Алюминий, Дерипаска и "американские партнёры" (09.05.2018)

Ситуация с российским «алюминиевым королём» показывает, что истинной целью американских санкций против России является установление полного контроля над российской экономикой.
После недолгого — года три прошло или чуть больше? — и относительно спокойного пребывания «в информационной тени» миллиардер Олег Владимирович Дерипаска опять у всех на слуху и на виду. Не столько из-за ставших достоянием гласности — как выяснилось, очень вовремя! — скандальных яхт-покатушек 2016 года в сопровождении блогера с повышенной социальной ответственностью Анастасии Вашукевич (она же — Настя Рыбка), сколько потому, что 6 апреля 2018 года он был включен в расширенный санкционный список (OFAC's SDN List) министерства финансов США. И не сам по себе включен, а вместе с подконтрольными ему бизнес-структурами: агрохолдингом «Кубань», группой «Базовый элемент», управляющей компанией En+ Group, инвестиционной корпорацией B-Finance, «Евросибэнерго», ОАО «ГАЗ» и «РусАл». Сначала американский запрет на любые финансовые сделки относительно этих «прокаженных» должен был начать своё действие с 7 мая 2018 года, но впоследствии «dead line» был перенесен сперва на 6 июня, а затем — и на 23 октября.

Потому что у данного решения, помимо вполне ожидаемого провала акций «империи Дерипаски» на фондовых биржах (только здесь «семейный» олигарх в одночасье «потерял» 1,3 млрд. долл.), проявились другие, уже непредвиденные и нежелательные последствия в виде прекращения работы ряда алюминиевых производств на Западе и резкого скачка мировых цен на «крылатый металл». В результате ведомство Стивена Мнучина было вынуждено сделать заявление о том, что не ставило своей целью лишить работы и причинить неудобства «тысячам трудолюбивых людей во всем мире», а хотело только наказать олигарха, который «получал выгоду от дестабилизирующей активности российского правительства»...

Дерипаска этому, ясное дело, не рад. Дерипаска ведёт активные консультации о том, как выйти из-под санкций. С кем ведёт? Прежде всего — с новым (назначен 18 октября 2017 года) председателем Совета директоров своей управляющей компании En+ лордом Грегом Балкером (Gregory Leonard George Barker). Личностью, надо признать, более чем колоритной. Мало того, что он — старый знакомый Олега Владимировича. После российского дефолта 1998 года Баркер, тогда еще далеко не лорд, тесно работал с Романом Абрамовичем по линии компании «Сибнефть». В 2001-2006 годах был депутатом британского парламента от консервативной партии, а затем — замминистра энергетики в правительстве Дэвида Кэмерона (2010-2014), с которым был весьма дружен. В ноябре 2015 г. стал лордом. Разведён после 12 лет брака (1992-2006), с 2008 г. состоит в «домашнем партнёрстве» с адвокатом греческого происхождения Джорджем Прассосом.

Это, конечно, как выражаются в определенных кругах, «просто пестня». Дерипаска планировал в ноябре 2017 года провести размещение по процедуре IPO акций En+ на Лондонской фондовой бирже объёмом около 1,5 млрд. долл. Для того, чтобы эта операция прошла без сучка и задоринки, совет директоров торгуемой компании возглавил самый что ни на есть лорд-министр, знающий на Туманном Альбионе практически все входы и выходы (в любых смыслах этой фразы). И, спрашивается, что получилось в итоге? IPO на 18,8% компании по цене 14 долл. за акцию (вернее — депозитарную расписку на неё) состоялось, но теперь средства заморожены, управление компанией перехвачено, а лорд Баркер «просит» своего формального работодателя по-хорошему (пока — по-хорошему) отказаться от контроля над En+ и, соответственно, над всей своей «бизнес-империей». В официальном пресс-релизе компании сказано, что «27 апреля компания приняла условия министерства финансов США… Олег Дерипаска в принципе согласился на просьбу главы совета директоров бывшего министра энергетики Великобритании лорда Баркера снизить свою долю участия в компании до уровня ниже 50%».

То есть Олегу Владимировичу предложено уйти с миром, получив от будущих покупателей 26,6% акций En+ «всего лишь» около миллиарда долларов по их «текущей рыночной стоимости», да и те, скорее всего, будут заморожены на «спецсчетах», как у Виктора Феликсовича Вексельберга, который по аналогичной схеме продавшего «лишние» 14,59% акций своей Renova швейцарскому концерну Sulzer за «смешные» 560 млн. долл.

Смотришь на всю эту красоту с добротой и поневоле думаешь: ну, разве не молодцы (по-своему) наши западные «партнёры» — что американские, что британские?! На наших глазах «лущат» российских олигархов не хуже, чем румынские пограничники — Остапа Бендера в романе «Золотой телёнок»! Только шелуха во все стороны летит… И ничего уже с этим не сделаешь, «процесс пошёл» — так что добытые непосильными трудами и всем, чем угодно ещё, дерипасковские миллиарды не вернуть…

Но вопрос ведь не только в том, кому и по какой цене Олег Владимирович теперь может продать блокирующий пакет акций En+, — вопрос еще и в том, что в любом случае эта сделка будет проходить под контролем американского минфина, который будет оценивать и рассматривать её буквально под микроскопом, чтобы решить, выводить изменившую структуру владельцев компанию из-под санкций или оставить её «как есть». Иными словами, покупатель в любом случае должен быть согласован со Стивеном Мнучиным, а это Goldman Sachs…

Перефразируя известный эпизод из «Белого солнца пустыни»: «Рейдеры, говоришь?.. Хха!» Американцы — вот рейдеры номер один! Югославия, Афганистан, Ирак, Сирия… И везде рядом с США — Великобритания. Ситуация с Дерипаской, как можно видеть, целиком и полностью подтверждает это правило.

Но есть один вопрос: почему собственно, «первым пошёл» под раздачу американских санкций именно Дерипаска, а не кто-то другой из российских олигархов. Ведь каждый из них делал свой бизнес в «лихие девяностые» далеко не в белых перчатках, за каждым тянется с тех времен неустранимый криминальный след, про который можно писать и снимать целые саги. Так почему Дерипаска?

На этот счёт высказано уже множество версий, но «те, кто знает — не говорит, кто говорит — не знает». В любом случае, стоит указать на некоторые моменты, которые всё-таки могли сыграть свою роль.

Во-первых, стратегическая важность контроля над мировым рынком алюминия для США. Два металла, с которых Трамп начал введение дополнительных импортных пошлин, были сталь и алюминий.

Во-вторых, достаточно высокая степень удалённости Дерипаски (и Вексельберга) от путинского Кремля. Олег Владимировича вообще традиционно — несмотря на фактический развод с Полиной Юмашевой (которая в результате IPO En+ получила якобы «отступные» 6,9% акций стоимостью почти в полмиллиарда долларов) — относят к числу «семейных» олигархов. Поэтому расчёт мог делаться и на то, что защищать его интересы российская «вертикаль власти» будет с меньшей энергией, чем, скажем, Романа Абрамовича или Алишера Усманова. Да и вариант с национализацией или выкупом нужного пакета акций En+ какой-нибудь российской компанией-посредником, как это было в случае ЮКОСа и «Байкал Финанс Груп», вовсе не исключён.

Наконец, в-третьих, Дерипаска, согласно утверждениям целого ряда источников, мог иметь отношение к попыткам дискредитации Дональда Трампа в ходе президентской компании 2016 года и к созданию уже печально знаменитого «досье Кристофера Стила», агента британской MI-6, что уже напрямую выводит и к «делу Скрипаля» (соучредителем детективной фирмы Orbis Business Intelligence, наряду со Стилом, был прямой «куратор» Скрипаля Кристофер Берроуз), и на некоторые другие «чисто английские убийства».

В общем, «казус Дерипаски» хорошо выражается известной пословицей «За что боролись — на то и напоролись», при всём уважении к неоспоримым личным достоинствам-талантам этого флагмана и отчасти идеолога (см. его интервью 2006 года VIP-бюллетеню «Время Евразии») «новорусского» бизнеса.
09.05.2018


Источник: http://zavtra.ru/blogs/kazus_deripaski




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта