Александр Запольскис: Брексит: Лондон теряет статус мирового финансового центра (30.11.2018)

Как Ве­ли­ко­бри­та­ния пре­вра­ща­ет­ся просто в Бри­та­нию.

Чем за­кон­чит­ся слож­ный танец Терезы Мэй с  про­би­ва­ни­ем для ее страны хоть более-менее при­стой­ных усло­вий выхода из  Ев­ро­со­ю­за – пока оста­ет­ся неяс­ным. Ше­сти­сот­стра­нич­ный до­ку­мент на­хо­дит­ся  между ше­сте­ре­нок слож­ной бю­ро­кра­ти­че­ской про­це­ду­ры "при­зна­ния" в  пар­ла­мен­тах ЕС и Бри­та­нии. Однако уже можно ска­зать точно, что по­пыт­ка  сыг­рать в футбол на минном поле для бри­тан­цев за­кон­чи­лась пла­чев­но.
Схлопывание реального сектора их экономики  фиксировалось достаточно давно. Хотя в 2014 и 2015 годах отмечался  некоторый рост (2,4 и 1,8% соответственно), он, в целом, никак не мог  компенсировать суммарный объем снижения предыдущего десятилетия. В 2008  показатель падал на 2%, потом еще на 10% в 2009, чтобы еще просесть на  1,2% в 2011 и на 0,3 в 2013 годах.

Но британское руководство складывающаяся  картина особо не расстраивала, так как больше половины национального ВВП  формировал рынок финансовых услуг. На протяжении веков Лондон сохранял  статус одного из ведущих финансовых центров планеты, обслуживающих не  только собственные деньги, но и неплохо зарабатывающего на услугах  зарубежных капиталов.

Так некстати провалившаяся афера с Brexit  создала угрозу серьезного осложнения банковскому сектору Королевства, но  его премьер-министр положила много сил на минимизацию ущерба и,  казалось, уже практически достигла успеха. Свет в конце тоннеля  явственно забрезжил. Однако нынешний рынок слишком сильно завязан на  доверии, и в нем капиталы Лондону отказали.

Как на днях написала The Guardian,  примерно 37 крупнейших финансовых компаний мира начали практические  действия по переводу своих штаб-квартир в Европу. Совокупный размер их  активов составляет порядка 800 млрд евро, что соответствует, без сущей  мелочи, 1 трлн долларов. Для Британии, чей собственный ВВП за 2017 год составил 2,6 трлн, это, безусловно, удар, если не смертельный, то точно шокирующий.

Источники говорят, что большинство  контрагентов перебирается в немецкий Франкфурт.  Причем Берлин даже  оказался вынужден пойти на экстренное внесение изменений в действующее  трудовое законодательство, чтобы обеспечить прибывающим работодателям  возможность быстро найти необходимое количество персонала необходимой  квалификации.

Впрочем, не все из них стремятся осесть  именно в Германии. Ряд игроков, в частности JP Morgan, Goldman Sachs и  Morgan Stanley присмотрели себе места в других городах, включая Дублин и  Париж.

Но в любом случае все они стремятся успеть  юридически закончить перебазирование до конца первого квартала 2019  года, то есть до наступления официальной даты выхода Британии из ЕС.

Таким образом, это не просто досужие  разговоры "в пользу бедных" и не отвлеченное обсуждение возможных  перспектив "в случае, если такое понадобится" где-нибудь в уютном  лондонском пабе "для очень солидных джентльменов". Это фактически  массовое бегство жирных финансовых крыс с тонущего корабля. 

Точные цифры в разных источниках заметно отличаются, однако можно с уверенностью сказать, что на 2014-2015 годы общий объем накопленных прямых иностранных инвестиций в Британии составлял 1,557 трлн, а объем обслуживаемых иностранных капиталов  достиг 7,8 трлн долларов. Стало быть, сейчас беглецы уносят с собой по  меньшей мере 12-13% денег. Будет очень интересно посмотреть, как Остров  сумеет справиться с таким ударом.

И ведь это, что называется, еще не вечер.  Столь масштабный отток капитала неизбежно потянет за собой следование за  ним и множества обеспечивающих сервисов, от финансовых, как например,  страховых компаний и юридических служб, сопровождающих сделки, так и  служб чисто технических (компьютеры, связь, сервисное обеспечение работы  офисов). Таким образом, итоговая цифра стагнации упомянутым выше  триллионом явно не ограничится. Да и те 37 юридических лиц, похоже лишь  самый первый эшелон.

А самое главное, это то, что в банковском  секторе страны занято 12% трудоспособного населения, которое через  мультипликатор создает еще около 5-8% рабочих мест в других секторах.  Таким образом, под угрозой оказывается почти пятая часть трудового рынка  страны.

Если капиталы экстренно десантироваться  "за Ла-Манш" могут, то британские граждане – нет. После наступления даты  выхода Британии из Евросоюза они автоматически оказываются там, пусть и  как-то привилегированными (в рамках соглашения по Brexit, если таковое  еще действительно примут), но все-таки иностранными гражданами, без  специального разрешения права на работу в ЕС не имеющими. Но обращаться  за его получением они смогут не раньше даты вступления Brexit в  юридическую силу, а к тому моменту сбежавшие из Британии банки все  вакансии у себя закроют местным персоналом.

Словом, история Лондона как мирового  финансового центра точно закончена. Остается лишь делать ставки, когда  там закроются и другие его атрибуты, например золотой фиксинг и  лондонская биржа металлов. Кстати, становится не менее интересной  дальнейшая перспектива Ллойда.
30.11.2018

Запольскис Александр

Источник: https://aftershock.news/?q=node/706922




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта