Дмитрий Дробницкий: Болтон должен уйти (США) (14.06.2019)

Для Джона Болтона наступили непростые времена. Против него объединились Россия, Китай, Венесуэла, Иран и Северная Корея. Эти страны плетут коварные заговоры с целью внести разлад в администрацию Белого дома. Главная их задача — выдворить из трамповского кабинета самого Джона, столь ими нелюбимого.
Во всяком случае, так видит ситуацию сам Болтон. Что ж, если говорить серьёзно, то у него есть все основания нервничать. Его положение в администрации, которое ещё полгода назад казалось незыблемым, стало шатким. Кажется, что его уже никто не слушает. Госсекретарь Майк Помпео отобрал у него все направления внешнеполитической деятельности, за которые советник отвечал с момента заступления на пост. Президент отмахивается от угрожающей риторики Болтона — мол, и такие люди в Белом доме нужны, но особенно обращать на них внимание не стоит.

Всё началось с прокола на венесуэльском направлении. По протекции Джона Дональд Трамп назначил своим специальным представителем по Венесуэле старого неокона Эллиота Абрамса, печально знаменитого по афере «Иран-контрас», вызвавшей политическую бурю в 1980-е. Болтон и Абрамс дали гарантию президенту, что оппозиционер Хуан Гуаидо очень скоро сметёт режим Мадуро. Трамп, который ещё во время своей предвыборной кампании метал громы и молнии в адрес Каракаса, доверился своим советникам, заявил о «победе демократии» в Венесуэле и занялся другими делами.

На поверку оказалось, что Николас Мадуро, хоть и находится в эпицентре убийственного политического шторма, всё же держится на ногах гораздо увереннее, чем говорил Болтон. Против президента выступила лишь незначительная группа военных, хотя Абрамс уверял, что генералы готовы сдать своего главнокомандующего. Выстрел в голову боливарианского режима вышел холостым. При этом Соединённые Штаты упустили возможность не то что возглавить переговоры между представителями Гуаидо и Мадуро, но даже поучаствовать в них. Процесс пошёл в обход Вашингтона. И это в то время, когда Трамп открыто провозгласил возвращение доктрины Монро, предусматривающей контроль США над Западным полушарием.

Открыто президент Джона не ругал, но в прессу (причём не только оппозиционную) просочились слухи, что Трамп был очень зол на своего советника. Бывший бизнесмен очень не любит некомпетентных людей. Пожалуй, настолько же, насколько и нелояльных. Он легко прощает ошибки и огрехи, совершённые по неопытности или ставшие следствием непредсказуемых обстоятельств. Но если человек заявил о себе как о профессионале и гарантировал нечто с высоты своего экспертного опыта, тут уж за свои слова надо отвечать. Болтон в этом смысле непростительно проштрафился.

Впрочем, судя по всему, не только этот случай стал предметом недовольства хозяина Белого дома. Источники издания The New York Times сообщили в конце мая, что Трамп в кругу своих друзей, гостивших в его флоридской резиденции, ворчал на Болтона за то, что тот пытается направить Вашингтон по пути, которого Трамп всячески пытается избежать. В основном это касается вопросов войны и мира. Говоря точнее — напряжённости вокруг Ирана и Северной Кореи.

The New York Times, мягко говоря, не любит Дональда Трампа, так что информации этой газеты, полученной, как водится, из анонимных источников, можно было бы не особенно доверять.

Но в том-то и дело, что Болтон действительно пытается гнуть линию, которую Трамп отверг ещё в ходе предвыборной кампании. Главное здесь — недопустимость вовлечения США в новый затяжной конфликт. Только такой конфликт (да ещё обвал экономики, пожалуй) с гарантией создаст проблемы действующему президенту на выборах 2020 года.

Вступая в должность, Джон Болтон заверял бравших у него интервью журналистов, что своё личное мнение о том, как надо вести дела в мире, он засунет куда подальше, поскольку главное на госслужбе — лояльность. Он даже привёл слова известного американского дипломата Дина Ачесона: «И я, и Гарри Трумэн оба понимали, кто из нас президент Соединённых Штатов». И поначалу Болтон вроде бы выполнял своё обещание. Что бы он ни думал о России, а единственный полноценный саммит Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки подготовил именно он.
 
Но дальше он то ли осмелел, то ли забылся. А может быть, дал себя знать характер Джона. Репутацию неуживчивого, вечно себе на уме человека Болтон заслужил ещё во времена Буша-старшего. Он не нравился даже самым ярым ястребам из числа республиканцев. Потому что у него всегда была какая-то своя правда и своя линия поведения. Буш-младший пытался выдвинуть Джона послом США в ООН, но конгресс был категорически против. Но главное — он восстановил против себя дипломатическое ведомство, где четыре года проработал заместителем госсекретаря. Кончилось тогда всё довольно унизительной отставкой.

Сегодня Болтон повторяет те же самые ошибки. Он пытается забежать вперёд, продвинуть свою линию, сделать свою ястребиную позицию публичной, что в целом не очень согласуется с характером поста советника по нацбезопасности. В мае, когда в Северной Корее прошли испытания какого-то неустановленного оружия (видимо, тактических ракет), Джон Болтон поспешил заявить, что Пхеньян нарушил своё обещание не производить запуски баллистических ракет, так что о дальнейшем сближении позиций США и КНДР не может быть и речи.

Однако Дональд Трамп в ходе своего визита в Токио был настроен совсем иначе. Он сказал, что «маленькие стрельбы» его совершенно не беспокоят, так что переговоры с Ким Чен Ыном скоро возобновятся… И вообще, мол, Ким — очень приятный человек. Президент тогда сказал, что в его администрации есть бóльшие ястребы («и это нормально»), но решать в конечном счёте будет именно он. Намёк был весьма прозрачным, особенно учитывая, что Болтона в Японию не взяли.

А ведь именно в Токио, судя по всему, решалась судьба особого посредничества Японии в урегулировании американо-иранского конфликта. То, что Абэ Синдзо отправился в Тегеран с миссией мира по просьбе Трампа, не вызывает никаких сомнений. Японский премьер даже выразил заинтересованность в закупке иранской нефти. А это значит, что Дональд, как всегда после предельного взвинчивания ставок, готов к мирному решению вопроса. Это особенно болезненный удар для Болтона.

С Россией вели переговоры все президенты США. Северная Корея — большая проблема, но за неё горой стоит Китай. А вот с Ираном, как полагал Джон, дело всё же удастся довести до применения силы, за которое он всё время ратовал.

Твердолобая убеждённость советника в том, что иранскую проблему можно решить только ракетами, бомбами и, желательно, наземной операцией американских войск, сыграла с ним злую шутку. Разруливание ситуации доверили даже не другому члену администрации, а иностранному лидеру.

Итак, Болтона сняли с российского направления (вместо него наводить в мосты в Сочи направили Майка Помпео). С венесуэльского, очевидно, тоже. По Ирану его позицию проигнорировали. По северокорейскому вопросу президент со своим советником публично не согласился. К разборкам с Китаем его даже близко не подпустили. Пять стран. Пять направлений. Пять двоек с минусом.
 
Видимо, эти страны теперь снятся Болтону в страшных снах. Ситуация всё больше напоминает 2005 год, когда Джону ясно дали понять, что работа посла в ООН никогда не будет его. И что ему пора писать прошение об отставке.

Справедливости ради следует сказать, что корреспондент издания The Wall Street Journal Джон Басси спровоцировал президентского советника, в красках расписав несогласие главы государства с позицией Болтона. Но Джон — опытный политический функционер, он легко мог обойти острые углы и обернуть вопрос журналиста себе на пользу, тем более что Басси (да и всё издание в целом) весьма лояльно настроено по отношению к нынешней администрации.

Но Болтон сорвался. Он было начал говорить обтекаемыми фразами, но вдруг выпалил: «У нас есть серьёзные основания полагать, что Северная Корея, Иран, Венесуэла, Россия и Китай приняли решение — и вы можете видеть следствия этого в публичном поле — попытаться распространить дезинформацию об администрации… что президент и его советники находятся в разладе. Кх-м… В таком вот ключе».

На этом советник не остановился. Он обвинил американские СМИ в том, что они являются «стенографистами этих режимов». «Это нечестно!» — всплеснул руками Басси. «Нет, честно!» — отрезал Болтон.

Конечно, все пять перечисленных государств имеют свои основания недолюбливать Джона. Но в целом им сейчас он не очень интересен, ведь его отстранили от решения вопросов, с ними связанных. Так что советник пал жертвой своего собственного видения мира. Слишком часто он говорил о лидерах и правительствах по всему земному шару — мол, вот этот и этот «должны уйти». У него никогда не было никакого плана Б, никакой запасной тактики, никакой гибкости в игре. Только применение силы и требование «уйти».

Бумеранг вернулся. Во всяком случае, психологически. Наверное, Джону приснилось, что собрались лидеры России, Китая, КНДР, Венесуэлы и Ирана и крикнули: «Болтон должен уйти!» И он проснулся в холодном поту.

Но знаете что? Если уж говорить о том, что мог бы сделать Вашингтон для возобновления диалога о проблемных точках Земли, то начать было бы неплохо именно с этого. С недопущения таких, как Болтон, к внешней политике. С того, что Болтон должен уйти.

Остаётся вопрос, кто придёт ему на замену…

Источник
14.06.2019

Дмитрий Дробницкий





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта