Вера Краснова: Безумие и соблазн Вселенского патриарха (15.09.2018)

Патриарх Вселенский Варфоломей объявил, что по просьбе Киева возглавит процесс наведения церковного порядка на Украине. И призвал православных любить не Церковь вообще, а Вселенский патриархат, то есть константинопольских епископов
«Порой мы сталкиваемся с испытаниями и искушениями именно потому, что некоторые люди ложно полагают, будто могут любить православную церковь, а не Вселенский патриархат, забывая, что он воплощает подлинный этос (сердце, душу. — “Эксперт”) православия», — заявил святейший патриарх Константинопольский (Вселенский) Варфоломей на архиерейском соборе Константинопольской церкви, завершившемся в Стамбуле 5 сентября.
Его упрек был заочно обращен к руководству Русской православной церкви — в связи с тем, что Москва не прибегает к помощи Константинополя в решении проблемы церковного раскола на Украине. Украинская тема обсуждалась на соборе среди других вопросов, «представляющих межправославный интерес», и, следуя логике патриарха Варфоломея, можно понять, что правильным путем пошел президент Украины Петр Порошенко, в апреле обратившийся к нему с просьбой издать томос (указ) об образовании в этой стране «единой поместной церкви». «Вселенский патриархат несет ответственность за установление церковного и канонического порядка, поскольку только он имеет каноническую привилегию… для выполнения этой высшей и исключительной обязанности…» — объяснил патриарх Варфоломей архиереям и заявил о необходимости откликнуться на просьбу украинского руководства и взять на себя инициативу по решению украинского вопроса.

Напомним, что на Украине наряду с канонической Украинской православной церковью Московского патриархата (УПЦ) действуют раскольнические Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) и Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП). Последняя, возглавляемая отлученным от РПЦ бывшим митрополитом Филаретом, после киевского Майдана 2014 года при попустительстве украинских властей ведет войну против УПЦ, вплоть до захвата приходских храмов (захвачено около 50 храмов) и убийства священников Московского патриархата. На этом фоне были понятны неоднократные заявления патриарха Варфоломея, что он не поддерживает раскольников и признает УПЦ во главе с митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием единственной канонической церковью на территории этой страны. Но тогда что означает его нынешнее намерение установить на Украине «церковный и канонический порядок»? Неужели он решил удовлетворить желание киевских властей вместе с раскольником Филаретом объединить три церкви в одну и предоставить ей автокефалию, то есть полную независимость?

По мнению руководства РПЦ и ряда других поместных церквей: Александрийской, Сербской, Чешской, Польской, — публично высказанному еще до собора, такое решение было бы настоящим безумием, поскольку оно, по сути, узаконив раскольников на Украине, развязало бы им руки для еще больших бесчинств и спровоцировало бы полномасштабную кровавую бойню между верующими. Кроме того, велика вероятность, что к проекту примкнет униатская церковь Украины, с которой УПЦ КП в лице своего главы Филарета поддерживает тесные связи. Униаты, несмотря на православное обличье, относятся к юрисдикции Ватикана и изначально ориентированы на то, чтобы через объединение с православными привести их в лоно католичества, так что в этом случае автокефальная украинская церковь превратится из православной — в католическую.

Наконец, согласно утвержденной процедуре предоставление автокефалии должно быть ратифицировано всеми поместными церквами, а это заведомо невозможно, поэтому инициатива Вселенского патриарха неминуемо ведет к расколу в мировом православии. И это самое тяжелое испытание для Церкви. Как заявил митрополит Волоколамский Иларион, председатель отдела внешних церковных связей Московской патриархии, этот раскол «может сравниться только с разделением между Востоком и Западом в 1054 году (разделение христиан на католиков и православных – “Эксперт”). Если такое случится, православное единство будет похоронено. Поэтому лично я не хотел бы даже и пытаться… представить себе “следующий день”».

Историческая шпилька Москве


Мотивация патриарха Варфоломея в его решении украинского вопроса на самом деле построена не на защите канонических устоев православия и украинских верующих, а на соперничестве за влияние в православном мире с РПЦ — самой большой среди поместных церквей по численности паствы и окормляемой территории. Не случайно в обоснование своего решения Вселенский патриарх положил тезис не просто о «неспособности России решить нынешнюю проблему Украины», а о якобы исторически незаконном вмешательстве Москвы в церковное управление на Украине. Отсчет претензиям к РПЦ он начал с XIV века, когда Киевский митрополит Петр без благословения Константинополя перенес кафедру в Москву. А в XVII веке, когда Украина вошла в состав России, украинская церковь попала под юрисдикцию Московского патриархата, по словам патриарха Варфоломея, лишь на время, что было вероломно нарушено Москвой. В итоге, заключает Вселенский патриарх, церковь Украины оказалась в составе РПЦ вопреки желанию Константинопольской Церкви-Матери, и эту историческую несправедливость рано или поздно надо исправлять.

Однако, по мнению специалистов, в этих аргументах много ошибок и передергиваний. Общеизвестный факт: кафедра митрополита Киевского была перенесена сначала во Владимир, а уж затем в Москву из-за полного разорения Киева ханом Батыем, и связаться оперативно с Константинополем в тех условиях не было никакой возможности. Зато, когда Москва стала столицей Руси, по словам руководителя пресс-службы УПЦ Василия Анисимова, восточные патриархи на протяжении столетий спасались здесь от турецкого ига и обращались за материальной поддержкой как к столице единственного независимого православного государства. И всегда ее получали. «Два Константинопольских патриарха даже скончались по дороге во время этих путешествий на территории нынешней Украины (в Лубнах Полтавской области), — уточняет он. Кроме того, Константинополь всегда призывал Россию нести миссию защитника православной веры и православных народов. Отсюда — многочисленные русско-турецкие войны, приведшие к освобождению Балкан от османского владычества.

Что касается событий XVII века, то, по его словам, сохранился «целый ворох» томосов от Константинопольского и Иерусалимского патриархов, адресованных по отдельности духовным властям Киева и Москвы, украинским гетманам и Московскому царю, простым верующим Киевской митрополии, благословляющих присоединение последней к РПЦ, причем нигде нет ни слова о временном характере этого акта. Это подтверждает митрополит Волоколамский Иларион. По его словам, РПЦ располагает перепиской, которая велась между Константинополем, Москвой и Киевом — около 900 страниц документов. Из них видно, что, когда патриархи Константинопольские писали патриарху Московскому, они называли его «Патриархом Великой, Малой и Белой России». «Этот титул говорит сам за себя, — рассуждает владыка. — То есть никаких претензий на протяжении более трехсот лет Константинопольский патриархат на Киевскую митрополию не высказывал. И вдруг стали говорить, что, оказывается, все эти годы Киевская митрополия была в составе Константинополя и лишь временно была передана Московскому патриарху. Это абсолютно исторически не обоснованный тезис».

Но это еще не все. Раз уж Вселенский патриарх заинтересовался историей, то следует вспомнить, как Константинополь «властвовал» на территории Речи Посполитой до присоединения Украины к России. «К началу XVIII века на всем Правобережье Украины и Белоруссии оставалась лишь одна православная кафедра — в белорусском Могилеве, — рассказывает Василий Анисимов. — Киевская митрополия была властями практически “зачищена”, обращена в унию. Киевского митрополита десять лет не давали избрать, а священнослужителей преследовали как турецких шпионов. Православную церковь предала элита, землевладельцы, воины — ее некому было защищать, кроме запорожских казаков, по польской квалификации — разбойников и преступников, какими их показывает нобелевский лауреат Генрик Сенкевич в своих исторических романах. Казаки — гетман Иван Самойлович, его помощник Иван Мазепа, полковник Лисица и другие — и были инициаторами воссоединения Киевской митрополии с Русской православной церковью».

Последний выстрел


Таким образом, сверхзадача патриарха Варфоломея — любой ценой вывести украинскую церковь из-под влияния Москвы. Но если незнание церковной истории Вселенскому патриарху и его помощникам еще можно простить, то трудно предположить, что они не отдают себе отчета в политических и религиозных последствиях нынешнего решения об украинской автокефалии. Более того, по мнению наблюдателей, создание единой независимой украинской церкви будет хотя и мощным, но последним залпом самой Вселенской церкви, поскольку, «выстрелив», Константинополь обезоружит сам себя. «Вне механизма политического давления посредством угрозы дарования автокефалии украинскому расколу вся тщательно выстраиваемая им конструкция “общеправославного лидерства”, так называемой Вселенской патриархии, превращается в прах, в ничто», — говорит православный публицист Андрей Рогозянский. — Москва необходима Фанару (место резиденции Вселенского патриарха. — “Эксперт”) как ключевое звено общеправославного соборного процесса даже в большей степени, чем Фанар нужен Москве для поддержания статус-кво по Украине». Поэтому, как он считает, можно ожидать от патриарха Варфоломея самых громких заявлений, но не реальных действий по предоставлению автокефалии украинским раскольникам до тех пор, пока сохраняется надежда в общеправославном диалоге добиваться уступок от РПЦ путем переговоров.

Лучше всего, если бы целью нынешних заявлений Вселенского патриарха и впрямь был медиаэффект. В конце концов, полученный аванс тоже надо отрабатывать, ведь высокопоставленная киевская делегация, как говорят, явилась к патриарху Варфоломею, по старой византийской традиции, не с пустыми руками. Что касается реальных шагов, то, как пояснили в ОВЦС УПЦ, заседание Константинопольского Синода, на котором, как ожидается, будет обсуждаться «украинский вопрос» и может быть принято то или иное решение, пройдет в Стамбуле 19–21 октября. После чего должна последовать ратификация этого решения поместными церквами. Достаточно несогласия лишь одной церкви, чтобы автокефалия не состоялась. Но это — на бумаге.

На деле мы видим, что в Фанаре с формальностями не церемонятся. Здесь легко обошли даже такое процедурное требование, что прошение об автокефалии может быть подано представителями канонической церкви, но никак не раскольниками или светскими властями. Так отчего теперь не «вбросить» нератифицированное решение об украинской автокефалии или попробовать «продавить» его одобрение не самыми прозрачными методами. Велик соблазн по-настоящему насолить Москве, тем более что и уступок от нее не дождешься, вспомнить хотя бы жесткую позицию РПЦ по созыву Вселенского собора в 2016 году. И еще, судя по всему, патриарху Варфоломею хочется власти — такой, как у католиков: сказал — и все приняли к исполнению. Не зря он заговорил о любви к Вселенскому патриархату: это, конечно, не догмат о непогрешимости Верховного понтифика, но направление мысли то же.
15.09.2018

Вера Краснова
Источник: http://expert.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта