностью увязывать события финансовой жизни с событиями политическими. Взять, к примеру, ту же Японию. «Добровольно-принудительное» принятие «страной восходящего солнца» золотого стандарта сразу же обострило ее экономическое положение. Это помогло мировым банкирам подтолкнуть Японию к подготовке войны со своими соседями (Россией, Кореей, Китаем). «Страна восходящего солнца» надеялась выйти из тяжелого экономического положения, рассчитывая на захват территорий, рынков сбыта и получение контрибуций. Великобритания также развязывала войны в целях получения золота. Так, она инициировала в 19 веке опиумные войны против Китая. Таким образом, Великобритания рассчитывала выкачать из «поднебесной» накопившееся за многие века драгоценный металл в обмен на наркотическое зелье. В конце 19 века Лондон начал англо-бурскую войну с целью установить эффективный контроль над запасами золота в Южной Африке. За опиумными войнами и англо-бурской войной стояли Ротшильды.

В учебниках по экономической истории упоминается, что с 1873 года в Европе началась экономическая депрессия. Однако при этом редко упоминается, что завершилась она лишь через 23 года, в 1896 году. Это была Великая депрессия, даже более продолжительная по сравнению с той, которая началась на Западе с паники на нью-йоркской фондовой бирже в октябре 1929 года. Нечволодов подчеркивает, что депрессия 1873-1896 гг. была вызвана исключительно массовым переходом стран на золотую валюту. Разрушительные последствия золотой валюты были налицо. Нечволодов собрал большое количество статистического материала, показывавшего сжатие денежной массы, рост безработицы, дефляцию цен, увеличение банкротств. Впрочем, это было время, когда хозяева золота несказанно обогащались на кризисе и депрессии. В.И. Ленин в своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916 г.) назвал последние три десятилетия 19 века периодом перехода капитализма в его высшую, монополистическую стадию. Он также отметил повышение внешней агрессивности, склонности к аннексиям и войнам зрелого, монополистического капитализма. С выводами Ленина трудно не согласиться (впрочем, это были выводы, заимствованные им из авторитетных иностранных источников — работ К. Каутского, Р. Гильфердинга, Дж. Гобсона и др.). Но при этом Ленин умудрился не заметить связи происходивших трансформаций капитализма с повальным введением западными странами золотых валют.

О денежной реформе С. Витте, обмане народа и предательстве элиты.

Итак, Нечволодов дал обзор экономической депрессии в странах Европы в последние десятилетия 19 века. Тем удивительнее, что Россия в конце XIX века на всех парах мчалась к золотому рублю. Нечволодов объясняет этот печальный феномен рядом причин. Во-первых, предательством многих представителей правящей верхушки Российской империи, которые фактически были агентами влияния, действовавшими в интересах клана Ротшильдов. Главным агентом влияния Нечволодов и другие русские патриоты называли тогдашнего министра финансов С.Ю. Витте. Он был тесно связан с масонскими ложами и мировыми банкирами Запада. С.Ю. Витте вел подрывную работу против России по многим направлениям. Но, пожалуй, главным была подготовка по введению в России золотого рубля.

Во-вторых, смутным представлением большей части простого народа о том, что такое деньги, банки, золото. Это было неудивительно, т.к. значительная часть населения России была неграмотна, не умела ни читать, ни писать.

В-третьих, тем, что большая часть «образованного» общества была «отравлена» разного рода экономическими теориями, которые убеждали, что настоящими деньгами может быть только золото. И тут немалую роль сыграла не только английская политическая экономия в лице Давила Рикардо, но также марксизмВ «Капитале» Маркса красной нитью проходит мысль, что золото и только золото годится на роль денег как всеобщего эквивалента. На том основании, что, мол, золото имеет устойчивую внутреннюю стоимость, которая выражается затратами общественно необходимого труда. Нечволодов в своей работе дал убедительную критику этого лукавого положения марксизма. Он показал, что как раз золото (по сравнению со многими другими товарами) является тем товаром, затраты на производство которого подвержены сильным колебаниям. Эти затраты определяются геологическими условиями залегания металла. Можно также вспомнить революцию цен, которая началась в Европе в эпоху Великих географических открытий, когда из Америки хлынули большие количества золота.

Нечволодов также обращает внимание, что уникальностью золота по сравнению с другими товарами является его неуничтожимость. В отличие от хлеба и даже египетских пирамид, которые потребляются и/или амортизируются и должны замещаться другими аналогичными продуктами труда. Золото может быть добыто много тысяч лет назад, за это время стать объектом тысяч и тысяч различных сделок, тысячи раз менять своих владельцев и пользователей, но изначальные затраты на его производство будут теми же. Тут возникает очень непростой вопрос: А какой является на самом деле стоимостьзолота? Надо ли первоначальные затраты на его производство умножать на тысячи оборотов (сделок)? Или же, наоборот, следует эти затраты делить на эти тысячи оборотов (сделок)? При одном подходе получается стоимость каждого грамма золота, уходящая в большую бесконечность, во втором случае — в малую. Маркс все эти вопросы обходит стороной. Трудно поверить, чтобы основоположник марксизма не понимал этих тонкостей. Скорее всего, он выполнял социальный заказ Ротшильдов по продвижению золотой валюты. Таков вывод Нечволодова.

Кстати, Нечволодов обращает внимание читателя еще на один обман основоположника марксизма. По мнению Александра Дмитриевича, этот обман заключается в том, что «вожди социализма, призывая пролетариев всех стран к борьбе с существующим порядком и капиталистами, под последними понимают только землевладельцев и фабрикантов, но ни слова не говорят о банкирах и биржах… Между тем, деятельность мануфактуриста и организатора коллективных работ — это общественно необходимый труд, часть которого присутствует в конечном товаре. Следовательно, капиталисты не являются эксплуататорами, с какими нужно бороться, они такие же участники общего дела… Бороться необходимо с паразитами труда — торговцами золотом». Я не буду подробнее раскрывать этот тезис Нечволодова, он полностью совпадает с выводами, которые я делаю в своих работах[5].

Опять-таки напрашивается общий вывод: Маркс выступал в качестве провокатора, работавшего в интересах банкиров — ростовщиков и торговцев золотомНечволодов и другие патриоты прекрасно понимали, что марксизм был такой же угрозой для российской государственности, как и золотой рубль.

Мистика золотого рубля.

Роковой датой для России Нечволодов называет 29 августа 1897 года. Действительно, для судеб России она была не менее значима, чем даты февральской и октябрьской революций 1917 года. Но если о последних событиях написаны тысячи книг и любой (даже самый необразованный человек) знает о событиях 1917 года, то вот о событии 29 августа 1897 г., к сожалению, не знают даже многие нынешние профессора истории и экономики.

В этот день Государь Николай II находился на охоте в Беловежье. Витте удалось осуществить денежную реформу через внесение «технических» поправок в Монетный устав Российской империи. «Золотая интрига» тянулась в течение нескольких лет, а 29 августа 1897 года — ее трагический финал. Государь подписал указ, легализовавший указанные поправки. Однако поправки оказались отнюдь не «техническими». Фактически на смену серебряному стандарту (да и тот был формальным, фактически деньги были бумажными) в России пришел стандарт золотой. Такие судьбоносные вопросы должны были решаться совсем по-другому. Например, они должны были обсуждаться на Государственном совете. Но там были люди, которые прекрасно понимали замыслы хитрого и опасного министра финансов Витте. Например, граф Алексей Павлович Игнатьев, который был непримиримым противником Витте[6]. У нас в исторической литературе многие тонкости тогдашней закулисной «золотой интриги» до сих пор описаны очень поверхностно и даже неточно.

Символична и дата подписания указа. В этот день в Базеле открылся Всемирный сионистский конгресс под председательством Теодора Герцля. По некоторым данным, именно там родились на свет «Сионские протоколы» (полное название — «Протоколы сионских мудрецов»). Мы уже отметили выше, что Нечволодов в рамках Бернского процесса выступал в качестве эксперта со стороны защиты по поводу указанного документа. Немалая часть «Сионских протоколов», между прочим, посвящена золоту как инструменту достижения мировыми ростовщиками власти на планете. Мы не будем погружаться в дискуссию о происхождении данного документа, но история ХХ века показывает, что все положения «Сионских протоколов», касающиеся золота, денег и банков, прошли проверку временем и должны быть признаны верными. Напомню, что всего в документе насчитывается 24 протокола. Во многих протоколах есть прямые или косвенные ссылки на золото и золотые деньги. Например, в протоколе 1 говорится: «В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота». Протокол 5: «Все колеса государственных механизмов ходят под воздействием двигателя, находящегося в наших руках, а двигатель этот — золото. Измышленная нашими мудрецами наука политической экономии давно уже указывает царский престиж за капиталом». А вот выдержка из протокола 20: «Вы знаете, что золотая валюта была гибелью для принявших ее государств, ибо она не могла удовлетворить потребление денег, тем более, что мы изъяли золото из обращения, сколько возможно». В эмиграции Александр Дмитриевич продолжал напряженно изучать вопросы, связанные с финансами, золотом, масонством. Он осмыслил такие события новейшей истории, как первая мировая война, февральская и октябрьская революции 1917 года, приход к власти в России большевиков (то есть те события, которые случились уже после выхода в свет его работы «От разорения к достатку»). Выше мы уже упоминали книгу А. Нечволодова «Император Николай II и евреи» (1924 г.). Глава 4 указанной книги называется «Протоколы сионских мудрецов». В ней он показывает, что ход всемирной и российской истории полностью соответствовал тем установкам, которые содержались в «Протоколах».
Как мы выше отметили, генерал Нечволодов участвовал в качестве неофициального эксперта на стороне защиты в Бернском процессе 1930-х гг., на котором сионистские организации пытались оспорить истинность «Протоколов».

Мистический характер имеет не только время, но также место события. Злополучный указ был подписан в Беловежье. Как известно, через 94 года здесь было подписано предательское и преступное соглашение руководителей трех союзных республик, приведшее к распаду СССР — правопреемника Российской империи.

Золотой рубль — удавка для России.

Так вот благодаря лукавой западной финансовой науке, благодаря усилиям хитрого и энергичного министра финансов С.Ю. Витте России в 1897 году был навязан золотой рубль. А. Нечволодов, С. Шарапов, другие русские патриоты предупреждали, что эта денежная реформа приведет Россию к катастрофе. После восшествия на трон Государя Александра II в России начались многочисленные реформы, которые развернули вектор социально-экономического развития страны.Россия встала на путь капитализма. И помещики, и бывшие крепостные крестьяне были брошены в объятия товарно-денежных отношений. По разным оценкам, денег при тех же масштабах производства и потребления стало требоваться в 2-3 раза больше по сравнению с серединой XIX века. А их, после начала финансовых реформ стало даже меньше. Реформаторы руководствовались западными теориями, согласно которым дефицит денег гораздо лучше, чем их избыток. А когда Россия перешла к золотому стандарту, стало совсем худо. Наступило окончательное разорение.

Удивительно, но невежество наших верхов было запредельным. Их без труда удалось убедить в том, что золотой рубль будет содействовать экономическому развитию России.Их удалось даже убедить в том, что в результате денежной реформы 1897 года в стране произошла девальвация рубля. На том основании, что содержание металла в новом золотом рубле было ниже, чем это было до реформы. Но золотой рубль Витте нельзя было сравнивать с предыдущим золотым рублем, поскольку формально (согласно Монетному уставу) стандарт в России был серебряным. А так называемый «золотой рубль» был что-то наподобие «игрушки», нумизматической безделушки, цена которой должна была выражаться в серебряных рублях.

Но нашим властям внушили, что произошла девальвация рубля. А это, мол, нам на руку, будет способствовать продвижению российских товаров на мировом рынке. Но дело в том, что внешний долг России до реформы выражался в рублях серебряных, а серебро на протяжении предыдущих двух десятилетий постоянно обесценивалось по отношению к золоту. Когда в Европе начался «парад золотых стандартов» серебро тем более стало обесцениваться. Номинальная величина долга российского государства осталась неизменной, та же сумма рублей. Но теперь это были не серебряные, а золотые рубли. Долг, по оценкам А.Д. Нечволодова, стал «тяжелее» примерно в 1,6 раза. Произошла громадная ревальвация рубля. Одним росчерком пера на шею русского народа была повешена гиря, которая тянула на многие миллиарды серебряных рублей. Если говорить еще понятнее, то для погашения долга, зафиксированного на момент реформы, надо было продать хлеба, леса, пеньки, нефти, пушнины в физическом выражении в 1,6 раза больше, чем до реформы. Для любых держателей долга, номинированного в рублях, реформа явилась поистине царским подарком. А это и зарубежные банкиры типа Ротшильдов, и свои «местные» типаАдольфа Юльевича Ротштейна, Алексея Ивановича Путилова, братьев Рябушинских или семейства Рафаловичей.

Денежная масса в стране после реформы 1897 года сжалась до количества золота в подвалах Государственного банка Российской империи. В стране началась дефляция, которая особенно больно ударила по сельскохозяйственному производителю. Чтобы поддерживать денежную массу хотя бы на уровне достаточном для выживания, требовалось поддерживать золотой запас. А он имел тенденцию «таять». В частности, золото требовалось для покрытия дефицита торгового баланса, выплаты процентов по кредитам и дивидендов иностранным инвесторам. Как Россия могла поддерживать золотой запас на минимальном уровне? Нечволодов называет три способа.

Во-первых, форсируя экспорт, особенно вывоз хлеба. Еще предшественник Витте министр финансов Вышнеградский любил повторять: «Недоедим, но вывезем». Это было в период подготовки к введению золотого рубля. Это продолжалось и после его введения. Нечволодов на цифрах показывает эту страшную картину недоедания, которое отражалось на физическом здоровье народа.

Во-вторых, добывая драгоценный металл на территории России. Наша страна богата и рудным, и россыпным золотом. Но в начале ХХ века масштабы его добычи были весьма скромными (30-40 тонн в год). Кроме того, часть золота, добывавшегося на Дальнем Востоке, уходила нелегально за границу через Китай в Гонконг и, в конечном счете, оказывалось в сейфах банков Ротшильдов. Нечволодов описывает эту контрабанду со знанием дела, поскольку был участником русско-японской войны и неплохо знал ситуацию на Дальнем Востоке и в Восточной Азии.

В-третьих, обращаясь за золотыми кредитами к Ротшильдам. И этот способ оказался главным. Это и позволило Нечволодову сказать, что золотой стандарт стал для России «золотой удавкой». Выплата Россией иностранцам процентов и дивидендов в валюте в начале ХХ века приближалась к ½ млрд. золотых рублей. И это притом, что годовой бюджет Российской империи в то время лишь немного превышал 2 млрд. золотых рублей. Существовала некая иллюзия бурного экономического развития России в последние десятилетия перед первой мировой войной. Но это была иллюзия, потому что страна жила в долг, при этом незаметно переходила под контроль иностранного капитала. А знаменитый золотой рубль С. Витте был обеспечен на 100% золотом, но не собственным, а заемным. Перед первой мировой войной Россия по многим видам промышленного и сельскохозяйственного производства занимала 4-6 места в мире. А вот по величине внешнего государственного долга она оказалась на первом месте в мире.

Вот что писал по поводу внешней задолженности России Нечволодов в работе «От разорения к достатку»: «По количеству внешней задолженности Россия — первая держава в мире. Мы уплачиваем иностранцам в каждые шесть с половиной лет дань, равную по величине колоссальной контрибуции, уплаченной Францией своей победительнице Германии в войне 1870-71 гг.». Напомню, что Франция тогда уплатила 5 миллиардов золотых франков. В качестве альтернативы золотому рублю А. Нечволодов, С. Шарапов, Г. Бутми, другие русские мыслители и патриоты предлагали бумажный рубль, причем неразменный на золото. Наиболее глубокая проработка такой альтернативной золотому рублю валюты содержится в работе С.Ф. Шарапова «Бумажный рубль» (1895 г.). В качестве компромиссных вариантов предлагались: денежная система, привязанная к серебру, а также биметаллическая денежная система (одновременное использование серебра и золота). Такие компромиссные варианты были далеко не идеальными, но они ослабляли тугой ошейник золотого стандарта. Однако русские экономисты-патриоты не были услышаны властью, страна катилась к катастрофе. После того, как к власти пришли большевики, они начали поиск наиболее приемлемой модели денежного хозяйства. В первой половине 1920-х гг. была проведена денежная реформа, которая остановила безумную инфляцию в стране. Тогдашний нарком финансов Г. Сокольников (Бриллиант) предлагал вернуться к золотой валюте, которая бы обращалась во внутренней экономике СССР и одновременно обслуживала внешние расчеты. Речь шла о золотом червонце. Были напечатаны бумажные знаки червонца, а одновременно отчеканены золотые монеты с таким же номиналом. Сокольникова даже стали называть «советским Витте», поскольку он шел по стопам Сергея Юльевича. Однако в последний момент Сталин принял решение, которое предотвратило планировавшийся размен бумажных знаков червонцев на металл. СССР готовился к индустриализации.А ее можно было проводить только с помощью бумажного рубля.

Творческое наследие А. Нечволодова и современный мир денег.

Экономические работы А. Нечволодова крайне актуальны для сегодняшней России.Современная денежная система России не базируется на золоте, но она базируется на долларе США. И тут напрашиваются аналогии. Тогда мы привлекали для обеспечения внутреннего денежного обращения желтый металл в запасы Государственного банка. Сегодня мы привлекаем иностранные займы и инвестиции, которые увеличивают международные (валютные) резервы Банка России. Тогда мы форсировали вывоз хлеба, сейчас мы наращиваем экспорт нефти и газа для приращения наших валютных резервов. Угрозы для экономической безопасности и независимости страны очевидны. Планы по финансовому закабалению современной России банковскими кланами Ротшильдов и Рокфеллеров также перестали быть военной тайной.
Сегодня мир живет в условиях бумажного денежного стандарта. Последняя связь денежного обращения с золотом была прервана в 1970-е годы. С «печатного станка» ФРС США был снят «золотой тормоз», он заработал на полную мощность. В течение примерно трех десятилетий мы наблюдали процессы, которые можно коротко назвать «глобализацией». Прежде всего, экономической и финансовой глобализацией. К настоящему времени процесс экстенсивного «освоения» банковским капиталом нашей планеты завершается. В итоге мы получили глобальный финансовый кризис. Мы наблюдали в 2007-2009 гг. лишь первую фазу этого кризиса. В любой момент мир может накрыть вторая волна кризиса, гораздо более мощная и разрушительная. В этой связи экономисты, политики, государственные деятели судорожно ищут способы предотвращения кризиса, кардинальной перестройки международной финансовой системы и национальных финансовых систем. Все чаще звучат ностальгические призывы вернуться к золотому стандарту в той или иной форме. Примечательно, что во время последних президентских выборов в США в 2012 году Митт Ромни и другие республиканские кандидаты в свои предвыборные программы включили пункты о необходимости возвращения к золотой валюте. Алан Гринспен, покинув пост председателя ФРС, вспомнил о золотом стандарте и активно его пропагандирует. От слов некоторые американские политики перешли к делу. В 13 штатах США идет подготовка к введению золотых денег, которые пока будут выполнять функции параллельной валюты (т.е. обращаться наряду с долларом, выпускаемым Федеральным резервом). Ближе всех к цели приблизился штат Юта. Вопрос введения в качестве параллельной валюты золотого франка обсуждается в парламенте Швейцарии. Идут постоянные разговоры о возможности превращения китайского юаня в золотую валюту. Страны АТЭС и БРИКС на своих встречах последних лет не раз обсуждали вопрос о возможности создания альтернативных доллару США региональных валют, причем валют, обеспеченных желтым металлом. И в Государственной думе РФ также не раз звучали призывы возвратиться к золотому рублю.Известный российский предприниматель Герман Стерлигов уже в течение нескольких лет пытается убедить всех в необходимости перейти от бумажных денег к использованию золотых и серебряных монет. Даже отчеканил пробные монеты. После окончания финансового кризиса 2007-2009 гг. центральные банки многих стран стали активно увеличивать свои золотые резервы. Список признаков того, что идет невидимая и острожная подготовка к возрождению золотых денег, можно еще долго продолжать.

Человечество уже подзабыло уроки эпохи золотого стандарта 19 — начала 20 века, которые проанализированы в трудах русского генерала А.Д. Нечволодова. Выводы генерала звучат как предупреждение нашему поколению, которое может еще раз наступить на «золотые грабли», подброшенные мировыми хозяевами золота.

Валентин Юрьевич Катасонов, проф., доктор экономических наук, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

[1] С факсимильной копией указанной книги можно познакомиться на сайте Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова (reosh.ru).

[2] Нечволодов Александр. Император Николай II и евреи. — М.: Институт русской цивилизации, 2012. — 400с.

[3] Полное название работы А. Смита — «Исследование о природе и причинах богатства народов». Книга вышла в свет в 1776 году.

[4] Основная работа Рикардо — «Начала политической экономии и налогового обложения» (1817).

[5] См., например: Катасонов В. О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном. Тома 1 и 2. — М.: НИИ школьных технологий, 2011.

[6] Согласно некоторым данным, А. Нечволодов был знаком с графом А.П. Игнатьевым, который был убит террористами в Твери в 1906 году. Также, вероятно, А.Нечволодов был знаком с сыном графа Алексеем Алексеевичем Игнатьевым (1877-1954). Алексей Алексеевич до революции был военным агентом (атташе) в Париже. После 1917 года перешел на службу к большевикам. Судя по некоторым данным, возглавлял личную разведку И. Сталина (до 1937 года продолжал находиться в Париже под «крышей» нашего торгпредства). А.А. Игнатьев написал в советское время книгу «Пятьдесят лет в строю». Она свидетельствует, что взгляды А.Д. Нечволодова и А.А. Игнатьева по многим политическим вопросам совпадали, хотя формально после 1917 года они принадлежали к разным «лагерям».





22.09.2016

Катасонов Валентин
Проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта