Сергей Артёменко: Британцы куртизанят Белоруссию (02.04.2018)

Пресловутая «многовекторность» официального Минска вызывает много вопросов о характере Союзного государства Белоруссии и России. Тем не менее стратегия сближения с Западом властями союзной республики последовательно реализовывалась и общественность заверялась в успехах на этом направлении, явленных больше на словах, чем в подписанных контрактах или в целом динамике роста взаимной торговли.
Начало 2018 года позволяло сделать вывод об отсутствии перемен на западном фронте: 23 февраля Евросоюз проинформировал о продлении санкций в отношении официального Минска ещё на год. Комментируя решение Совета ЕС, пресс-секретарь МИД РБ Дмитрий Мирончик констатировал: «Санкции с самого начала носили необоснованный характер». Не только в Брюсселе, но и в Белоруссии многие придерживались противоположной точки зрения, в пользу которой свидетельствовало состояние гражданских свобод и прав человека в постсоветской республике.




 
Спустя месяц, 23 марта, пресс-служба президента Белоруссии проинформировала о видении Александром Лукашенко перспектив взаимоотношений с Евросоюзом. Во время визита в Грузию он дал интервью местному телевидению, сообщив: «У меня накопилось много предложений и вопросов, которые надо обсуждать нам в Европейском союзе. Это их проблемы, и наши проблемы, и российские, и даже, может быть, грузинские. У меня есть свое видение. Придет время — я об этом видении скажу. Есть что сказать».

«Вы знаете, у меня нет к ним абсолютно никаких требований. Я хочу просто, чтобы нас уважали и считали, что есть такое государство в центре Европы. Евросоюз должен понимать ценность Белоруссии на сегодняшний день. Сегодня есть проблема у Евросоюза с Украиной. Не только у России, но и у ЕС. Есть проблемы севернее нас, где дорог практически нет», — рассказал он. Обращаясь к «европейцам», он предупредил их, что у руководства Белоруссии в сфере понимания демократии есть свои «национальные особенности», а «суть нашей внешней политики — многовекторность».
 
В конце марта руководство МИД РБ прибыло с визитами в Великобританию и США. Лондонский визит Сергея Лаврова англичане демонстративно отменили и заявили о высылке российских дипломатов, затребовав солидарности союзников, которая была им предоставлена. Тем более интересно на этом фоне выглядели вояжи представителей номинального союзника России в Лондон и Вашингтон.

Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей 27—28 марта нанёс визит в Великобританию. Предыдущий визит такого уровня был в 1993 году, что говорило об уровне двусторонних отношений. Его заместитель Олег Кравченко в то же время проводил переговоры в США. Белорусские чиновники старательно избегали комментариев на тему параллелей своих контактов в час истины союзных отношений.

В Лондоне представители официального Минска провели серию встреч, обсуждая широкий круг вопросов — от войны на Украине до привлечения британских инвестиций в экономику Белоруссии. Состоялись переговоры Владимира Макея с главой британского МИД Борисом Джонсоном, с министром по делам Европы и Америки МИД Аланом Дунканом (посещал Минск 25 сентября 2017 года), министром по торговой политике министерства внешней торговли Грегом Хэндсом. По итогам МИД РБ проинформировал о подписании документов о торгово-экономическом сотрудничестве и о взаимодействии между таможенными органами.
Владимир Макей и Борис Джонсон
Владимир Макей и Борис Джонсон

«В Вестминстерском дворце прошла встреча В. Макея с видными британскими парламентариями, входящими в межпартийную группу по Белоруссии. Отмечена важность закрепления положительной динамики в диалоге между народными представителями обеих стран», — сказано в официальном сообщении.

Имена «видных» не названы, об эффективности работы «межпартийной группы» и вовсе информации нет, хотя ранее представители официального Минске не упускали возможность назвать имена и рассказать о приёмах «парламентских групп» типа «Франция — Белоруссия». Немаловажно и то, что парламенты западных стран (да и в целом Евросоюза) не воспринимали национальное собрание Белоруссии как полноценный, демократически избранный парламент, поэтому создание и деятельность таких групп всячески поддерживалась из Минска. Об эффективность траты средств белорусских налогоплательщиков в перманентно «непростые времена» на подобные проекты МИД РБ никогда не отчитывался.

Макей также встретился с членом королевской семьи принцем Майклом Кентским, посещавшим Белоруссию в 2016 году и встречавшимся с Александром Лукашенко. С принцем Макей обсудил темы «взаимодействия в экономической и гуманитарной областях». Великобритания славится вниманием к «борьбе угнетённых народов» и бывшим колониям, причём не только своим. Поэтому обсуждение гуманитарных вопросов с членом королевской семьи закономерно, хотя и пересекается с компетенциями британских спецслужб.
Владимир Макей и Майкл Кентский
Владимир Макей и Майкл Кентский

Лондон активно принимал не только беглых российских олигархов, но и белорусских диссидентов, например — бывшего замминистра иностранных дел Андрея Санникова, жена которого работает на российскую «Новую газету», тиражирует русофобию и участвует в процессе политических репрессий в Белоруссии. Великобритания давно стала землёй обетованной не только для русофобов и экстремистов из Белоруссии, России и других стран, но также для детей белорусских чиновников и бизнесменов.

Посетив лондонский Сити, Макей провел переговоры с вице-президентом Европейского банка реконструкции и развития Пьером Хейлбронном, «в ходе которых обсужден весь комплекс вопросов, связанных с работой данной международной финансовой организации в Белоруссии». Белорусский дипломат также встретился с президентом банка Сумой Чакрабарти, рассмотрев«расширение сфер взаимодействия». МИД РБ проинформировал: «С учетом средств, выделенных Банком для проекта (42,45 млн. евро), общий объем финансовых ресурсов, предоставленных ЕБРР Белоруссии за период c 1992 года, превысил 2 миллиарда евро».

Макей также посетил «Центр европейских реформ», где принял участие в «круглом столе» по теме «Современная Белоруссия и ее место в Европе» с участием «ведущих британских аналитических центров», в числе которых упомянуты «Королевский институт международных отношений» (упоминается также как Chatham House, специализируется на геополитической проблематике и известен русофобским докладом «Русский вызов»), «Международный институт стратегических исследований» (специализируется на военно-политических конфликтах) и «Европейский совет по международным отношениям» (специализируется на проблемах безопасности Евросоюза и усиления его роли в мировой политике, будучи тесно связанным с США).

Даже названные в официальном сообщении МИД Белоруссии британские институты, учитывая их опыт подготовки экспертных заключений по России, не оставляют никаких сомнений в характере мероприятия. Как участие Макея в мероприятии ЦЕР, так и сентябрьский визит Дункана в Минск, во время которого состоялись переговоры с Лукашенко, видимо, следует рассматривать в одной цепи событий, представляющих особый интерес в контексте подписанной в 2017 году «Программы согласованных действий в области внешней политики государств — участников Договора о создании Союзного государства на 2018—2019 годы».

В январе 2018 года директор Центра европейских реформ Чарльз Грант посещал Минск и встречался с Макеем. До этого, в декабре 2017 года, представители минобороны Белоруссии, в частности генерал Олег Воинов, обсуждали перспективы сотрудничества в военной сфере с НАТО в целом и с отдельными членами организации в частности. За последнее время контакты Минска и Лондона заметно активизировались и стали более публичными, а наличие острого конфликта в данный период между Россией и Великобританией, за которой стоит мировой Запад, следует, вероятно, считать совершенно случайным совпадением.
 
Общественность ожидала единой внешнеполитической стратегии Москвы и Минска в рамках Союзного государства Белоруссии и России. Таковая не обозначилась ни во время кризиса на Украине, ни ныне — во время скандала вокруг отравления в Великобритании предателя Сергея Скрипаля, ответственность за которое Тереза Мэй спешно возложила на Россию, хотя даже в Великобритании не все верят в её правоту. Солидаризируясь с Великобританией, её союзники — США и страны Евросоюза выслали российских дипломатов, и не только дипломатов. Об объявлении представителей России persona non grata заявили даже те страны ЕС, которые не желали участвовать в этом скандале и присоединяться к санкциям, но были вынуждены это сделать, исполняя союзнический долг. Ничего подобного со стороны официального Минска не наблюдается, никакой аналогичной поддержки союзнику он не оказал — ни на словах, ни на деле.

Активизация официального Минска на западном направлении совпала с обострением перманентного торгового конфликта с Россией, предпосылки которого возникли в 2014 году — когда Александр Лукашенко объявил о том, что не будет поддерживать ответные меры России (продовольственное эмбарго) на санкции ЕС, США и их союзников. Закономерно, что вскоре контрабанда «санкционки» через Белоруссию в РФ, поставки не соответствующего российским нормам продовольствия белорусского производства (в т.ч. выработанного из «санкционного» сырья) стали притчей во языцех. Редкая неделя проходит без сообщений Россельхознадзора о выявлении нарушений при поставках из Белоруссии. Сформировался «белорусский продовольственный офшор», в существовании которого заинтересованы многие стороны, включая бизнесменов и чиновников из России, Белоруссии и попавших под ответные санкции стран.

Вскоре после вояжей руководства МИД РБ в Лондон и Вашингтон, 30 марта Александр Лукашенко во время инспекции предприятий Дзержинского района Минской области заявил о намерении принципиально поговорить об отношениях между Минском и Москвой с президентом России Владимиром Путиным: «Если Россия нас не понимает и понимать не хочет — ну что ж, встретимся с президентом после инаугурации, обсудим детально и капитально все вопросы».

«Если они будут наклонять нас всегда и везде — мы будем искать счастье в другом месте», — заявил Лукашенко чиновникам в ходе инспекции колхозных угодий. «Что же мы на коленях постоянно стоим? — возмутился он. — Доброе дело делаем и на коленях стоим!».

Слова «нагнуть», «наклонить» и «колени» давно и прочно обосновались в лексиконе Лукашенко, вызывая интерес не только психологов, но и политологов. Однако в контексте геоэкономического анализа больший интерес вызывает утверждённая им стратегия диверсификации экспорта и импорта, согласно которой Белоруссии следует ликвидировать зависимость от России. Многое помогает сделать сама Россия — например, в плане сокращения энергетической зависимости выделила большие кредиты и почти построила АЭС в Островецком районе Гродненской области (БелАЭС), при этом законсервировав строительство атомной электростанции в Калининградской области (Балтийская АЭС).

Диверсификация внешнеэкономической деятельности, поиск внешнего финансирования, технологий и политической протекции — такие цели поставил Лукашенко перед МИД не вчера. Поэтому Макей — один из ключевых, но всего лишь исполнителей. От достижения этих целей зависит благополучие руководства Белоруссии накануне очередной неизбежной трансформации, обусловленной объективными геополитическими условиями и субъективными факторами персоналистского политического режима. К этому времени будет очень кстати репутация вестернизатора Макея и белорусам, как и Москве, придётся довольствоваться пасьянсом, аналогичным украинскому периода крайнего «майдана».

Объективно в среднесрочной перспективе Запад не сможет компенсировать Белоруссии сокращение удельного веса России, которое в настоящий момент возможно осуществить лишь противоестественным, силовым, административным путём — как это сделала Украина после государственного переворота. Эксперты видят вопиющий дисбаланс торговли Белоруссии со странами ЕС, чего не скрывает, но особо и не афиширует Белстат.

Формально Великобритания входит в десятку внешнеэкономических партнёров Белоруссии и занимает третье место по экспорту белорусских товаров. Однако не секрет, что это за товары и куда они на самом деле поставляются. Например, белорусский экспорт в Великобританию (точнее, зарегистрированным там фирмам) почти полностью состоит из нефтепродуктов, выработанных из российской нефти. Отсюда и высокие риски ситуации, в которой более 90% во взаимной торговле составляет белорусский экспорт, хотя без акцентуации внимания на нефтепродуктах картина выглядит благостно.

По итогам 2017 года товарооборот между Великобританией и Белоруссией резко вырос (на $1,4 млрд по данным Гостаможкомитета РБ) и составил $2,66 млрд: $2,41 млрд пришлось на экспорт белорусских товаров и всего $249,3 млн — на поставки британских товаров. В торговле товарами у белорусской стороны сформировалось положительное сальдо в размере $2,157 млрд, что было бы невозможно при торговле тракторами Belarus или находящейся на контроле у Сергея Данкверта молочной продукцией. Таким образом, успех взаимного товарооборота — явная заслуга выделивших официальному Минску «российский углеводородный грант».
Подписание соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве
Подписание соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве

По итогам мартовского визита Макея в Лондон МИД РБ проинформировал, что по объему привлеченных в белорусскую экономику прямых иностранных инвестиций Великобритания занимает второе место (после России). Согласно официальному сообщению, в 2017 году объем британских инвестиций в экономику Белоруссии составил $2,5913 млрд, $2,4564 млрд пришлось на прямые инвестиции. Подсчёт инвестиций в белорусской статистике специфический, здесь также следует помнить о взаиморасчётах за нефтепродукты.

Более яркие события в двусторонних отношениях отмечались в 2008 году, когда представители официального Минска организовали «Лондонский инвестиционный форум», позиционировавшийся как прорыв на западном направлении и сулящий огромные, но так и не материализовавшиеся выгоды. В том же году был заключен контракт с главой британской PR-компании «Чайм Коммьюникейшнз» лордом Тимоти Беллом: английский лоббист пообещал сделать всё возможное для улучшения имиджа Александра Лукашенко и Республики Беларусь на Западе, однако позорно провалил задание. После этого власти Белоруссии пробовали обращаться к другим специалистам из туманного Альбиона, в том числе к «британским идеологам» из числа бывших белорусов, но с тем же успехом.
 
Кризис в Белоруссии носит системный характер, что не может не отражаться на внешнеполитической деятельности. Исходя из геополитических условий, в которых находится постсоветская республика, при сохранении нынешнего статуса у неё нет шансов войти в «первый мир», зато характерные черты «четвёртого мира» в белорусских реалиях давно просматриваются невооружённым глазом — их всё труднее скрывать, никакими пропагандистскими акциями и репрессиями от них не отвлечь внимания широких масс населения и единственного естественного союзника.


 
02.04.2018

Сергей Артёменко
Источник: https://regnum.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта