Эрасмус: Американские евангелисты - друзья России (06.03.2018)

Тайная симпатия, которую питают американские евангелисты к России, уходит корнями к их самому заметному представителю. Религиозные американцы испытывают к России смешанные чувства. В последние годы многие из них были недовольны тем, как Россия ущемляет большинство религиозных движений, помимо официально одобренных: Русской православной церкви и определенных течений ислама, иудаизма и буддизма. В последнем из ежегодных докладов межпартийной комиссии США по международной религиозной свободе Россия оказалась в списке регулярных нарушителей свободы вероисповедания. Авторы доклада отметили произошедшее за последние несколько лет ухудшение ситуации не только в самой России, но и в подконтрольных ей областях Украины.
Однако это отнюдь не все. Среди религиозных американских правых, особенно изоляционистов, существует влиятельная группа сторонников Путина. Российский президент нравится им самопровозглашенной защитой традиционных ценностей по всему миру в том, что касается брака, половой жизни и размножения. Кроме того, он борется за права притесняемых христиан на Ближнем Востоке — об этом Россия беспокоилась еще при царях.

Подумайте об этом невероятном повороте. На встрече национальной ассоциации евангелистов США в 1983 президент Рональд Рейган назвал Советский Союз «империей зла», намекая, что причиной холодной войны стали моральные противоречия, а не простое недопонимание, в котором были виновны обе стороны. 30 лет спустя Пат Бьюкенен, консервативный политический эксперт, не без одобрения отметил, что Путин перевернул это обвинение с ног на голову, изобразив Америку Обамы в качестве греховной страны, охваченной моральным разложением и декадентскими идеями вроде однополых браков. В словах российского президента есть доля истины, считает Бьюкенен, который также разделяет осуждение «варварства и крови», к которым привели опрометчивые военные кампании США по всему миру.

Ни один евангелист не выступал в защиту России и российско-американских отношений так яро, как это делал Франклин Грэм, близкий к Белому Дому проповедник. Как было отмечено в предыдущей публикации Erasmus, в прошлом году он призвал американцев молиться за успешный исход встречи между Путиным и президентом Дональдом Трампом. Кроме того, Грэм тепло встретил представителей РПЦ на конференции по религиозной свободе на Ближнем Востоке в Вашингтоне. Изначально конференция должна была проходить в Москве, однако некоторые американские евангелисты воспротивились этому из-за преследования их единоверцев в России.

Стремление поддерживать связь с Москвой вопреки взглядам политических и религиозных союзников — черта, которую Грэм унаследовал от своего отца, известного проповедника Билли Грэма, который скончался на этой неделе.

Против обыкновения Билли Грэм восстал против республиканских элит и принял приглашение на мирную конференцию в Москве в 1982 (где он и запечатлен на фотографии выше) — в те годы холодная война близилась к завершению и особенно накалилась. Его друзья, включая тогдашнего вице-президента Джорджа Буша-старшего, подвергли поездку критике, сказав, что она будет использована в советской пропаганде. Визит Грэма придал вес заявлениям советского режима об уважении религиозных свобод, которым вторила подвластная ему православная церковь.

После смерти Грэма на этой неделе, Джим Форест, американский писатель, чьи работы посвящены религии и пацифизму, вспомнил о разговоре с проповедником, в котором Грэм настойчиво оправдывал эту поездку. Разговор произошел в Киеве, в 1988, когда Грэм снова приехал в СССР, чтобы отметить тысячелетие крещения славян.

Как сказал Грэм, в 1982 «Пентагон рассказал мне о последствиях возможной ядерной войны. Я побывал в Освенциме и увидел безграничную способность человека ко злу. И я размышлял о первом послании апостола Павла к коринфянам, где он призвал ко всеобщей любви. Я понял, что не проявлял должной любви к жителям Советского Союза».

Из этих замечательных слов можно сделать вывод, что несмотря на возможную близость религиозных лидеров к политическим, их этические взгляды никогда не будут полностью идентичны. Иногда достойные своего звания духовные лидеры руководствуются иными основополагающими целями.

Why Billy Graham went to Russia


The sneaking sympathy felt by American evangelicals towards Russia goes back to their most famous representative

RELIGIOUS Americans often have mixed feelings about Russia. In recent times, many have waxed  indignant at the way Russia curbs most forms of religious practice and preaching, apart from the ones that enjoy an official stamp of approval: Russian Orthodoxy and established forms of Islam, Judaism and Buddhism. In its most recent annual report, the United States Commission on International Religious Freedom, a bipartisan agency, placed Russia on the list of egregious violators of religious freedom, arguing that its record had worsened in every recent year, not only within its own territory, but also in Russian-dominated parts of Ukraine.

But that isn’t the whole story. On America’s religious right, and in particular on the isolationist right, a powerful groundswell of opinion applauds Vladimir Putin on at least two grounds: the Russian president’s self-appointment as an international guardian of traditional values, with respect to marriage, sexuality and reproduction, and his advocacy of the rights of persecuted Christians in the Middle East, a Russian concern that goes back to Tsarist times.Get our daily newsletterUpgrade your inbox and get our Daily Dispatch and Editor's Picks.

Consider this extraordinary reversal. It was at a gathering of America’s National Association of Evangelicals in 1983 that, with his famous denunciation of the Soviet Union as an “evil empire”, President Ronald Reagan implied that the cold war was a moral contest rather than a misunderstanding in which both sides bore blame. Some 30 years later Pat Buchanan, a conservative pundit, noted with some approval that Mr Putin was turning that accusation on its head by denouncing Barack Obama's America as a realm of sinfulness, where decadent ideas like same-sex marriage were on the march. At a minimum, the Russian president had a point, said Mr Buchanan, who likewise shared Mr Putin’s disapproval of the “barbarity and blood” caused by ill-advised American military actions round the world.

No evangelical has been as defensive of Russia, and of American relations with Russia, as Franklin Graham, a preacher and White House confidant. As a previous Erasmus post has noted, last year he urged Americans to pray for the success of a meeting between Mr Putin and President Donald Trump. Mr Graham also gave a warm welcome to Russian Orthodox grandees at a conference in Washington on religious freedom in the Middle East. The conference was originally due to happen in Moscow but the venue was switched after some American evangelicals protested over the persecution of their co-religionists in Russia.

A determination to keep channels of communication to Moscow open, even when political and religious friends urge otherwise, is a trait Mr Graham shared with his father, the great preacher Billy Graham, who died this week.

In a rare act of defiance of the Republican establishment, Billy Graham accepted an invitation to a peace conference in Moscow in 1982 (where he is pictured, above) at a time when the cold war was entering its final, bitter phase. Critical friends, including the then vice-president, George H.W. Bush, said his visit could be a propaganda gift to the Soviet authorities. It would mean colluding with the Soviet regime’s claim to respect religious freedom, and with the politically subservient Russian Orthodox church’s insistence that there was no real persecution.

This week, after Graham’s death, an American writer on religion and pacifism, Jim Forest, recalled a conversation he had with the famous preacher in which Graham stoutly defended that journey. The conversation took place in Kiev in 1988, when Graham was making yet another Soviet visit, this time to attend ceremonies marking the millennium of the Slavs’ Christian conversion.

Graham said that in 1982, “I had been briefed at the Pentagon about what would happen if there was a nuclear war. I had been to Auschwitz and seen how limitless is our capacity for evil. And I was thinking about the [Christian apostle] Paul saying in his first letter to the Corinthians that he was called to be all things to all people. I realised I had closed myself to the people of the Soviet Union.”

Perhaps one conclusion from that arresting statement is that however close religious leaders get to political ones, the moral calculus made by the former is never exactly the same as that of their more earthly-minded friends. To be worth the name, spiritual leaders will sometimes follow a different imperative.
06.03.2018

Эрасмус
Источник: https://www.economist.com




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта