Владимир Добрынин: Андалузские ворота наркотрафика (29.05.2018)

Газеты и ТВ-каналы Старого Света пестрят репортажами о том, как европейцы подтягиваются в Амстердам–Роттердам на выходные, чтобы, сидя в парках на травке, покурить травку, которая тут разрешена к употреблению. Пресса не устает рассказывать страшные истории о жестоких правилах итальянской мафии. Интернет-сообщество делится вычитанными историями о путешествиях «из варяг (и не только) в греки», которые регулярно совершают «лица арабской национальности», служащие живыми контейнерами для доставки «дури» населению Эллады. И о том, как выращенную в Таджикистане и Афганистане коноплю через горы протаскивают в Россию, а далее — везде. Однако ворота, через которые в Европу поступают наркотики, находятся, вопреки сложившемуся мнению, не в Голландии, не Италии, не в Греции и не в России. Подробности — в материале портала iz.ru.
Андалузские ворота

Но всё это на самом деле выглядит маневром, призванным отвлечь внимание всех, кого только возможно, от Кампо-де-Гибралтар. Кусочка земли в испанской провинции Кадис, растянувшегося вдоль Средиземноморского побережья. Именно здесь, через муниципалитеты Альхесирас, Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон, Лос-Барриос и Сан-Роке проходит львиная доля гашиша, разбегающегося затем по всей Европе.

«В районе Кампо-де-Гибралтар, промышленном центре испанской провинции Кадис, работают мегаприбыльные компании, способные генерировать до четырех миллионов евро за полтора часа. Промежуток времени, равный по продолжительности одному футбольному матчу, необходим и достаточен им для того, чтобы импортировать свой продукт из Марокко по морю до андалузского берега и безопасно сдать получателю, — информирует своих читателей одна из ведущих испанских газет, El País. — У этих предприятий нет CIF (идентификационный сертификат налогоплательщика. —  iz.ru) или зарегистрированных офисов, но имеется многочисленный персонал, международная клиентура и корпоративный имидж».

Это сверхзакрытое акционерное общество наркоторговцев, которое ввозит в Европу до 70% объемов гашиша, распространяемого и потребляемого в Старом Свете. Товарищество криминальных кланов контролирует бухту Альхесирас, служащую местом приемки-передачи товара, надежно прикрывая моменты сделок от посторонних глаз. Именно отсюда «дурь» расходится по английским, французским, итальянским или голландским «полномочным представителям потребителей». Привлекательная транспортная компания, процветающий бизнес, способный обеспечить занятостью тысячи людей в южном испанском крае. Гигантская клиентская сеть, которая обслуживает владельцев этих корпораций и прикрывает их».

В регионе, по оценкам источников, близких к полиции, работает около 30 семейных кланов, в неофициальном штате которых состоит более 3 тыс. занятых на постоянной основе сотрудников.

Фамилии, в общем-то, все на слуху, специфика деятельности — тоже. Только вот нюанс: информированность общественности (даже при условии мелькания имен мафиози в прессе) носит, опять-таки, неофициальный и недоказанный характер, а значит, перспективы попасть за решетку у кого-либо из тех, кто руководит поставкой травы на континент, минимальны.

На вершине мафиозной пирамиды находится клан Лос Кастаньяс. Эта криминальная «семья», которую возглавляют братья Антонио и Франсиско Техон Карраско, контролирует, по данным из разных источников, от 60 до 70% всего объема гашиша и марихуаны, проходящего через Кампо-де-Гибралтар.

«Организованный» гашиш в Андалусию стал поступать в начале 80-х годов прошлого столетия, утверждают полицейские источники El País: «До этого, то есть при Франко, такого не водилось, порядок был железный». На рубеже третьего тысячелетия ручейки марихуаны стали постепенно превращаться в потоки. В это же время начали оформляться группы трафикантов, дилеров, оптовиков и ритейлеров.

Альянсы формировались, как правило, на основе родственных связей (ну, а кому в таком интимном деле еще доверять, как не брату-свату? По крайней мере, есть надежда, что не сдаст за первым же углом).

«Пабло Эскобар испанского розлива»

Мощный клан наркобаронов Лос Кастаньяс поначалу имел другой профиль: предприимчивые родственники сколотили стартовый капитал на контрабанде табачных изделий, валом валивших из Гибралтара в Испанию через границу, которая в конце прошлого века была излишне прозрачной. Из коротких штанишек табачного трафика Лос Кастаньяс выросли очень быстро, благодаря оборотистости, умению быть щедрыми в подкупе кого надо и фанатичному соблюдению ими же самими установленных правил безопасности.

Нельзя сказать, чтобы до выхода этого клана на криминальную сцену наркотрафик в регионе не существовал, но «кастаньяс» сумели подмять его под себя, увеличить проходимость товара на порядок и придать делу высокий уровень отточенного профессионализма. Сосредоточивая в своих руках всё больше денег и возможностей, клан быстро приобрел статус координатора, решальщика и «смотрящего» за территорией.

Лос Кастаньяс раздали «всем сестрам по серьгам», определив каждой из семей зону действий и собирая с каждой ячейки товарищества наркотрафикантов «членские взносы» на оплату усилий по поддержанию порядка, правил движения по иерархической лестнице и решению возникавших споров. Стройная организация и жесткая дисциплина участников дела способствовали быстрому росту прибылей и технологизации труда.

«Кланы обретали силу с такой быстротой, за которой противостоящим им подразделениям полиции угнаться было трудно, — рассказывает мэр Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон Хуан Франко Родригес. — Очень скоро «семьи» сообразили, что им выгоднее сотрудничать между собой, чем соперничать».

Кооперация позволила наркотрафикантам ощутить в себе такую мощь, что они не боялись вступать в прямые стычки с силами правопорядка. Причем, не только отвечая на активность полиции, но и действуя «первым номером», не сдерживая себя ни в чем.

Они могли проявлять и персональную агрессию против особо мешавших им лиц, и прорываться через установленные полицией кордоны, сбивая агентов бамперами машин и переезжая их колесами.

«В плане диктата и навязывания своей воли остальным молодым и жестоким равных Антонио и Франсиско (34 и 39 лет соответственно) не было никого, — считает прокурор Альхесираса Хуан Сиснерос. — Систему «сюзерен–вассал» они выстроили прямо-таки феодального типа».

Кто не вписывался в нее — исчезал бесследно. Братья заботились о неукоснительном соблюдении установленных ими норм, но приняли на себя и обязательства по недопущению межклановых войн, так как это могло ослабить организацию. Их подчиненные могли запросто выкрасть из госпитальной палаты своего товарища, находившегося там под наблюдением вооруженных агентов полиции. Семьи Макарра, Эль Курри, Лос Креспо, Пачули, Лос Кармона (всего около десятка объединений) к середине второго десятилетия XXI века работали под крышей Лос Кастаньяс и не были настроены выходить из-под нее. А глава Лос Креспо и был той самой персоной, которую силовики наркотрафикантов вызволяли из госпиталя.

Некоторые газетчики называют Кампо-де-Гибралтар «маленькой Колумбией», а братьев Техон именуют «Пабло Эскобаром испанского розлива».

В настоящее время, как утверждает издание El Confidencial, «правоохранителям всё же удалось наскрести доказательную базу для того, чтобы упрятать братьев за решетку, но те заблаговременно получили уведомление об этом. Антонио и Франсиско Техон уже год и семь месяцев в розыске. Причем многим известно, что они прячутся не в соседней галактике, а где-то в Ла-Линеа, но никто не говорит или не хочет говорить, где именно».

«Ни в каком другом уголке мира наркобароны не будут чувствовать себя в большей безопасности, чем у себя на родине, — отмечает один из местных полицейских чинов, пожелавший сохранить свою анонимность. — Структура, созданная ими здесь, работает безотказно, а создавать ее заново в другом месте потребуется много усилий, денег и прочих ресурсов».

В апреле 2017 года силовиками был нанесен «мощный удар» по системе наркотрафика в зоне Кампо-де-Гибралтар. Полицейские арестовали 30 членов организации. Которая не посчитала этот удар даже за пощечину. Газеты поспешили раструбить всему свету, что «организация полностью уничтожена». Однако это заявление, как выяснилось позднее, реальности не изменило. Все имевшиеся мафиозные структуры продолжили свою деятельность. Лос Кастаньяс — в том числе и на той же позиции в иерархии.

Настроение испанской прессы, пристально наблюдающей за происходящим в этой части Андалусии, периодически варьируется. То звучат фанфары «ура-ура, полиция навела порядок», то, наоборот, стон безысходности: «ничего не меняется, на смену срубленным головам дракона вырастают новые».

В середине мая в Альхесирасе чуть было не случилась война. 9-летний сын не последнего человека в «семье» Лос Пантоха погиб в результате неосторожного маневра лодки, доставлявшей «товар» и пилотировавшейся человеком «семьи» марокканца Абделлаха Эль Хаджа, которого за постоянно изобретаемые нестандартные схемы доставки груза называют «Месси гашиша». Стороны готовы были взяться за ножи, но «смотрящие» из Лос Кастаньяс сумели погасить страсти и урегулировать всё миром. Пострадавшая семья при этом даже гордо отказалась от финансовой компенсации, которую должна была выплатить сторона, виновная в гибели ребенка.

Как это всё работает

Судя по донесениям агентуры, работа по транспортировке, приему и распределению наркотиков налажена как четкий бизнес под руководством опытнейших менеджеров. Сверхскоростные надувные катера, имеющие до четырех мощных подвесных моторов, возят каннабис с марокканского берега на андалузский.

Три тонны — норма погрузки, которую стараются не превышать, но и не занижать. Чтобы и с рентабельностью вояжа было всё в порядке, и от патрульных катеров в случае неожиданной встречи с полицией и береговой охраной можно было оторваться. И чтобы денежные потери, если у правоохранителей вовремя окажется под рукой вертолет, от которого «ни спрятаться, ни скрыться», были по минимуму.

Что такое минимум финансовых издержек, легко представить, зная, что оптовая цена килограмма гашиша на берегу для потребителей из других стран Европы достигает €1600.

Чуть более половины из почти пяти миллионов евро, добирающихся в виде товара до испанских берегов, отходит изготовителям и транспортировщикам.

На остальные деньги существует империя Лос Кастаньяс, щедро оплачивающая риск своих сотрудников, которые не днюют и ночуют на пляжах, а выдвигаются в пункты несения службы точно в нужный момент: нечего привлекать к себе внимание посторонних излишне долгим нахождением в одном месте — есть же современные средства связи, которыми наркоструктуры упакованы как надо.

По свидетельству агентов силовых структур, работающих под прикрытием, «испанские пабло эскобары» не скупятся на приобретение новинок телекоммуникаций. Телефоны закупаются, главным образом, спутниковые, а компьютерные гении набивают их программами, обеспечивающими недоступность прослушивания разговора. Такие мобильники стоят по нескольку тысяч евро, но на вопросах обеспечения безопасности наркомафия не экономит.

Минимальный заработок «пунто» — подростка, который сигнализирует о ситуации в месте ожидания груза (нет ли подозрительных личностей в штатском или патрулей в форме) — €1 тыс. Для многих испанцев трудоспособного возраста подобный размер заработка за месяц — чуть ли не идеал. Такие же деньги получает «дежурный с мобилой», занимающий пост неподалеку от полицейского участка, обязанный известить звонком координатора процесса доставки-приемки в случае возникновения нештатной ситуации. Гонорар «ланчеро» — пилота скоростной лодки — до €60 тыс. за вояж.

В какие деньги обходятся кланам свои люди в полиции — этой информацией никто не поделился. «Оборотни в погонах», конечно же, есть. Потому что их не может не быть. Троих таких недавно разоблачили и засветили об этом информацию в прессе. Может быть, власти и не стали бы обнародовать «секрет с душком», да один из троих, Луис Борхас, будучи еще не раскрытым, проявил, как свидетельствуют издания El Español и Europa Sur, «желание баллотироваться в мэры города Сан-Роке».

С рабочими местами в Ла-Линеа и других муниципалитетах региона дело обстоит не лучшим образом. Как правило, если вакансии и обнаруживаются, то только в бригадах по уборке урожая. Труд не то чтобы изнурительный, но малооплачиваемый. Куда доходнее «сорвать банк», побыв пару часов «пунто». Опасно, но денежно. Хотя… Молодежь прекрасно понимает, что, участвуя в наркотрафике, тюрьмы почти не избежать. Папы, дяди, дедушки, соседи сегодняшних пацанов мотают сроки или недавно освободились. Чтобы снова через некоторое время сесть.

«В тюрьме не так уж плохо, — делится с журналистом познаниями 15-летний «наблюдатель с мобилой». — Там кормят регулярно и плотно. И даже бассейн есть».

Полиция знает почти всё и почти про всех, но «еще не известно, что лучше — разрушать систему или по кусочку отщипывать от нее».

«Мафия, по крайней мере, поддерживает порядок. Если уж кто совсем зарывается, таких надо закрывать. А чтобы тотально заменить криминальный уклад на правовой, у нас просто не хватает ресурсов», — вздыхают полицейские.
29.05.2018

Владимир Добрынин
Источник: https://iz.ru/747266/vladimir-dobrynin/kolumbiia-v-shengenskoi-zone




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта