Дионис Добронравов, Александр Проханов: Беспилотники брянских полей (02.11.2018)

Александр ПРОХАНОВ.

Дионис Дмитриевич, ваша семья создала, на Брянщине крупное сельскохозяйственное предприятие. Вы строите свою империю — империю королей Добронравовых?

Дионис ДОБРОНРАВОВ, представитель семейного предприятия «Добронравов Агро». 

Мы — обычные фермеры, Александр Андреевич, а не короли. Занимаемся выращиванием сельхозкультур: зерновых, картофеля, — а также фасовкой этих культур и отгрузкой в розничные торговые сети. Сейчас строим элеватор, планируем, не прибегая к услугам сторонних компаний, сушить зерновые: сою, пшеницу, рапс, кукурузу.

Александр ПРОХАНОВ.

Я помню огромные советские колхозы, совхозы-миллионеры. В каждой области было три-пять мощных хозяйств. Потом они были признаны нерентабельными и ненужными. Появились философы, теоретики фермерства, которые сказали, что спасение России — в фермерстве. Стали раздавать паи, создавались фермерские хозяйства… Но большинство из них развалилось. И сформировалось мнение, что фермерство для России непригодно, это авантюра. Но вот постепенно среди негативных настроений, как из-под земли, стали вырастать мощные фермерские хозяйства. А что такое фермерство в России? Вы — фермеры? Или из-за масштабов своего производства вы уже не фермеры?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Мы — фермеры, но нам приходится заниматься не только одним делом. Это дело влечёт за собой знание других отраслей. Например, чтобы хранить картофель, надо знать, как хранилище построить. И надо правильно поставить задачу и проконтролировать её решение. Мы стараемся идти в ногу со временем и не экономить на том, на чём экономить нельзя: на средствах защиты растений, удобрениях, сельхозтехнике. На людях ни в коем случае нельзя экономить! Коллектив у нас сплочённый, мы давно его формируем. Мы — семейное предприятие, и команда наша — тоже семья.

Александр ПРОХАНОВ.

А что такое фермерство и сверхфермерство? Это вопрос размеров, многомерности, вопрос качества? Ведь с какого-то момента фермерское хозяйство превращается в агрохолдинг, и вы перестаёте быть фермерами.

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Я думаю, здесь вопрос стоит так: коли ты настоящий хозяин, то если тебя даже нет на каком-то определённом этапе производства, всё равно ты там незримо присутствуешь и решения, пусть и удалённо, принимаешь. Я считаю, фермер — это внутреннее ощущение. Надо любить землю и любить то, чем ты занимаешься.

Александр ПРОХАНОВ.

Ваш отец, положивший начало этому делу, насколько я знаю, технарь. А почему он занялся сельским хозяйством?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Отец понял, что надо передать какое-то дело своим потомкам, и попробовал себя в выращивании сельхозкультур. Поскольку, по моему мнению, у него был правильный подход к делу, всё получилось, и его начинание подхватили мы. Мы думаем о нашей фамилии и о будущем. Мы играем не "в короткие", а "в длинные" игры, это для нас важно.

Александр ПРОХАНОВ.

То есть вы хотите, если говорить высокопарно, записать свою фамилию на ленту нашей истории?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Можно и так сказать.

Александр ПРОХАНОВ.

Вы где родились?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

В городе Гагарин.

Александр ПРОХАНОВ.

Гагарин — Гжатск… А приехали сюда в каком возрасте?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Мне было 6 лет, когда мы переехали в Брянск, здесь я пошёл в школу.

Александр ПРОХАНОВ.

Как вы врастали в дело? Это же целая философия. Ведь молодые люди стремились прочь из села в город, в другие сферы — может быть, в другой бизнес…

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Отец нас (а у меня ещё две сестры), потихонечку втягивал. После школы мы приходили на производство, на арендованный склад. Там были бурты картофеля, который мы всей семьёй перебирали вручную, складывали в ведро, потом пересыпали в сетку. Был такой этап… Со временем купили в Чичково своё помещение и начали обустраиваться. Течение жизни, работа, учёба — это всё было вместе. Мы семьёй шли всегда рука об руку. И вот дело у нас получилось.

Александр ПРОХАНОВ.

Это ваше дело увлекательно?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Очень увлекательно, конечно!

Александр ПРОХАНОВ.

А в чём увлечённость? Думаю, что любой бизнес интересен. Но бизнес на земле — он же особый?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Во-первых, мы понимаем, что делаем благое дело — производим продукты питания. Во-вторых, мы запускаем земли, которые уже давно не обрабатывались, то есть несём социальную миссию, даём людям рабочие места. Если кому-то из наших работников нужна помощь, мы помогаем. Оборудовали детские площадки, обустроили купель, где собираемся на Крещение все вместе. Часовню ещё не построили, но планируем. Также планируем маленькую церковь в Чичково построить.

Александр ПРОХАНОВ.

Но в чём азарт вашей работы, кураж?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Мне это интересно, потому что даёт возможность принимать решения, за которые я буду нести ответственность. Азарт в том, что я могу видеть их результат. А когда видел положительный результат, мне это ещё больше нравилось: у меня получается — значит, могу идти вперёд.

Мы регулярно ездим за границу, перенимаем опыт. И так потихоньку сам во всё вникаешь: разобрался в одном, а это тянет за собой ещё что-то… Это бесконечный процесс. Взять строительство. Начинаешь и в нём разбираться, у тебя и это получается, и тебе ещё больше нравится процесс. Потом видишь: это не только тебя касается, но и начинает приносить результат в районе, район "поднимается". В торговых сетях ты присутствуешь своими продуктами, они нравятся людям, и ты понимаешь, что на правильном пути.

Александр ПРОХАНОВ.

Увеличение богатства — это ведь тоже стимул? Когда вы начали, то экономили, а потом возникли уже и какие-то избытки…

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Мы считаем, что нужно заниматься своим делом, а деньги придут. Если ты делаешь всё правильно, значит, деньги будут "на пассиве", они — пассивный ресурс. Мы не считаем его ресурсом активным.

Александр ПРОХАНОВ.

Есть такая категория, как русский крестьянин. Это огромный уклад, психология своя. В недрах этой психологии рождаются свои формы социального поведения. И когда на село пришла техносфера и сломался прежний уклад, то возник какой-то другой тип человека. Кто он? Я не могу найти определение. Вы себя считаете крестьянином?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Я родился и жил в городе. Но всегда любил землю. Часто ездил в лагеря православно-полевого направления "Витязь". Мне нравилось быть на природе. В городе суета. А здесь всё более размеренно, лучше.

У нас сейчас системнее всё устроено, чем было раньше. Крестьянин, фермер ли ты — надо чувствовать землю. Если не будешь чувствовать землю, любить своё дело, уважать и ценить людей, своих сотрудников (потому что люди — это основной ресурс), то все усилия будут бесполезны, у тебя ничего не получится.

Александр ПРОХАНОВ.

Ваше хозяйство — не традиционно крестьянское, даже абсолютно не крестьянское. Мне кажется, здесь огромный элемент техносферы.

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Есть система, в которой мы действуем, постоянно внедряя инновации. Но новое должно быть эффективным. Например, мы испытываем сортовые особенности культур или технические какие-то возможности. И если есть эффект по результатам года — мы внедряем.

Александр ПРОХАНОВ.

Какое у вас образование?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Агро-экологическое. Я технолог по производству и переработке сельхозпродукции.

Александр ПРОХАНОВ.

Но вам приходится быть и экономистом, и строителем… Наверное, поэтому характер нового типа личности, работающего на земле, ещё не определён. С одной стороны, вы технократ и инженер, а с другой стороны — человек земли, значит, крестьянин.

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Надо быть разносторонним, иначе в нашей деятельности попросту ничего не получится.

Александр ПРОХАНОВ.

Какие урожаи вы получаете?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Хотя в этом году была засуха на важном технологическом цикле, тем не менее урожаи мы получили достаточно хорошие. Дело в том, что на этапе формирования клубней картофелю нужна влага. Влаги не было, и урожай получился меньше, чем хотелось бы: в среднем, если взять по всем полям по кругу, порядка 33 тонн с гектара. А в лучшие года бывает 40-45 тонн.

Александр ПРОХАНОВ.

А зерновые?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

55 центнеров с гектара по кругу вышло.

Александр ПРОХАНОВ.

Я разговаривал с губернатором Брянской области Александром Васильевичем Богомазом, он говорил, что некоторые хозяйства получают и 100 центнеров с гектара.

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

У нас тоже есть такие участки, а где-то и по 110 центнеров мы получали.

Александр ПРОХАНОВ.

Я не первый год знаком с Александром Васильевичем Богомазом, и меня при первом знакомстве с ним поразило то, что у него ключевое слово — "технологии". Казалось бы, руководитель, политик, но ключевое слово — "технологии". А из чего складываются технологии в сельском хозяйстве? Почему их не было 20 или 30 лет назад?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Не могу сказать, что было 30 лет назад, мне всего 25. А сейчас мы обмениваемся опытом с разными хозяйствами, берём технологические приёмы, которые приносят результат. Их пробуем, испытываем, если получается — применяем у себя. Так формируется база тех или иных показателей… Мы знаем, что хотят люди на конечном этапе, какой они хотят видеть продукт, и стараемся его получить. Технологии, которые нам помогают решить эту проблему, мы внедряем.

Александр ПРОХАНОВ.

Это технологии обработки почвы, способы обработки земли?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Всё влияет на результат. Начиная с того, как вы подходите к культуре, какие взяли семена, какова подготовка почвы, обработка, удобрения. Вплоть до того, как вы общаетесь с людьми, со своим окружением, как замечаете те моменты, которые надо стратегически решить сейчас, а какие потом. Надо понимать, чего не хватает, что надо сделать, что поможет добиться результата. Всё важно.

Александр ПРОХАНОВ.

На Белгородщине я видел теплицу, где снимают три урожая. И та хрустальная теплица напоминала завод: технологизация, компьютеризация, потоки света, степень влажности… Меня поразило, что создаётся искусственная природа, которая, оказывается, более эффективна, чем естественная природа…

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Так и есть. Но мы выращиваем 1000 гектаров картофеля, а для теплицы 2000 гектаров — это не реально. Для семенного хозяйства это возможно, а для огромных полей — нет. Мы планируем заниматься производством семян, потому что от них зависит 40% успеха.

Александр ПРОХАНОВ.

А сейчас где семена берёте?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Семена импортные, мы завозим "суперэлиту", "элиту". И уже на своих полях в открытом грунте выращиваем.

Александр ПРОХАНОВ.

А сколько держатся? Не вырождаются?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Нет. Мы сталкивались с тем, что семена на следующий год выродились. Но в Брянской области мы все друг друга знаем. И стоит кому-то поставить плохие семена, сразу все будут знать, что это недобросовестный поставщик.

Александр ПРОХАНОВ.

То есть элемент этики присутствует?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Конечно. И человек потеряет часть "большого пирога" рынка семян. Брянск считается картофельной столицей, и баловаться здесь с качеством было бы лишним, думаю.

Александр ПРОХАНОВ.

Где ваша картошка продаётся?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Мы продаём свою продукцию в Центральном федеральном округе, будем возить в Краснодар, Питер, Москву. Планируем выйти на Крым.

Переработки пока у нас нет, но мы уже не хотим картофель продавать как сырой материал, а планируем его перерабатывать и реализовывать готовую продукцию.

Александр ПРОХАНОВ.

После 90-х годов наше сельское хозяйство в центральных областях в целом деградировало. И такие всплески, как ваше, другие хозяйства, являются симптомом возможного возрождения сельского хозяйства. А что мешает остальным идти вашим путём? Уныние, апатия, отсутствие лидерских качеств?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Думаю, то, что вы назвали, безусловно, мешает. И есть вопрос подхода к делу. Если хочешь быть лидером, надо понимать, что должен быть впереди всех. И это стремление тебя бодрит с утра.

И если есть руководитель с лидерскими качествами, чувством хозяина, если к делу — профессиональный подход, всё получится.

Александр ПРОХАНОВ.

У вас есть проповедническая задача? Вы своим опытом делитесь?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Я ещё только иду "в свой путь". Думаю, мне пока рано проповедовать, сейчас я учусь у других людей, набираюсь опыта.

Александр ПРОХАНОВ.

Вы сказали, что, глядя на вас, и район начинает расцветать. Это результат чего? Просто люди, за вами наблюдая, берут пример? Или всё-таки вы духовно окормляете народ?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

От лица народа не могу говорить, могу сказать только от себя. Вот когда мы приехали в Чичково работать, у людей были проблемы с алкоголем. Сейчас этой проблемы нет. Бывают инциденты, но в дальнейшем человек понимает, что ему не интересно и не нужно пить. Он может нормально работать, кормить семью, получать достойную зарплату.

Александр ПРОХАНОВ.

По существу, происходит рекультивация земель и одновременно рекультивация народа. Но это не как цель, а как косвенный результат этого творческого порыва?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

К тому же мы запускаем целинные земли, которые 20-25 лет стояли. Земля начинает работать, и в результате налог идёт в казну, значит, процветают район и область.

Александр ПРОХАНОВ.

Вот вы ездите за границу, приобретаете опыт. Вы что, шпионы? Как вы добываете информацию?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Мы не шпионы, нас приглашают наши коллеги: приезжайте, посмотрите, как у нас. Приглашают, потому что видят: у нас достаточно крупные хозяйства, мы работаем вместе — несколько крупных предприятий. И, заинтересовав одного, они откроют рынок сбыта какого-то своего продукта.

Александр ПРОХАНОВ.

То есть ими движет коммерческий интерес?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Можно сказать, коммерческий.

Александр ПРОХАНОВ.

А как вы перенимаете опыт у американцев, у немцев? Просто спрашиваете, что нужно для того, чтобы был такой урожай, в чём технологии?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

О технологиях можно спрашивать, но всё вам не скажут. У всех есть свои нюансы, тонкости. Какие-то решения, детали, которые помогают ту или иную проблему решить, открываются, постигаются со временем, с опытом. Мы ездим за границу на семинары. Нам на них дают какую-то информацию, но не всегда говорят о "подводных камнях". А эти камни подводные могут проявиться через определённое время. Надо это учитывать. Мы стараемся во время посещения подглядывать нюансы, смотрим, например, как тракторы оборудованы. Нам рассказали что-то, а потом мы задаём вопросы, на которые нам уже отвечают конкретно.

Александр ПРОХАНОВ.

Мои друзья занимаются хай-теками, ездят за границу. Их допускают, скажем, на предприятия "Боинга" или на "Бомбардье", и хозяева предприятий очень радушны. Они показывают всё: материалы, сборку, организацию дисплеев. Не показывают только одного — как у них организовано предприятие. Модели, схемы и программы организации являются совсекретными. А результаты — пожалуйста, смотри. Какое крыло у "Боинга", как стёкла вставляются радионепроницаемые. У вас система внутренней организации своя или классическая?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Классическая доработанная. Есть определённая база. То есть трактор с сажалкой должен идти сажать картошку, комбайн — убирать… А все тонкости со временем появились. Мы сами их у себя внедрили. И делимся с людьми тем, к чему сами пришли, что "открыли": технологические моменты какие-то, нюансы. У нас такая семья, что мы всё расскажем.

Александр ПРОХАНОВ.

Отец даёт вам простор в работе?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Даёт, конечно. Я занимаюсь определённым делом, а отец наблюдает, как я это делаю. И если у меня будут вопросы, всегда есть, к кому обратиться. Сейчас я больше занимаюсь картофелем, а в следующем году буду — зерновыми. И потихонечку буду изучать. Потому что каждая культура — это отдельный институт, требует своих знаний. Надо время, чтобы опыта набраться.

Александр ПРОХАНОВ.

Остальные члены семьи вовлечены в дело?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Одна сестра пока ещё в лицее учится, другая — финансовый директор в молочном хозяйстве. У нас помимо картофеля, растениеводства (нашей основной деятельности), есть также смежная деятельность — выращивание рыбы. В растениеводстве в какой-то момент нужно определённое количество влаги, на погоду в этом смысле не всегда можно рассчитывать, и воду надо откуда-то набирать. Её было бы выгоднее брать из водоёма рядом с производством. Поэтому мы построили насосную станцию. Но зачем просто держать озеро? Надо, чтобы оно тоже работало. И вот мы запускаем туда рыбу. И это уже — рыбное хозяйство.

Или, например, мы покупаем земли, а с землёй пришла и ферма с коровами. Тогда решили заняться производством молока…

Александр ПРОХАНОВ.

А сестра, что учится в лицее, тоже подтягивается в вашу сферу?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Да. Она строительством увлечена.

Александр ПРОХАНОВ.

Если она станет специалистом по строительству, то у вас будет строить?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Конечно.

Александр ПРОХАНОВ.

Прекрасно. Это и есть настоящая семья. Это залог того, что она будет двигаться во времени, в истории. Дионис, как вы думаете, у картофеля, у клубня есть душа?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Душа есть только у человека. Но в картофель мы вкладываем душу. В выращивании картофеля надо вложить часть себя. Это культура, которая очень чутко реагирует на какие-то действия, влияния извне. Надо понимать, что нужно соблюдать севооборот и другие технологические моменты. Надо понимать, какой сорт, на какой почве вырастет, где лучше себя покажет. Надо понимать почву: где ближе грунтовые воды, где дальше, как правильно почву подготовить.

Александр ПРОХАНОВ.

Однажды я положил на свой письменный писательский стол большой клубень картофеля и начал на него смотреть. И он меня заворожил. Чем дольше я на него смотрел, тем больше он мне открывался как какое-то огромное мироздание. В нём глазки, в этих глазках таится порыв к росту, к размножению. Эти глазки ждут, когда они соприкоснутся с солнцем, с теплом, с дождями, когда они коснутся матери-земли. И клубень же часто неровный, в нём много телесности, он чем-то напоминает человеческую плоть. И в нём есть какое-то тайное ожидание, слух, какая-то мечта — мечта о поле, о весне, о росте. И жизнь, которая в нём сосредоточена, странным образом перекликалась с моей жизнью. И я понимал, что вообще жизнь едина, просто она распределена. Одна жизнь принимает форму божьей коровки, другая — человека, третья — клубня картофельного. Такие ощущения свойственны вам?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Когда приходишь в пять утра на поле — вот где романтика! Никого ещё нет на производстве, ты наедине с природой. Тогда чувствуешь душевный порыв. А когда пошёл трудовой процесс, тебя затягивает суета, рабочие моменты, то романтика уходит…

Александр ПРОХАНОВ.

Александр Васильевич Богомаз показал фильм, как по полю идут трактора, роботы-беспилотники. У вас эта практика есть?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Да, у нас есть трактора, которые ездят без водителя. Эта система отлаженная, очень эффективная. Трактора сейчас идут по полю, как космические корабли. В каждом тракторе есть компьютер, и туда помещается GPS-система.

Единственное, что надо делать трактористу, это разворачиваться. Дело в том, что когда присутствует (работает) человек, на поле остаются зазоры. А эта система всё делает очень точно и даёт эффективное использование площадей. При посадке картофеля должен быть "гребень окучивания": идеально ровно, чтобы картофель всегда "сидел" посередине гряды. Если будет наклон влево или вправо, это приведёт к потере урожая. А данная система сводит на нет такие неточности. В итоге мы эффективно используем площади и выигрываем в урожае.

Александр ПРОХАНОВ.

По существу это и есть цифровая экономика?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Да.

Александр ПРОХАНОВ.

А у вас бывает в конце урожайного года всенародная гульба?

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Конечно, после уборки урожая мы устраиваем гуляния. А перед началом посевной приглашаем священника. Он проводит обряд освящения полей.

Мы стараемся поддерживать традиции, и на все народные праздники собираем людей: это и Крещение, и Рождество, и День Победы. Мы поддерживаем народные традиции и дух.

Александр ПРОХАНОВ.

И сами несёте их.

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

Сами несём, конечно.

Александр ПРОХАНОВ.

Очень приятно было познакомиться, Дионис Дмитриевич. Удачи Вам!

Дионис ДОБРОНРАВОВ.

И вам спасибо, Александр Андреевич, что побывали у нас!..

02.11.2018

Дионис Добронравов, Александр Проханов
Источник: http://zavtra.ru/blogs/bespilotniki_bryanskih_polej




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта