Алексей Черников: Брестский мир: как это было (12.03.2018)

В начале марта исполнилось 100 лет двум крупным историческим событиям – заключению Брестского мира и началу иностранной военной интервенции против Советской России. Оба эти события прекрасно демонстрируют истинное лицо политики Запада по отношению к России.
Одним из первых декретов Советской власти, принятых Вторым съездом Советов 26 октября (8 ноября) 1918 года был «Декрет о мире» – предложение всем воюющим в ходе Первой Мировой войны сесть за стол переговоров. Однако бывшие союзники России по Антанте 20 ноября (3 декабря) 1917 года наотрез отказались от предложения Советского правительства. Тогда оно вынуждено было начать переговоры с Германским блоком о заключении сепаратного мира (т.е. мира, который заключается с противником одним из союзников, без согласия других союзников). Сам этот факт дал впоследствии повод осуждать первое советское правительство за измену национальным интересам страны, а самого В.И. Ленина и руководство партии большевиков считать германскими шпионами. Эта тема сегодня активно муссируется в либеральных СМИ и отечественными историками-западниками. Да и многие историки, позиционирующие себя православными патриотами (но по сути являющихся все теми же либералами-западниками) разделяют подобные оценки. Вот один из последних перлов подобного «патриота России до 1917 года» главного научного сотрудника института российской истории РАН Владимира Лаврова: «Ленин и Гитлер – не одно и то же, не близнецы-братья. Но именно Ленин, подобно будущему гитлеровцу генералу Власову, пошел на сотрудничество и получил помощь от спецслужб Германии, напавшей на нашу Родину. У Ленина и Гитлера один глубинный источник поддержки — сатанинские силы, и главная цель обоих – уничтожить тысячелетнюю богоугодную Россию»[1]. На первый взгляд все выглядит логично и убедительно. Большевики предали Россию, совершив Октябрьскую революцию (простите, переворот, как учат сегодня либералы), а затем заключили позорный мир со своими хозяевами. Но это логично только на первый взгляд, с позиций сегодняшнего дня, с точки зрения либерала-западника, или записного диванного патриота, самой большой проблемой в жизни которого был перенос защиты диссертации с марта на июнь. А что было на самом деле? Как действовали и мыслили люди тогда в 1918 году? Почему же был заключен этот тяжелейший мир? Кто в конечно итоге в этом виноват?

А было следующее: три года войны и безумные либеральные эксперименты после Февральской революции полностью обескровили Россию. Страна находилась на грани экономической катастрофы. Народ устал от войны, которая велась с громадным напряжением сил. Позволим себе напомнить: за время войны в Россию в армию было мобилизовано 19 млн. человек (по отношению ко всему населению – 11,6%, по отношению к мужскому населению – 22,6%)[2]. Если же взять самый трудоспособный возраст 20-40 лет, то процент мобилизованных составил почти половину этой категории населения. Ежедневный расход на военные нужды в начале 1917 года составил 55,6 млн. рублей[3]. Русская армия понесла в войне наибольшие потери из всех воюющих сторон. Они составили в общей сложности 9347,3 тыс. человек, из них безвозвратные потери — 2 254,4 санитарные — 3749,0, попавшие в плен (без учета возвратившихся оттуда в ходе войны) — 3343,9 тыс. человек (для сравнения: общие потери Франции составили 470l,8 тыс. чел., Англии — 3303,1, Германии — 7860,0 и Австро-Венгрии — 4880,0 тыс. чел.)[4]. Практически в ходе этой войны Россия понесла потери больше, чем во всех остальных войнах вместе взятых за предыдущую тысячу лет. Столь большие потери привели к тому, что уже через три года военных действий в русской армии проявилось катастрофическое падение боеспособности, а в конце 1917 — начале 1918 г. она практически распалась. Это обусловливалось целым рядом как объективных, так и субъек­тивных причин. Главными из них являлись:

1. Крайне невыгодное геополитическое положение Российской империи по сравнению с другими странами Антан­ты, в результате чего русской армии впервые в мировой прак­тике пришлось в течение 3,5 лет удерживать огромный фронт, как уже отмечалось, от Балтики до Черного моря (протяженность — 1934 км), не считая 1100-километрового фронта на Кавказе, и противостоять на них объединенным силам Германии, Австро-Венгрии и Турции. В то же время на Западном фронте протяженностью 630 км против германской армии совместно действовали вооруженные силы Франции, Англии и Бельгии, к которым в 1917 году присоединилась еще и ар­мия США. Там же сражались и четыре русские бригады.

2. Неудовлетворительное руководство вооруженными силами и ходом военных действий со стороны Верховного главнокомандования и царского правительства, практически полная зависимость их оперативно-стратегического плани­рования от требований западных союзников в ущерб россий­ским национальным интересам.

3. Значительный социально-экономический разрыв между индустриально развитыми Германией, Великобританией и Францией, с одной стороны, и аграрно-индустриальной Россией – с другой, что выражалось в крайне низком уровне материально-технического обеспечения русской армии современными видами вооружения, нехватке винтовок и боеприпасов) особенно артиллерийских (снарядный «голод»), низким образовательном уровне основной массы солдат (одетых в шинели крестьян), отсутствии у 60% новобранцев надлежащей военной подготовки. Все это и приводило к излишним, неоправданным людским потерям в Российской армии.

4. Своекорыстная политика союзников России по блоку, которые вели войну «до последнего русского солдата», используя Восточный фронт как противовес наступлению на Западном и не раз вынуждая военно-политическое руковод­ство России преждевременно, без необходимой подготовки бросать в бой войска, причем в нарушение ранее согласованных планов[5].

Народ устал от войны и требовал мира. Русская армия, главным виновником разложения которой были вовсе не большевики, как сейчас любят утверждать «продвинутые» историки, а тупиковая политика царского, а потом уже абсолютно безумная политика Временного правительства, фактически перестала существовать. Новая боеспособная армия еще не была создана. Да, в общем-то, большевики, пришедшие к власти под лозунгом прекращения войны, исходя из чисто политических соображений, не могли изменить свою позицию, не рискуя потерять власть.

2(15) декабря 1917 года в Бресте было подписано соглашение о перемирии, а 9 (22) декабря начались мирные переговоры. Изначально российская делегация выдвинула в качестве основы для мирных переговоров принцип демократического мира без аннексий (т.е. без передачи части территории страны Германии и ее союзникам) и контрибуций (т.е. денежным выплатам в пользу германского блока). Представитель германской стороны Кюльман заявил, что этот вопрос может быть решен положительно только в том случае, если к основным положениям советской декларации присоединяться все страны Антанты. Правительства стран Антанты (прежде всего Англии, Франции и Италии), естественно отказались сделать это: без аннексий и контрибуций мир с Германией не имел для них смысла. Впрочем, и в Берлине, и в Вене это и так прекрасно понимали, а заявление Кюльмана было сделано только для того, чтобы переложить выну за последствия своих действий на Антанту. Эти события как нельзя лучше демонстрируют главную черту западной цивилизации – насильственность и агрессию.

5 (18) января 1918 года германская делегация потребовала отторжения от России свыше 150 тыс. км2 территории. Польша, Литва, часть Латвии и Западная Белоруссия должны были перейти под контроль Германии[6]. Подобные условия вызвали раскол в обществе. Даже внутри самой партии большевиков возникла группа «левых коммунистов во главе с Н.И. Бухариным, которая требовала продолжения войны с Германией, даже «идя на возможность гибели Советской власти». Правда о том, какими средствами должна была эта война вестись, и о том, что страна в принципе в данный момент воевать не может «революционеры-романтики» не задумывались. Но еще большую авантюру предложил «злой гений революции» Л. Троцкий, занимавший в то время пост наркома (министра) иностранных дел. Он предложил следующее: объявить войну прекращенной, демобилизовать армию, но мирный договор при этом не подписывать.

17 (30) января 1918 года переговоры в Бресте возобновились. При отъезде в Брест между главой советской делегации Л. Троцким и В.И. Лениным была достигнута договоренность: как можно дольше затягивать переговоры. Немцы в это время готовились к решающему наступлению на Париж на Западном фронте и высока была вероятность того, что они, побоявшись в последний момент продолжить войну с Россией на Восточном фронте, пойдут на определенные уступки. Обстановка на переговорах была сложной. Немцы общались исключительно в ультимативном тоне. Они отказались допустить до переговоров делегацию Советской Украины (союзников Советской России), подписали сепаратный мир с Центральной радой – правительством украинских националистов. Этот договор давал основание австро-германским войскам оккупировать Украину. Пусть кто-то скажет, что история не повторяется: не так ли сегодня Запад предпочитает не замечать «самопровозглашенные» ЛНР и ДНР и стремится к сотрудничеству с продажно-националистическим режимом П. Порошенко. Как и 100 лет назад, сегодня, думаю, понятно какой из режимов на Украине действительно хочет реальных, а не декларированных свободы и процветания своему народу.

Несмотря на то, что еще было возможно затягивать переговоры, 28 января (10 февраля) 1018 года Троцкий воплотил в жизнь задуманную ранее им авантюру, заявив, что Советская Россия войну прекращает, армию демобилизует, а мира не подписывает. Советская делегация покинула Брест. В ответ на это немцы заявили о прекращении переговоров и возобновлении военных действий. 18 февраля в 12 часов австро-германские войска начали наступление по всему фронту. После острой борьбы внутри партии большевиков, советское правительство сообщило немцам о своем согласии подписать условия мирного договора. Однако противник продолжал наступление, стремясь поставить Россию на колени. 21 февраля началось активное формирование Красной Армии (декрет о ее создании был подписан еще 5 января 1918 года). 23 февраля, в результате ожесточенных боев малочисленным и плохо вооруженным отрядам Красной Армии удалось сдержать немецкое наступление на Петроград (именно поэтому этот день отмечался ранее как День Советской Армии, а сейчас отмечается как День Защитника Отечества). Тем не менее, 23 февраля германское правительство выдвинуло ультиматум, содержащий еще более тяжелые условия мирного договора. Оно потребовало немедленно очистить от русских войск территорию Латвии, Эстонии, Финляндии, Украины, демобилизовать русскую армию, восстановить русско-германский торговый договор 1904 года[7]. На принятие ультиматума давалось 48 часов. После длительной и ожесточенной борьбы внутри руководства партии, а также с фракцией партии левых эсеров (на тот момент партия левых эсеров была союзником большевиков и входила в советское правительство) большинством голосов германские условия были приняты.

3 марта 1918 года Брестский мирный договор был заключен. Договор подписали: с советской стороны – председатель делегации Г.Я. Сокольников, Г.В. Чичерин, Г.И. Петровский, Л.М. Карахан; от Германии – статс-секретарь МИД Р. Кюльман, начальник штаба и Верховного командующего на Восточном фронте генерал-майор М. Гофман; от Австро-Венгрии – министр иностранных дел О. Чернин; от Болгарии – посол в Вене А. Тошев; от Турции – посол в Берлине И. Хаки-паша. Договор состоял из 14 статей и приложений к ним. Ст. 1 устанавливала прекращение состояния войны между Советской Россией и Германским блоком. От России отторгались значительные территории: Литва, Курляндия, Лифляндия, Эстляндия и часть Белоруссии; на Кавказе к Турции отходили Карс, Ардаган и Батум. Украина и Финляндия признавались самостоятельными государствами. Германия сохраняла за собой стратегически важные Моонзундские острова в Балтийском море. Всего Россия теряла более 1 млн. км2.[8] Россия обязывалась: согласно ст. 5 – демобилизовать армию и флот, в т.ч. части Красной Армии; по ст. 6 – признать договор Центральной рады с Германией и ее союзниками, заключить с радой мирный договор и определить границу России и Украины. Брестский мир восстанавливал крайне невыгодные для России таможенные тарифы 1904 года. На Россию налагалась контрибуция в 6 млрд. марок.
Брестский мир явился самым тяжелым мирным договором, который когда-либо подписала Россия за всю свою историю. Однако страна сохранила главное – свою независимость. Ленин, убеждая противников Брестского мира, говорил о его временном характере, о том, что Россия сбросит его кабальные условия, как только соберется с силами. Его предвидение сбылось: всего через 8 месяцев, 11 ноября 1918 года Германия, проиграв Первую мировую войну, капитулировала. 13 ноября 1918 года Советское правительство аннулировало Брестский мир, избавившись от его кабальных условий.
Почему же вообще возникла ситуация, в которой подписание Брестского мира стало страшной необходимостью? Насколько виноваты в ней сами большевики? Несомненно, что руководство партии, не имевшее опыта в дипломатических делах, совершило ряд тактических ошибок. Так же несомненно, что большую отрицательную роль в данной ситуации сыграл Троцкий, для которого слова «Россия», «Родина», «честь дипломата» были пустым звуком, а патриотизм – вообще зловещим пережитком прошлого, который надо немедленно искоренить. Но главная ответственность лежит все же не на них. Главная ответственность лежит на императоре Николае II, вовлекшим страну в страшную войну, а потом, после отречения от престола, бросившим ее на произвол судьбы, на бездарных царских генералах (командующие, подобные А.А. Брусилову – это исключение из правил), которые губили миллионы русских солдат в бесплодных атаках. Еще большая ответственность лежит на либеральных клоунах – Керенском, Милюкове, Гучкове, Терещенко и им подобных членам Временного правительства, которые придя к власти, полностью развалили систему управления, обороны и безопасности страны. Именно они, в первую очередь семимильными шагами вели Россию к Брестскому миру. Огромная доля ответственности лежит на союзниках по Антанте, которые использовав Россию в своих интересах, высушив ее до капли, бросили на произвол судьбы, один на один с германским агрессором.

Какое собственно нам дело до Брестского мира? Сегодня не только главных действующих лиц этой исторической драмы, но даже тех, кто помнит, как это было, уже давно нет в живых. Исчезли навсегда с карты Австро-Венгрия, кайзеровская Германия, османская Турция. Может быть, просто закрыть эту неприятную страницу и забыть о ней? Но ведь история для того и существует, чтобы извлекать из нее уроки. Что же мы сегодня можем извлечь из событий столетней давности?

Урок первый. Нужна сильная боеспособная армия, само существование которой способно отбить у потенциального врага желание развязать войну против России, иначе, как гениально заметил О. фон Бисмарк: «Государство, которое не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую».

Урок второй. Россия должна действовать только во имя собственных интересов, меньше всего заботясь о том, «что о нас подумают там – в цивилизованном мире». Именно подобному лейтмотиву политики последнего русского императора страна во многом обязана втягиванием ее в мировую бойню.

Урок третий. Необходимо комплексно развивать собственную промышленность, «реальный сектор экономики». Нужна новая индустриализация. Именно отставание в индустриальном развитии от Запада, способствовало складыванию катастрофического экономического положения страны, что было одной из главных причин революций 1917 года в России. В то время как проведенная в 30 годы ХХ века индустриализация была одной из главных причин нашей Победы во Второй Мировой войне.

Урок четвертый. Запад всегда рассматривал Россию не как равного партнера, а как источник средств для подпитки своей агрессивной цивилизации, как разменную монету в своей дипломатической игре. Наиболее ярко в те годы это проявилось в интервенции против Советской России. Впрочем, это уже тема для следующей статьи.
 
[1] http://www.grso.ru/articles/otstavnoj-polkovnik-suditsya-so.html
[2] Строков А.А. История военного искусства. Т. 5. С.-Пб.: Омега-Полигон, 1994. – С. 662.
[3] Строков А.А. История военного искусства. В пяти томах. Т. 5. С.-Пб.: Омега-Полигон, 1994. – С. 662.
[4] Отечественная военная история. В трех томах. Т.2-3. М.: Издательский дом «Звонница-МГ», 2003. – С. 142.
[5] Отечественная военная история. В трех томах. Т.2-3. М.: Издательский дом «Звонница-МГ», 2003. – С. 143.
[6] Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. / гл. редактор С.С. Хромов. Издание второе. М.: Советская энциклопедия, 1987. – С. 73.
[7] Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. / гл. редактор С.С. Хромов. Издание второе. М.: Советская энциклопедия, 1987. – С. 73.
[8] Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. / гл. редактор С.С. Хромов. Издание второе. М.: Советская энциклопедия, 1987. – С. 74.
12.03.2018

Черников А.В.
сотрудник Курского филиала Института русско-славянских Исследований им. Н.Я.Данилевского, кандидат исторических наук





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта