Валерий Коровин: BREXIT и слезы робота Терезы (ЕС: Великобритания) (31.05.2019)

ЕВРОПЕЙСКИЙ УПАДОК КАК ПРЕДЗНАМЕНОВАНИЕ НАЧАЛА КОНЦА

Недавняя отставка британского премьера Терезы Мэй аккурат совпала с выборами в Европейский парламент. И то и другое наложилось на серьезный кризис, который потрясает Европейский союз в самых его основаниях. Оккупация Европы Соединенными Штатами не прошла даром для Старого света. Европа продолжает падать в пучину кризиса, ведущего к распаду, вызванному клубком нерешаемых проблем — от миграционного коллапса до кризиса идентичности.
Сегодня европейцы все чаще задаются вопросом «Кто мы?». Европа стала заложницей глобалистских проектов, вылившихся в чудовищные постгуманистические эксперименты над человеком, толкающих ее к доминированию бесполых клонов, выродившихся мутантов и обесчеловеченных киборгов. Все это на фоне серьезного экономического спада, а главное, полной потери Европой какой-либо субъектности — цивилизационной, геополитической, и даже экономической. США выкручивают руки европейским бюрократам каждый раз, когда их решения противоречат американским интересам. Так поступают со своими колониями, а не с союзниками и уж тем более не с партнерами.

События, разворачивающиеся на наших глазах в Европе, не могут не беспокоить. Неконтролируемая миграция, экономический кризис, рост социального напряжения и, как следствие, беспорядки и террористическая активность на фоне падения уровня жизни и, что особенно фатально, «расчеловечивания» жителей европейского континента. А это потеря всякой идентичности, вплоть до половой. Жесткие ювенальные законы, легализация усыновления детей однополыми парами, смещение, вплоть до смены половой идентичности еще со школы, раскрепощение сексуальных инстинктов чуть ли не с детского сада — вот лишь некоторые недуги, свидетельствующие о тяжелой болезни европейского общества.

Европа индоевропейской цивилизации по сути прекратила свое существование. На смену ей грядет пост-Европа биомеханоидов, в которой все человеческое в привычном еще недавно, традиционном смысле, чуждо. Больше нет ни традиции, ни воли, ни ума, определявших Европу модерна. Ни даже человека как такового. Впереди кошмар неопределенности и кризис настолько тяжелый, что возникает логичный вопрос «А можно ли еще спасти привычную нам Европу, и есть ли еще там что спасать?».

Вот в каких условиях происходит смена политического представительства в Европейском парламенте, который, по закону утверждает нового председателя Еврокомиссии — по сути, первое лицо в ЕС. Но вот вопрос: сохранится ли сам ЕС, сколь долго еще просуществует, и каковы будут последствия его распада, о котором все чаще говорят уже не только в Европе, но и за ее пределами. Как это скажется на мировых процессах?

А как накопившиеся проблемы будет решать сам Европарламент? Ведь то, что сегодня происходит в Европе — это не просто миграционный кризис или неспособность бюрократической машины быстро оформить всех прибывших. Помимо миграционных проблем и угрозы терроризма Европа переживает серьезный экономический кризис, а также социальную стагнацию, связанную со стремительным старением и неспособностью самовоспроизводиться. Европейская культура, сделавшая ставку на современное искусство, также зашла в концептуальный тупик. Собственно европейской культуры уже и нет как таковой, она потоплена в примитивных американских культурных суррогатах массового потребления. Вся совокупность кризисов и представляет собой фундаментальный сбой всей европейской политической антропологии. И выйти из этого системного кризиса путем утихомиривания разбушевавшихся арабов, увеличения темпов роста экономики или выдачи пособий на рождаемость уже невозможно. Сбой произошел на уровне парадигмы — модерн завершился, и его производные больше не работают.

Неудивительно, что население Европы все больше доверяет евроскептикам и популистам, которых точнее было бы называть народниками (ведь populus не что иное, как народ), и все меньше доверяет глобалистам, либералам, и ставленникам Вашингтона. Последние давно вызывают лишь открытое раздражение и неприязнь. Чего стоят непрекращающиеся который месяц массовые акции протеста во Франции против ставленника глобалистов Макрона. И это, похоже, только начало.     

Объявив себя победителями в последовавшей за победой над нацизмом холодной войне, американцы, оккупировавшие часть Европы, которая, впрочем, в итоге досталась им целиком, провозгласили «Американский век». По замыслу американских стратегов, финальной стадией его завершения в качестве некоей данности должен был стать однополярный мир, выражающий собой не что иное, как всеобщую, мировую систему ценностей, единое политическое пространство и универсальную мировоззренческую модель, выстроенную на основе американского, шире — западного цивилизационного опыта, объявленного идеальным и универсальным. Все это должно было быть реализовано и воплощено в универсальную общемировую модель, представляющую собой не что иное, как глобальную доминацию США в планетарном масштабе.

Ссылаясь на т.н. «советскую угрозу» американцы вообще перестали считаться с мнением европейцев, мол, «хотите безопасности, не хотите, чтобы вас покорили дикие русские орды с Востока — слушайтесь во всем нас, мы все решим». И покорные, дисциплинированные европейцы слушались, до тех пор, пока не поняли, что их просто оккупировали и нещадно эксплуатируют. Бывшая колониальная Европа сама не заметила, как превратилась в колонию. Американскую. Давно распался Советский Союз, исчезла опасность с Востока, а европейцы так и продолжают работать на американскую машину мирового могущества, превратившись в послушных американских рабов.

Стоит ли удивляться тому, что Европе в американской картине мира отводится второстепенная роль. Своего рода берегового форпоста на Западе Евразии, через который и должна осуществляться основная экспансия глобализма на евразийский континент. А что делать? Попробуй только ослушаться  — последствия на лицо, многочисленные примеры того, как поступают с тем, кто пошел против воли Вашингтона, так и проносятся перед глазами — Латинская Америка, арабский мир, Африка, Магриб, постсоветское пространство. С одной стороны, не хочется повторить судьбу каких-нибудь Ирака, Ливии или Сирии. С другой, не вечно же жить в рабстве?

Выбор Европы лежит между волевым, субъектным существованием, либо объектным, марионеточным. Стагнация Европы как раз напрямую связана с усилением контроля Соединенными Штатами, не считающимися с интересами самой Европы, и влияния на нее со стороны Вашингтона. Давно замечено: чем больше Вашингтон управляет Европой, тем хуже у нее дела. Даже в экономике, которая считалась главным преимуществом Европейского союза. Этот колосс на глиняных ногах, экономический монстр, в какой-то момент грозил даже бросить вызов самим США. И что мы видим? США в два счета, просто, в три хода поставили европейской экономике мат. От нее вскоре камня на камне не останется при таком интенсивном участии «американских друзей» в европейской экономике. Здесь как раз ситуация взаимообратная: чем больше Вашингтона, тем меньше экономики.

Нынешний ЕС – проект исключительно мондиалистский, то есть встроенный в процесс американской унификационной глобализации, в котором происходит растворение народов Европы в едином плавильном котле, лишенном каких-либо геополитических функций, со ставкой, сделанной исключительно на экономику. Все это пространство подчинено американским глобальным интересам, не имеет никакой самостоятельности и никакой субъектности.

Собственно, экономикоцентричность, которой подчинена нынешняя Европа, является своего рода завесой, за которой не видно остальных факторов субъектности – геополитической, цивилизационной. Народы Европы запугали экономикой, поработили экономикой, поставили от нее в рабскую зависимость. Экономическим спадом запугивают сегодня и Британию, то британское большинство, которое проголосовало за выход из ЕС, с которым, в свою очередь, не справилась плачущая леди - танцующий робот – Тереза Мэй, запутавшаяся в «скрипалях». А ведь BREXIT — это не что иное, как попытка сохранить свою идентичность, выскочить из кипящего плавильного котла мондиалистского ЕС.

Неслучайно мнение о необходимости проведения референдума во Франции по аналогичному вопросу озвучила лидер французской партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен. Для нее французская идентичность не пустой звук, а сохранить ее можно только путем бегства из этого противоестественного для каждого здорового человека процесса, что происходит сегодня в Европе.

Впрочем, возможный распад ЕС – шок только для сторонников евроатлантизма, так как Brexit означает окончание проекта американской Европы. Этот американский проект Европейского Союза с самого начала его реализации был основан на идее доминирования США в Европе, на американском контроле надо всеми политическими процессами на Европейском континенте, на изъятии суверенитета у европейских государств. А также если брать социальный уровень, что немаловажно, – на растворении народов Европы в едином «плавильном котле», – превращении европейских народов в эдакую гомогенную атомизированную биологическую массу индивидуумов без коллективной идентичности.

Этот, завершающий сегодня свое существование проект, был изначально заточен под интересы американских, в первую очередь, транснациональных корпораций. Население Европы воспринималось в нем, как источник эксплуатации, а сама Европа как рынок сбыта. По сути, американцы сегодня вплотную подошли к прямой привязке Европы не только экономическим и стратегическим образом к США, но и к торговым интересам Америки, вскрыв европейские рынки для абсолютно бесконтрольного и ничем не ограниченного поступления американских товаров в ЕС.

Неудивительно, что глобалистские центры бросили все свои силы, чтобы запугать британцев, делая акцент именно на экономике, на сиюминутных экономических потерях, на краткосрочном падении благосостояния, при этом всячески затушевывая долгосрочные, стратегические перспективы. С самыми же непокорными могут разобраться и куда жестче. Неслучайно же на территорию ЕС вместе с нескончаемыми потоками т.н. «беженцев» забрасываются тысячи хорошо подготовленных, имеющих боевой опыт боевиков, попросту говоря – террористов. Американские глобалисты давно используют террористические сети против всех несогласных с их доминированием, и как знать, не участятся ли террористические вылазки в европейских столицах по всей Европе. Не потому ли Лондон так щепетильно отгораживается от всяких попыток проникновения т.н. «беженцев» в Туманный Альбион. Англичане прекрасно знают, что такое терроризм и как его использовать в своих интересах.

Нынешняя Европа зашла в концептуальный тупик, последовательно отказавшись от бога, традиции, культуры, гендерной идентичности, пройдя по пути «расчеловечивания» до самого края пропасти. Излечить столь запущенную болезнь обычными средствами, похоже, уже невозможно. Умирающей и разлагающейся Европе поможет лишь чудо. Русское чудо. И если что и может спасти Европу, так это Россия, несущая «свет с Востока».

Конец Европы разворачивается на наших глазах, и происходит это быстрее, чем многие ожидали. Пока некоторые с остервенением рвались в Европу, мечтая причаститься ее достижений, прогресса, цивилизации, вожделея именно той Европы, которую мы знали последние столетия, именно эта самая Европа и закончилась. Пришла в упадок и рассыпалась, превратившись в глиняные черепки. Какой будет новая Европа и будет ли она вообще?

Источник
31.05.2019

Валерий Коровин





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта