Александр Буренков: Русская христианская философия и христианский социализм – Национальная идеология Новой России. Введение (10.09.2014)

«…наука должна открыть законы гармонического устройства междучеловеческих отношений, говоря другими словами, законы человеческого счастья… Не только между людьми, но и во всей природе видим мы только ряд неравенств во всех отношениях. Положим даже, что порядок вещей, при котором отношения людские были бы основаны на равенстве, что толку в этом? Человек жаждет не равенства, не свободы, а счастья…»
Н.Я. Данилевский

Февральская американо-украинская революция 2014 года, результатом которой стал геноцид русского населения в Новороссии как от рук украинских неонацистов, так и от рук американских частных армий, несколько разбудила русское общество. Мы начинаем осознавать, что Запад не оставляет нас в покое, что его отношение к нашей цивилизации остаётся исторически неизменным: Запад желает, чтобы нас не было, а всё, что мы имеем, стало принадлежать ему. Часть российского гражданского общества начинает понимать, что мирная жизнь закончилась, ещё меньшая часть – что закончилась иллюзия мирной жизни, так как давление Запада во главе с США идёт на нас с 1945 года. Если вспомнить, что с 1941 по 1945 год мы воевали за свою независимость против напавшей на нас фашистской Германии, то увидим непрерывность этого давления, увидим, что начала этого «Похода на Восток» как минимум находятся в XIII веке во времена князей Александра Невского и Даниила Галицкого.

От русского государствообразующего народа, от всех граждан России, составляющих российскую гражданскую нацию, от всего, что зовётся Русским Миром, разворачивающаяся на территории Украины агрессия США требует адекватного ответа, и этот ответ должен быть дан, если мы хотим продолжать своё историческое движение в форме политически независимого самобытного государства.

Оценка происходящих событий дана нами в серии статей в газете и на сайте «Гражданин Созидатель» (www.gr-sozidatel.ru/) , с которыми читатель может ознакомиться. Но, всё же, коротко напомним, что наша позиция заключается в оценке этих событий именно как агрессии США против России на территории проживания части разделённого русского народа (понимая под ним русских украинцев-малороссов, русских украинцев-галичан, русинов, собственно русских) и в том, что единственно правильным ответом России на эту агрессию был бы ввод войск на всю территорию Украины в следующих целях: 1) освобождения всего населения Украины от коричневой чумы бандеровского неонацизма и американского гауляйтерства; 2) воссоединения искусственно разделённого русского народа; 3) недопущения продвижения НАТО на территорию исторической Руси; 4) открытия новых возможностей для Русского Возрождения.

В этих статьях мы всесторонне обосновали на основе историософии Н.Я. Данилевского как необходимость таких действий, так и их реальность в сложившихся обстоятельствах в силу отсутствия для Запада целесообразности и возможности противостоять таким нашим действиям непосредственно военным способом. Санкции, которые Запад может применить к нам, могут быть существенными только в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной будут означать только одно – освобождение России от искусственного сдерживания своего развития, навязанного нам через вхождение в долларовую зону, через вхождение в западные международные организации на заведомо невыгодных условиях, и переход к самостоятельному экономическому развитию в интересах своих граждан.

В наших статьях мы указали на неразвитость института общественного мнения в России, которое не в состоянии формулировать политическую повестку текущей истории, а всегда, за редким исключением, трепыхается в границах коридора дозволенного политической властью, при этом не только своей, но и западной. Происходит это в силу укоренившейся привычки смотреть на свои дела через призму интересов западной цивилизации и является для нас самой вредной формой «европейничанья», суть которого раскрыта к книге Н.Я. Данилевского «Россия и Европа».

Необходимость обретения собственной национальной идеологии.

Атака на Русский Мир, организованная американцами на территории Украины с использованием неонацистов, и реакция русского населения Новороссии, поднявшегося на народно-освободительную войну, позволили нам увидеть, как сам факт искусственной разделённости русского народа, так и весь трагизм этого положения. Видение этого факта ставит естественным образом задачу воссоединения. Задача воссоединения русского народа заново поднимает извечный русский вопрос о национальной идеологии, потому что без ответа на него мы будем постоянно проигрывать идеологическую борьбу, которую ежечасно ведёт против нас пропаганда ценностей западного образа жизни. Проигрывать потому, что побеждать в ней может только тот народ, который укоренён на почве национальных ценностей собственного самобытного пути развития.

Россия эту почву теряет непрерывно в течение последних 300 лет с начала европейской культурной революции, совершенной Петром Первым. А за последние 23 года этот процесс идёт особенно интенсивными темпами: возникла опасность подмены русской национальной идентичности идентичностью европейской. К сожалению, это уже стало реальностью среди образованной части общества (особенно интеллигенции и чиновников). Практически все сферы культурной деятельности: политическая, общественно-экономическая, собственно культурная в узком смысле слова, кроме религиозной, – организованы в виде копий соответствующих сфер жизни народов западной цивилизации. Поэтому Россия сегодня не в состоянии предложить разделённому русскому народу в Новороссии и на всей Украине проект общественного устройства более высокого уровня, чем тот же европейский, который уже у них есть. Отсутствие такого проекта не в состоянии восполнить, как мы видим, даже идея защиты русских от насильственной украинизации (этноцида) и геноцида, что, конечно, достаточно для военного вмешательства России, но совершенно недостаточно для дальнейшего налаживания мирной жизни.

Этим проектом должно стать возвращение России на свой путь самобытного исторического развития, основанный на естественных для русского государствобразующего народа принципах своей национальной идеологии.

Украинские события показали, что такой национальной идеологией наша политическая элита не обладает. Это хорошо видно по тому, как мы начинаем действовать в Крыму: идём туда с теми же западными ценностями в виде идеи создания Всероссийской игорной зоны; запускаем туда псевдороссийские торговые сети, сделанные по образцу и подобию западных, которые разрушат мелкотоварное производство продуктов питания, как разрушили уже в Московской области; в целях ускорения такого разрушения запретим физлицам торговать на улице под предлогом санитарной заботы о населении; в результате десятки тысяч мелких семейных хозяйств разорятся, лишатся природного права и обязанности обеспечивать себя за счёт собственного труда; и сядут дополнительной нагрузкой на госбюджет в виде социальных пособий, которые тратиться будут в торговых сетях на американские окорочка и голландские помидоры и т.д., как это происходит уже в Болгарии. Это один из примеров, который виден невооружённым глазом даже на расстоянии. Полагаю, что человек, который находится внутри крымских процессов, найдёт немало аналогичных примеров, доказывающих, что крымчане через присоединение к России отчасти вступили в Евросоюз.

Перед российским обществом стоит задача обретения своей национальной идеологии, способной поставить задачи и решить их прежде всего в общественно-экономической сфере, затем в культурной и религиозной и только в последнюю очередь в политической.

Сказанное выше абсолютно не означает, что Россия должна вмешиваться в украинские события только после того, как перестроит свою внутреннюю жизнь на собственных народных основаниях. Наоборот, Россия должна воспользоваться историческим шансом, открывшемся в результате геополитической ошибки американцев. США, вместо того, чтобы превращать русских граждан Украины (в том числе и тех русских, которые считают себя украинцами) в европейцев ещё в течение одного поколения через постепенное навязывание своих культурных ценностей, прибегли к идеологии неофашизма в целях насильственной украинизации русских и в целях окончательного отрыва территории Украины от России. Кому-то в Вашингтоне невтерпёж, кто-то из мировой закулисы очень хочет ещё при своей жизни насладиться торжеством падения государственности «самого непокорного народа в мире» – русского. И этот «кто-то» делает ошибки, которыми Россия просто обязана воспользоваться, решив задачу воссоединения русских Украины и России путём ввода вооружённых сил на всю территорию Украины (или, исходя из сложившихся реалий, путём такой военно-технической помощи армии Новороссии, которая поможет ей решить эту задачу самостоятельно). Но для этого надо видеть нашу слабую сторону в предстоящем налаживании дальнейшей мирной жизни, эта слабость связана с отсутствием своей национальной идеологии. Но на этом этапе совершенно достаточно только объявить из уст Верховной власти о необходимости обретения национальной идеологии и начать честное движение в эту сторону. Забегая вперёд скажем, что такой национальной идеологией, естественной для русского народа, является идеология христианского социализма, которую мы постараемся раскрыть в серии статей, начиная с данной.

Возможность обретения национальной идеологии состоит в том, что она уже существует, пока существует народ.

Важно понимать, что эту национальную идеологию можно только обрести, а не заимствовать с Запада или с Востока, её невозможно искусственно сконструировать. Когда выше мы написали, что такой национальной идеологии у нас нет, то мы имели в виду, что её нет в виде сформулированного философского учения. Но она есть и её не может не быть у любого народа, тем более у русского, который создал сильное государство, способное противостоять на протяжении многих веков властолюбивым притязанием могущественной европейской цивилизации (сейчас вместе с США), которая всегда стремилась к порабощению России.

Эта национальная идеология естественным образом запрятана в глубинах национального характера любого народа, в его народных началах. Любой народ всегда на интуитивном уровне осознаёт, что для него благо, а что вред. Интуитивное знание народного блага (пользы) и является естественной национальной идеологией любого народа.

При этом понимание этого народного блага у каждого народа своё и строится на базовых чертах народных начал каждого народа. История нам об этом твёрдо свидетельствует, особенно эта разница видна в способах достижения народного блага, по которым можно судить о степени родственности национальных характеров различных народов или их чужеродности.

Русский народ своё понимание отличий народных характеров русского и немецкого выразил в простой формуле: «Что немцу польза, то русскому – смерть». Если есть народ, то есть и его национальная идеология. Если нет национальной идеологии, то, значит, уже нет и народа.

Интуитивное понимание русской идеологии сводится к простой формуле: «Чужого не надо – своё не отдадим!», что очень хорошо выражено в известной песне»: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим!». В этой формуле заключается очень глубокий смысл, полностью противоположный национальной идее народов западной цивилизации. Последняя, как известно, очень хорошо выражается в так называемой «американской мечте»: материальное обогащение, не взирая на средства. «Моё – это, что я могу забрать у соседа, если он заведомо слабее меня и мне от этого не будет неприемлемого ущерба от его сопротивления». На геополитическом уровне эта формула в истории народов западной цивилизации обретает формы идеологии расового превосходства: у немцев в идее «Похода на Восток», у англичан в идее похода во все стороны, в результате чего они создали к концу XIX века самую большую в мире империю (больше, на самом деле, чем Российская Империя) как по территории, так и по населению; у онемеченных высших сословий Польши в идее «Великой Польши от моря и до моря» (от Балтийского до Чёрного).

Как видим, различие национальных идей русского народа (на самом деле и всех славянских) и народов западной цивилизации заключается, прежде всего, в механизме достижения вроде бы одинаковой по форме цели: обеспечения блага (пользы) для своего народа. История нас учит, что настоящие цели можно распознать только по средствам их достижения. Достижение блага для своего народа мы понимаем, как достижение его за счёт своего собственного труда, то есть за счёт своего же народа и им самим. У народов западной цивилизации мы видим, если обернуться в самое начало их истории и на всём её протяжении, только одно устойчивое постоянство: обеспечение блага для своих народов, прежде всего, за счёт порабощения и эксплуатации других народов. И ничего нельзя списать на историю. Сегодняшняя американская агрессия на Русский мир на территории Украины показывает нам это воочию. Тем гражданам Украины, которым заморочили голову, что во всех их бедах виновата Россия и лично Путин, хочется напомнить речь, сказанную Президентом США во время выступления перед выпускниками военной академии в Уэст-Пойнте 28 мая 2014 года. Конечно, американцы в целях маскировки своих истинных целей создали, по сути, новый колониальный язык, который использует нормальные человеческие понятия (демократия, права человека…), но истинное значение их познаётся только в реальной практике. Но в последнее время США всё больше сбрасывают овечью шкуру, обнаруживая под ней мирового хищника. Вся речь Обамы изобилует утверждениями типа: «Соединённые Штаты будут использовать военную силу в одностороннем порядке…», «Америка никогда не должна испрашивать разрешения, чтобы защитить наших людей, нашу Родину или наш образ жизни…», «Я всей душой верю в исключительность Америки…». Что это как не теория расового превосходства?

Коренное различие «национальных идей» проистекает из коренного различия народных начал народов русско-славянской цивилизации и народов западной цивилизации.

В соответствии с тем, что цель можно распознать только по средствам достижения её, следует вывод о коренном различии понимания того, что является благом для своего народа, а от этого зависит, прежде всего, организация общественно-экономической сферы жизни народа. Крайний индивидуализм и насильственность народного характера западного человека ведёт естественным образом к организации его общественно-экономической жизни на принципах неограниченной конкуренции и превращении в товар всех способов удовлетворения всех человеческих потребностей: от обычных материальных до страстей всех мастей.

Эта всепроникающая конкуренция личностей совершенно не соответствует народным началам русского человека, будет калечить его народную душу. А ведь именно так и происходит: наша общественно-экономическая жизнь организована на принципах западных, абсолютно нам чужеродных. И это не безобидное явление, так как ведёт к сокращению срока исторической жизни народа. А ведь мы живём на этих принципах уже 23 года.

Значение национальной элиты

Национальная идеология обретает черты стройной философской системы только на определённом периоде исторического развития народа: в конце периода отстаивания им своей политической независимости и формирования своего самобытного государства и к началу периода цивилизации, когда национальная элита разрастается из сфер государственной и военной в сферу научную и сферу искусства. Эти положения содержатся в теории культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского. Началом периода цивилизации у русского народа следует считать конец XIX века, когда было отменено крепостное право.

Задачу научно-философского формулирования национальной идеологии решает национальная элита того или иного народа. Для этого надо «малое»: чтобы она, элита, возникла на определённом этапе исторического развития, причём в количестве достаточном, чтобы быть дееспособной не только на основе интуитивного понимания народного блага (пользы), но уже используя анализ и синтез многообразия фактов усложнившейся внутри- и внешнеполитической жизни своего народа, формулировать конкретные программы политических действий в тот или иной момент истории. Именно на этом этапе развития народа в связи с резким усложнением как внутренней гражданской жизни, так и внешней, становится невозможным осуществлять дальнейшее историческое развитие только на интуитивном понимании народной пользы (этим пониманием безусловно обладают и высшие государственные и военные сословия). Национальная элита постепенно «переводит» это интуитивное понимание в научно-философскую систему взглядов, прежде всего, на место своего народа в мире (геополитике), что даёт элите возможность отвечать на вызовы своего времени без ошибок и в интересах своего народа в долгосрочной перспективе. Блестящим примером такой элиты является элита английская. Трудно вспомнить даже примеры, когда решения, ею принятые, были бы во вред своей нации.

Причины драматизма русской истории – в отсутствии механизма воспитания национальной элиты.

Русский народ вот уже 300 лет осуществляет своё историческое движение под управлением не своей национальной элиты, а под управлением «европейничающих» высших сословий, которые образовались в результате культурной революции, совершённой Петром Первым в начале XVIII века. Это наша самая большая проблема. В результате наши политические элиты в течение прошедших трёхсот лет и в период новейшей истории совершают постоянные ошибки, так как невозможно адекватно оценивать обстановку и формулировать политическую программу действий, если ты думаешь не своей национальной головой, как англичане, а головой своего геополитического противника, тех же англичан или немцев с французами, например. То есть, прежде всего, исходишь из их интересов, считаешь себя не самобытной цивилизацией, равновеликой западной, а частью этой западной цивилизации, хотя она никогда не давала тебе повода так думать, а, наоборот, постоянно тебя использует в своих внутренних гражданских войнах, а при случае всегда стремится тебя уничтожить.

Невозможно себе представить, чтобы в XVIII-XIX веках англичане, немцы, французы, впав в русофильство, сделали бы первым языком у своих детей русский, переоделись бы в русские одежды времён Московской Руси; заимствовали бы русское деревянное зодчество и соответствующее ему каменное; пустились бы в русскую пляску вместо своих балетов и запели бы русские народные песни вместо своих опер; импортировали бы русскую систему государственных учреждений, отказавшись от своих собственных; стали бы смотреть на все политические процессы с позиций интересов России и далее действовать, только получив одобрение России или раболепно угадав в чем эти интересы России состоят и т.д. и т.п.

Прочитанное Вами допущение кажется полным бредом! Но когда же мы увидим, что мы в этом бреду как раз и живём вот уже 300 лет?! Совершенно понятно, что если бы европейцы такую прививку русских народных начал совершили бы в своей истории к самим себе, то они потеряли бы свою национальную идентичность. Также совершенно понятно, что такого европейские народы совершить не могли в силу того, что они крепко держатся своих самобытных народных начал и правильно делают.

Русский народ начал утрачивать свои самобытные народные начала с XVIII века: сначала это коснулось только высших сословий, которые в такой степени изменили свои формы быта в одежде, жилище, еде, манерах, языке, что стали неотличимыми от своего европейского оригинала; во внешних делах установилась привычка смотреть на свои интересы через призму европейских; простого русского народа эта «европейская прививка» в то время коснулась через государственную систему учреждений, которая была полностью заимствована с Запада, результатом чего и стало крепостное право западного образца; с конца XIX века начало промышленной революции и развития городов совпало с очень запоздалой отменой крепостного права, что дало мощный толчок проникновению «западных ценностей» в среду простого народа, прежде всего в виде пороков и расцерковления.

В этом процессе растрачивания самобытных основ нашей жизни путём замещения их на культурные ценности чуждой нам западной цивилизации мы живём и в настоящее время. Понятно, что этот процесс не даёт возможности образоваться национальной элите. Именно поэтому наши высшие сословия постоянно совершают ошибки, которые русский народ пока исправляет за счёт перенапряжения своих сил, угадывая своим интуитивным чутьём в тот или иной трагический период, какое его действие будет благом в долгосрочной перспективе для сохранения его, народа, как целого, а значит и его государства.

В качестве примеров такого перенапряжения народных сил можно привести революцию 1917 года, которую совершили высшие сословия царской России. С высоты настоящего времени хорошо видно, что простой народ поддержал большевиков именно потому, что только они предложили план спасения российской государственности (которая определяется не только формой правления, но, прежде всего, сохранением исторически достигнутой целостности страны и народным представлением о благе народа) и заплатил за это большую цену в гражданской войне; в начале Великой Отечественной войны 1941 года народ распознал в немцах своего лютого врага и поднялся на войну именно с ним, хотя за его спиной стоял «вождь народов», уже осуществивший геноцид собственного народа (не надо забывать, что гонения на Церковь не прекратились даже во время войны и после войны); в 1990-х годах народ понял, что Ельцина надо просто перетерпеть и ходил на работу, даже не получая зарплаты.

Можно с уверенностью сказать, что высшие «европействующие» сословия России уже 300 лет живут за счёт преступной растраты народной энергии государствообразующего народа, постоянно доводя страну до кризисов, из которых народ пока выходит победителем, но ценой таких потерь внутренних сил, которые сокращают сам срок исторической жизни как самого народа, так и его государства (естественно, и самих высших сословий, что уже не раз случалось). Ибо государство держится только на государствообразующем народе, на его народных началах. Делать это народу велит его «образовательный принцип» (внутренний закон развития), таинственным образом сокрытый Творцом в этих самых народных началах и их определяющих. Естественно, это удерживание государства на плечах государствообразующего народа происходит за счёт траты внутренней животворящей энергии, которая и без того растрачивается полностью на стадии цивилизационного развития народа. Соответствует высшим критериям оценки эффективности управления государством как раз такое управление, которое обеспечивает историческое движение с наименьшей тратой народной энергии, что является залогом большей исторической жизни этого народа, залогом раскрытия всех его дарований во всех сферах культурной жизни (что и является прогрессом в настоящем его понимании по историософии Н.Я. Данилевского).

Эти выводы носят характер историософских законов, которые доказаны Н.Я. Данилевским. Историософия Н.Я. Данилевского, построенная на категории «народного начала», которое делает каждый народ самобытным, со своей «народной душой», которую невозможно пересадить от одного народа к другому точно так, как невозможно это сделать с душой отдельного человека, просто вопиет к нынешнему политическому руководству страны. Вопиет, чтобы те, наконец-то, увидели, что они управляют живым объектом – государствообразующим народом. И управлять им надо подобно тому, как садовник управляет садом. Если садовник не будет учитывать, что деревья его сада имеют свои внутренние законы развития, не зависящие от него, не будет вовремя поливать, удобрять, будет бесконечно пересаживать с одного места на другое, будет постоянно прививать чуждые им ветки, то такой сад будет чахнуть, может и вовсе погибнуть, истощив все запасы своей внутренней энергии. И если предположить, что садовник кормится только с этого сада, то и сам садовник умрёт с голода.

И наоборот, если садовник будет хорошо знать законы развития деревьев своего сада, проводить только те мероприятия, которые помогают внутренним началам плодоносить самостоятельно, то садовник получит не только большее количество плодов, но и срок жизни сада будет максимально продолжительным настолько, насколько позволяют его зиждительные силы, а значит и сам садовник будет процветать долгие годы вместе со всем своим семейством.

Этот пример позволяет нам сделать один практический вывод по текущей ситуации: мы увидели, с одной стороны, что ни один из прежних «де-юре» руководителей юго-востока Украины, не стал руководителем «де-факто» Новороссии; а с другой, наблюдаем как «какая-то башня Кремля» пытается оседлать самобытный процесс народного творчества в политической сфере, выдвинувший целую плеяду новых лидеров, политологическими методами из практики российских выборов (от которых уже тошнит всё общество и в мирное время, и которые в военных условиях борьбы за Новороссию смотрятся карикатурно). Из последних фактов можно привести пример с попыткой С.Э. Кургиняна опорочить И.И. Стрелкова, которого пятая колонна в Интернете уже и без того обвиняет в стремлении к президентскому креслу в самой России, ставя задачу лишения его помощи. Последнее не так безобидно, так как враги хорошо знают нашу историю: суть технологии государственного управления в России многие десятилетия, если не столетия, заключается в том, чтобы каждое последующее назначение было хуже предыдущего. Об этом хорошо написал Александр Бек в книге «Новое назначение». Российские чиновники ведут дело именно таким образом. Это одно из следствий европейской прививки, изжить которую, вероятно, можно введением института пожизненного срока Президентства. Ясно, что в политической системе, основанной на русских народных началах, каждый начальник стремился бы к поиску себе замов умней себя, чтобы была достойная замена, и поэтому всегда бы оставался лидером в науке управления, и общество такого руководителя всегда бы выдвигало на более высокую должность. Но сегодняшние реалии обнаружили всю низость нашей бюрократии, которая, вместо того, чтобы делать ставку на выдвинутых самой жизнью лидеров, пытается их дезавуировать или не замечать. Неужели война должна прийти на саму территорию России, как в 1941 году, когда проблема соответствия занимаемых должностей была решена: лидеры «по жизни» («де-факто») становились начальниками («де-юре")?

Наши высшие сословия, прежде всего, политическая элита, управляют своим народом не в качестве добрых садовников, а в качестве прорабов, относясь к государствообразующему народу (своему саду) как к бездушному материалу (древесине и пиломатериалу), из которого пытаются строить то, что взбредёт им в голову в очередной поездке по «просвещённой Европе», а теперь, к тому же, в её ещё более худшем американском варианте. То есть строить то, что построить невозможно. Невозможно, потому что у него, народа, есть свои самобытные народные начала со своим образовательным принципом, со своим самобытным пониманием направления движения во всех сферах общественного устройства (культурной деятельности) и, при этом, со своим конечным объёмом энергии, обеспечивающей его развитие. Сначала Пётр Первый строил за счёт народной энергии копию Европы, получилась Абсолютистская Монархия с европейским рабством крестьян, которого на Руси не было даже в начале нашей истории; затем большевики, заимствовав с той же Европы идею возможности строительства Земного рая, пытались за счёт русского народа построить коммунизм во всем мире, затем, одумавшись, только в «отдельно взятой стране», стараясь перековать русский народ в советский; сегодня мы построили общество на совершенно чуждых нам заимствованиях культурных ценностей западной цивилизации (большей частью примитивно порочных) во всех сферах жизни, кроме религиозной, что уже приводит к нашему разложению.

Необходимость опираться на творческое наследие русских мыслителей.

Именно из-за дефицита русской национальной элиты в нашем научном багаже очень мало авторов, на труды которых можно опереться в целях научного определения своей национальной идеологии. Безусловно, искать их надо, прежде всего, в среде славянофилов (Хомяков, Киреевский, Аксаков, и др.), но при ближайшем рассмотрении замечаешь, что главная заслуга их заключается в том, что они всего лишь увидели, что они русские, а не французы. Но для того времени это открытие было подвигом, так как первый язык, который знали дети образованных сословий был французский, а не русский. Первым этот подвиг совершил Александр Сергеевич Пушкин, вспомнив во взрослом возрасте образ своей няни крестьянки Арины Родионовны Яковлевой. Помните его характеристику Татьяны Лариной:

«Она по-русски плохо знала,
Журналов наших не читала
И выражалася с трудом
На языке своём родном…»

Но это открытие славянофилов нашей русской национальной идентичности мы уже хорошо усвоили в двух мировых войнах и одной Холодной, усваиваем это и сейчас с помощью агрессивного поведения наших соседей – западной цивилизации, которые тем самым нам постоянно напоминают, что мы для них чужие, не принадлежим к родственной семье европейских народов.

Вторая же часть учения славянофилов, утверждающая, что миссия России заключается в христианском просвещении Европы, сегодня может вызвать разве что улыбку в адрес нашей наивности. Европа, получившая Христианство на несколько столетий раньше нас, сделала всё, чтобы добровольно отказаться от него, придя сегодня к полному материализму и атеизму, которые имеют все признаки религии. Этот материализм западной цивилизации выражается, в конечном итоге, в стремлении к обществу материального благоденствия, то есть к «коммунизму с англо-саксонским лицом». Это лицо мы видим сегодня уже и на Украине – это обыкновенный фашизм, понимаемый как стремление обеспечить материальное благо своего народа за счёт отъятия этого блага у других народов. Естественно, понятие «коммунизм» не используется, так как именно мы русские выявили его сущность, доказав ценой растраты своей народной энергии невозможность этого богоборческого пути развития, суть которого – в утверждении необходимости и возможности достижения Земного Рая, а не Небесного. Этим мы хотим сказать, что Запад не нуждается в нашей славянофильской благотворительности. Нам надо лучше думать о себе.

Мы утверждаем, что в научном багаже русского народа есть только один автор, трудами которого можно воспользоваться для научно-философского обретения русской национальной идеологии, которая вся будет сосредоточена в зарождающейся сейчас дисциплине – русской христианской философии (методологической основой которой является Священное Писание и Предание). Этот автор – Николай Яковлевич Данилевский.

Такое утверждение всегда вызывает бурю возражений у представителей так называемой академической науки, которые буквально засыпают Вас именами, как широко известными, так и менее, выставляя в качестве главного аргумента против Вас, что они «книжек больше прочитали, чем Вы слов знаете». Когда-нибудь в более благоприятных обстоятельствах нашей жизни надо будет сделать критический разбор творческого наследия этих авторов, но сейчас на это совершенно нет времени. Выскажем только один аргумент в пользу того, что научное наследие именно Н.Я. Данилевского можно взять за основу в деле обретения русской национальной идеологии. Этот аргумент очень убедительный: только Н.Я. Данилевский поставил перед собой и решил задачу выработки национальной стратегии развития России в виде конкретного плана действий для Верховной власти своего времени. При этом, в геополитике этот план доведён до полной конкретики; в общественно-экономической жизни учёный указал, что именно эта сфера должна быть предметом пристального внимания правительства и т.д. Больше никто из русских мыслителей не ставил перед собой столь практических задач как Н.Я. Данилевский. Именно поэтому только в его творческом наследии мы найдём практически готовые рецепты наших действий для ответов на современные вызовы, если хоть немного потрудимся и с научной добросовестностью проанализируем весь событийный ряд истории после года издания книги «Россия и Европа» (1869 г.) с позиций его историософии. К сожалению, мы увидим, что касательно русско-славянской цивилизации сбываются его негативные прогнозы, которые тоже имеются в его творческом наследии, но наша академическая наука не желает их видеть.

Русская Христианская Философия и Христианский социализм – национальная идеология Новой России.

Творческое наследие Н.Я. Данилевского даёт нам возможность, опираясь на его открытия сформулировать такие разделы русской христианской философии, как теория естественной системы науки (в марксистской философии – диалектический материализм), теория культурно-исторических типов (в марксистской философии – исторический материализм), политэкономия христианского социализма (в марксистской философии – политэкономия социализма) – и христианской этики (марксистско-ленинская этика).

Это возможно именно потому, что Н.Я. Данилевский жил и творил, прежде всего, как гражданин. Гражданин обязан собственной волей и трудом направлять свои природные дарования на поиск своего поприща служения Родине. Жизнь Н.Я. Данилевского – яркий пример такого служения. Будучи учёным-естественником, он постоянно имел дело с природой – этим видимым результатом Творения Невидимого Бога, что дало ему возможность увидеть сходство в организации жизни органической материи и людей: человечество состоит из отдельных народов, высшей формой объединения которых являются культурно-исторические типы или цивилизации. Субъектом мировой истории являются именно народы и цивилизации, а не само человечество, которое по отношению к народам является отвлечённым понятием – аналогично тому, как понятие рода относится к виду (род собаки включает различные виды: волк, лиса и собственно собака). Поэтому нет никакой Древней, Средней и Новой истории человечества, а у каждой цивилизации есть своя Древняя, Средняя и Новая история. Эта путаница, которая и сегодня преподаётся в наших школах, является заимствованием из научной школы народов западной цивилизации, которая вся построена на естественном для западного человека высокомерном взгляде на все другие народы как на своих подданных, а то и рабов. Такую научную систему Н.Я. Данилевский назвал искусственной и предложил свою естественную систему науки истории, построенную на признании истины в таком виде, в каком она существует: субъектами мировой истории являются народы и их высшие объединительные формы – цивилизации, которые представляют собой группы родственных народов. Западная наука, признав Н.Я. Данилевского основателем цивилизационного метода исследования истории, который сформулирован в его теории культурно-исторических типов (историософии), сразу же извратила её со свойственной народным началам народов западной цивилизации нетерпимостью и насильственностью: не признать факт существования в мировой истории цивилизаций уже невозможно, пусть у каждой из них будет своя Древняя и Средняя истории, но Новая должна закончиться подражанием Новой и Новейшей истории именно Западной цивилизации, так как только она является по настоящему передовой и т.д. и т.п.

Западные учёные всегда выполняют заказ, идущий от национальной идеологии их цивилизации. Ещё Гегель, которого нам преподавали как идеалиста, вершиной своих логических построений считал утверждение о превосходстве германской нации, а Маркс и Энгельс не забывали за своим «бродячим призраком мирового коммунизма» питать ненависть именно к славянам и русским. Западная академическая наука всегда является прикладной, всегда откликается на нужды своего народа в каждом историческом периоде и в строгом соответствии со своей национальной идеологией. Фактически состоявшееся закабаление западными учёными нашей отечественной историко-философской мысли лежит в основании той культурологической победы, которую западная цивилизация одерживает над нашей русско-славянской во всех сферах общественного устройства (кроме религиозного).

Сегодня мы в состоянии освободиться от этой кабалы: во-первых, в силу огромного исторического опыта, полученного в результате непрерывной атаки на нас стран западной цивилизации в XIX и XX веках (сегодня только враг русского народа или человек, скатившийся до уровня этнографического материала, может не видеть истинных целей Запада по нашему уничтожению); во-вторых, в силу наличия у русского народа вот уже на протяжении почти 150 лет творческого наследия Н.Я. Данилевского, которое ценно для нас не только содержанием, но и компактным сосредоточением этого содержания в трудах только одного учёного, что делает возможным не только его мобилизационное усвоение в условиях начавшейся атаки на нас на Украине, но и его развитие в объёме, достаточном для принятия политических решений, адекватных вызовам; в-третьих, благодаря возвращению религиозной сферы культурной деятельности к естественной форме Православия в виде полной свободы вероисповедования и создания всех условий для восстановления церковной жизни, появляется возможность Священное Писание и Предание использовать в качестве естественных исторических источников (отвечающих на основные философские вопросы о Мироздании, его начале, конце, месте человека, народа и человечества в нем), то есть использовать их в качестве методологической основы историософии Н.Я. Данилевского, что в совокупности даёт возможность сформулировать русскую христианскую философию (которая и является естественной формой русской национальной идеологии), в которой будут содержаться основные принципы организации общественного устройства в общественно-экономической сфере, в культурной, политической и религиозной сферах.

Нетрудно заметить, что в названии разделов есть сходство с марксистско-ленинской философией материализма. Это сходство объясняется тем, что обе философии ставят собой задачу не только объяснения окружающего мира, но и преобразования его. Разница же состоит в том, что философия материализма, которая была нашей национальной идеологией на протяжении 70 лет с 1917 года, является искусственной научной системой с позиции русской христианской философии. Но за ней, как за всякой искусственной системой науки, можно признать даже положительную роль, так как после двухсотлетнего периода развития на основе европейских культурных ценностей (что тоже по отношению к народным началам русского народа было самой уродской формой искусственной системы), мы получили национальную идеологию более высокого порядка с точки зрения первоначально провозглашённых идеалов в общественно-экономической сфере жизни – более отвечающих чаяниям народных начал, его представлениям о справедливости и добре.

Главные причины краха СССР с позиции русской христианской философии и христианского социализма.

Идеология, основанная на материализме и воинствующем атеизме, привела к краху соответствующей ему советской формы нашей государственности, которую правильней называть коммунистической. Это произошло главным образом из-за двух первопричин.

Первая кроется в том, что религиозная сфера жизни была организована в полной противоположности с Православием – с той единственной естественной вероисповедной формой, которая полностью соответствует народным началам русского народа.

Противоположность эта заключалась в государственной пропаганде возможности и необходимости строительства коммунизма, что в переводе на религиозный язык русского народа является не чем иным, как верой в Земной Рай, а не Небесный, то есть ересью.

Вторая причина кроется в том, что объявленный руководством страны курс на строительство развитого социализма, подразумевающего в теории наличие всех форм собственности, на деле оказался курсом коммунистического строительства, что является утопией. Объявленная ведущая роль общенародной собственности в виде государственной на практике подавила все остальные: частная собственность на средства производства была уничтожена, колхозно-кооперативная была окружена такой опекой со стороны государства, что фактически ничем на практике не отличалась от государственной; то же касается и потребкооперации. Но более того: даже руководители всех хозяйствующих субъектов и их трудовые коллективы были лишены права самим определять, что производить и как продавать свою продукцию. Всё производилось только под госзаказ, который охватывал 100% мощностей всей экономики.

Это и есть коммунистический способ производства, который вообще в таком виде можно максимально реализовать на практике. Мы уже забыли, что этот путь был объявлен большевиками сразу после революции и реализовывался напрямую: были произведены попытки создания в городах больших складов промышленных товаров, в которые крестьяне должны были свозить сельхозпродукцию и свободно обменивать. Предполагалось отменить даже деньги, заменив их прямым бартером. Когда эта утопия рухнула, то её обозвали вынужденным военным коммунизмом, выкарабкиваться из которого пришлось введением НЭПа. Можно сколь угодно спорить, что бы было, если бы не умер Ленин, но надо помнить, что именно ему принадлежит знаменитая мысль о том, что всю экономику страны надо организовать так, как организовано управление одной фабрикой; так, как работает один часовой механизм.

Именно такой часовой механизма и был сотворён из всей экономики СССР. Механизм управления всей экономикой как одной фабрикой, где фабрики и заводы являлись всего лишь цехами одного народного предприятия с Госпланом и Госснабом во главе, мог быть реализован только нами русскими в силу особых черт наших народных начал: склонности к коллективизму, общинности, терпению, абсолютной чуждости нашего сознания восприятию смысла жизни как жизни во имя стяжания материальных благ. Именно поэтому этот механизм работал довольно продолжительное время и сыграл свою решающую роль в организации оборонной промышленности во время ВОВ и Холодной войны. Но уже к 1960-м годам это управление всем и вся из одного центра стало давать такие сбои, которые требовали срочных реформ, попытка которых и была сделана и вошла в историю под названием «косыгинских». Эти реформы не должны были затрагивать саму государственную собственность, а состоять всего лишь в снижении госзаказа на часть производственных мощностей и разрешении предприятиям производить и продавать товары для открытого рынка. Этого не было сделано. В связи с разросшимся ассортиментом и падением квалификации плановиков в мирное время дефицит стал нормой жизни советского общества. Вместо того, чтобы в 1980-е годы вернуться к экономическим реформам, Горбачёв повёл курс на политические. «Гласность и ускорение с перестройкой на повороте» сделали своё разрушительное дело.

Всё произошло потому, что общественно-экономический строй СССР основывался на нарушении базовых христианских принципов: каждый человек рождается с различными дарованиями от Бога и имеет различную собственную волю к труду (все люди неравны изначально); каждый человек имеет от рождения естественное право и обязанность исполнять Заповедь, данную Богом Адаму: в поте лица добывать хлеб свой, то есть самостоятельно обеспечивать себя жильём в соответствии со своими потребностями, пропитанием и т.д.


Именно эти принципы были нарушены: уравниловка стала повсеместной, особенно низко ценился труд инженерно-технических работников, многие этим стали пользоваться и приспосабливаться, делая вид, что работают; на селе крестьяне долгое время были лишены права иметь личное подсобное хозяйство, а в городах население не могло само строить себе жилье, так как государство все давало якобы бесплатно, в порядке очереди. Всё это будет рассмотрено подробно в соответствующих разделах (других статьях). Здесь мы останавливаемся на этих моментах настолько, насколько это необходимо для того, чтобы читатель смог понять, что в идее христианского социализма есть что-то наше своё родное.

Основные черты христианского социализма – Новой идеологии Новой России в общественно-экономической сфере.

Эти черты можно сформулировать, если вспомнить всё то из прошлого, о чём ностальгируют наши чувства и собрать положительный опыт настоящего под углом зрения Русской Христианской философии. Коротко, идея христианского социализма в общественно-экономической сфере выглядит следующим образом.

Государство и общество должны предоставлять детям и молодёжи равные возможности в образовании и равные возможности самореализации в жизни. И далее предоставлять равные возможности для трудовой самореализации как в государственной и коллективной формах собственности, так и в частной. То есть государство, исходя из принципа природного неравенства людей (все люди рождаются с разными талантами) и волевого неравенства (все люди в процессе жизни в разной степени развивают свои природные таланты по своей воле), должно предоставлять равные возможности всем гражданам (независимо от национальности и от возраста). В этом принципиальное отличие базовых оснований христианского социализма от коммунизма (который спрятан в нашей истории под вывеской «развитого социализма»). Идея коммунизма построена на совершенно неверных аксиомах: первая утверждает, что все люди равны от рождения и в процессе жизни; вторая утверждает возможность построения Земного Рая, как раз потому, что все люди равны, поэтому главное – не допустить материального неравенства.

Естественные и локальные монополии должны принадлежать народу в виде государственной собственности (или акционерно-государственной), прежде всего, в минерально-сырьевой сфере; эффективность управления госпредприятиями должна обеспечиваться денежным вознаграждением в размерах сопоставимых с аналогичными зарубежными компаниями; в остальных сферах должен быть утверждён принцип равенства всех форм собственности: государственной, коллективной, частной; Госбанк должен вести эмиссию бумажных и электронных денег в соответствии с потребностью развития производительных сил; ростовщичество запрещается, хозяйствующие субъекты кредитуются без ежемесячных процентов на длительные сроки; налоговая система упрощается, например, до одного налога с оборота, а налоговым агентом становятся отделения банков; государство вводит единый счёт гражданина, начиная с рождения, на который поступает часть доходов от всех налоговых сборов и, прежде всего, от естественных монополий; этот счёт можно будет использовать на услуги ЖКХ, строительство жилья, образование и медицину.

Единый счёт гражданина РФ позволит консолидировать всех граждан всех национальностей в одно целое – российскую гражданскую нацию, что создаст базу для решения всех национальных вопросов наряду с переходом к формированию Высших государственных органов не на основе прямых выборов, а на основе выборов депутатов от местных органов власти. Адекватные способы организации нового политического устройства появятся после решения экономических вопросов. Политические реформы должны отставать от экономических. Но один вопрос назрел сегодня: необходимо начать общественную дискуссию о выборах Президента России на пожизненный срок по аналогии с выборами Патриарха (эту тему мы разовьём в следующих статьях).

Заключение

Развитие Русской Христианской Философии на основе Священного Писания и Предания (в качестве методологии) и творческого наследия Н.Я. Данилевского (теория естественной системы науки и теория культурно-исторических типов) позволит сформулировать цели и способы достижения этих целей во всех четырёх сферах культурной деятельности общества (политической, религиозной, общественно-экономической и культурной в узком смысле слова: научно-технологической и художественной).

Русская христианская философия формулирует цели и способы (формы) общественного развития в строгом соответствии с чаяниями народных начал русского государствообразующего народа, возвращая его историческое развитие в естественные формы, освобождая его внутреннюю энергию от вредной растраты её на преодоление трёхсотлетней европейской прививки, не нарушая интересов граждан всех других национальностей.

Именно таким гармоничным образом, с точки зрения народных начал, устроено западное общество: индивидуализму, насильственности, потребительству человека западной цивилизации соответствуют практические способы (формы) общественного устройства во всех сферах общественной жизни. Именно в этом соответствии и заключается секрет эффективности развития западной цивилизации.

Драматизм истории русского народа заключается в несоответствии способов (форм) общественного устройства, заимствованных у западной цивилизации, чертам народных начал русского народа. Таким народным началам русского человека, как терпимость, склонность к общинности и коллективизму, неспособность видеть смысл жизни в виде потребительского накопления материальных благ совершенно не соответствует чиновничье-олигархический капитализм, установившийся в России; не соответствует политическое устройство, основанное на партийной системе и прямой выборности всех должностей; не соответствуют разврат и насилие импортированной западной культуры и т.д.

Христианская философия рассматривает общественное устройство в строгом соответствии с христианским пониманием смысла человеческой жизни. На это обращает наше внимание священномученик Андроник (Никольский), архиепископ Пермский: «Пусть никто не верит наговорам обольстителей, которые говорят, что для христианина совершенно безразличен тот или иной порядок гражданской жизни. Нет, мы – христиане – в мире живём и из этого мира до времени, определённого Творцом, выйти не можем (1 Кор. 5, 10). А потому нам вовсе не безразлично, что совершается в гражданском нашем быту, ибо тот или иной строй, те или иные порядки жизни могут содействовать или препятствовать делу спасения, а в иных случаях и вовсе его преследовать насмерть. … Итак, если всё в этом видимом и даже невидимом, ангельском мире существует для нашего душевного спасения, то мы имеем самое твёрдое основание и непременную обязанность разобраться в том старом, что было доселе, и том новом, что нам предлагают, насколько то и другое способно помочь главному назначению нашей жизни на земле – спасению – или, наоборот, препятствовать ему.

С этой именно стороны и надлежит смотреть христианину как на всё в жизни, так и на гражданский строй. И эта точка зрения есть единственно безусловная и бесспорная. Ибо как ни вертись человек, а от вопроса о цели своей жизни на земле, о смысле её, о том, что есть там, в потустороннем, невидимом, но несомненном мире, и что будет с нами за гробом, – от этих вопросов никто не может уйти или замолчать их» .

Из статьи «Русский гражданский строй жизни перед судом христианина, или основание и смысл царского самодержавия» (размышления после событий 1905 года).

Наше счастье состоит в том, что народные начала русского человека максимально совпадают с христианским учением: это совпадение основывается, прежде всего, на неприятии стяжания материальных благ как смысла жизни, терпимости к ближнему, благости (доброте), ненасильственности, созерцательности народного характера. Именно в результате этого совпадения мы добавляем к понятию «христианская философия» слово «русская».

Общественное устройство во всех четырёх сферах культурной деятельности человеческого общества, которое реализует цели и способы достижения этих целей, сформулированных Русской Христианской философией, можно назвать Христианским социализмом. Контуры такого общественного устройства мы видим в нашем прошлом и в настоящем: в отсутствии института рабства, прежде всего, по отношению к «покорённым» народам, в результате чего все они сохранились; в создании своего народного института крепостного права в период Московской Руси, когда «крепки царю» были все сословия, то есть равны в несении государственной повинности; в крестьянской земельной общине и в артельном способе производства, основанных на институте коллективной собственности и взаимовыручке; в общенародной собственности на средства производства (правда, вышедшей за пределы естественной потребности народных начал и христианских представлений) и в институте трудовых коллективов в советский период; сегодня – в факте становления малого и среднего предпринимательства в России в условиях, враждебных этому движению (отсутствие длинных кредитов, давление надзирающих государственных инстанций, налоговая система, коррупция чиновников, создавшая недобросовестную конкуренцию, нечестная конкуренция иностранных производителей и т.д. и т.п.), что полностью подтверждает христианский взгляд на человека в миру, который был игнорирован в Советский период (человек, рождённый с разными дарованиями имеет право и обязанность трудиться и получать вознаграждение в зависимости от своих дарований и затраченного труда); сегодня так же – в факте сохранения колхозов во многих областях, несмотря на ещё более враждебные внешние условия, чем для малого и среднего предпринимательства.

На наш взгляд, только Христианский Социализм способен гармонизировать коллективистские начала русского народного характера и естественные частнособственнические интересы, заложенные в нас от рождения. Но изложенные идеи не имеют ничего общего ни с красно-православным проектом, который искусственно абсолютизирует роль в нашей истории Сталина и Ивана Грозного, ни с «белым» проектом, основанным на эксплуатации естественного монархического чувства русского народа (откуда ни возьмись появится «Белый Царь» и всё за нас решит!).

В следующих статьях, если Бог даст, мы разовьём положения данной статьи. Но хотелось бы надеяться, что приведённые выше доводы убедили читателя в справедливости дела построения общества на принципах Христианского Социализма или, по крайней мере, заставили задуматься.

Обращаем внимание читателя, что наша газета не единственная, которая ставит вопрос о новых началах общественного устройства. Манифест Коалиции патриотических движений, организаций и объединений России, созданной по инициативе лидера движения «Переправа» Александра Нотина, говорит о необходимости нового общественного устройства России и называет его «Добростроем»; Павел Губарев, Народный Губернатор Донбасса, разработал Программу партии «Новороссия», которую можно назвать христианско-социалистической; Владимир Рогов, сопредседатель Народного фронта Новороссии, на Ялтинской конференции 7 июля 2014 года озвучил Манифест Народного Фронта освобождения Украины, Новороссии и Подкарпатской Руси, который также содержит идеи, схожие с изложенными выше идеями Христианского Социализма.
Завершая, хочется вернуть читателя к словам Н.Я. Данилевского, вынесенным в эпиграф данной статьи о том, что человек стремится к счастью, а не к равенству. Нашему национальному пониманию счастья полностью соответствует общество, построенное на принципах Христианского социализма! На наш взгляд национальная идеология, сформулированная в понятиях отчасти недавнего прошлого (социализм), когда живы ещё люди среднего и старшего возраста, которые помнят то время и могут его критически оценивать, и в понятиях положительных достижений настоящего времени (христианский и русский), возвращающих нас на дореволюционные и допетровские основания общественного устройства, может иметь перспективу овладения массами и высшими сословиями. И тогда переход к этому естественному общественному устройству начнёт осуществляться постепенно и неумолимо во всех сферах жизни без революций и потрясений, и идеология христианского социализма наполнит естественным практическим содержанием романтически-неопределённые слова последнего куплета Гимна России:

«Широкий простор для мечты и для жизни
Грядущие нам открывают года.
Нам силу даёт наша верность Отчизне.
Так было, так есть и так будет всегда!»

 

10.09.2014

Буренков Александр
Директор Института русско-славянских исследований им. Н.Я. Данилевского, главный редактор газеты "Гражданин-созидатель"





Обсуждение статьи

Екатерина 2014-08-05 18:23:47
Позвольте полюбопытствовать, в какой главе книги расписана эта четкая мировоззренческая позиция? А "Учение Данилевского всесильно потому, что оно верно" - мы что-то подобное уже слышали.
[Ответить]
↑ 0 ↓
Алексей 2014-08-01 19:51:57
По поводу Столыпина: пытался разбить общину, чтобы увеличив число фермеров-единоличников создать опору для власти. В итоге - наоборот, посеяв расслоение и ненависть среди крестьян еще больше осложнил ситуацию в деревне. Кстати Столыпин - далеко не лучший пример мудрого государственного деятеля, что каждый раз его имя повторяют как заклинание? Большевики, использовав принцип общинности-коллективизма достигли куда больших успехов в развитии экономики (какие Столыпину и не снились). Ксати Япония тоже страна коллективистов (общинников) успехов добилась не меньше чем США. В России, слава Богу, рождались Пушкин, Достоевский, Пирогов, Тимирязьев, Королев, Суворов, да можно до бесконечности продолжать этот список. Ну а если Родину воспринимать только через образ начальника-алкаша, конечно понятна скорбь по поводу того, что не рождаются Джобсы
[Ответить]
↑ 0 ↓
евгений 2014-07-22 21:48:24
Таким народным началам русского человека, как терпимость, склонность к общинности и коллективизму,почему Столыпин выступал за выход с общины? Почему в России не рождаются Джобсы?Пример из жизни-начальник алкаш, заставляет подчиненых пьянствовать и спиваются, потому что склоность к общинности.
[Ответить]
↑ -1 ↓
Бунин Александр 2014-07-22 11:32:39
Идеология христианского социализма полностью приемлема для России, ведь даже большевики фактически использовали элементы данной идеологии, что обеспечило живучесть коммунистической теории в России на протяжении десятилетий. Основанная на принципах соборности, общинности-коллективизма, взаимовыручки, жертвенности эта идеология выражает не только традиционные русские, но в целом евразийские ценности, что крайне важно для России, как евроазиатской страны. Ни одна западная идеология не работает вне пределов Западного мира, вызывая отторжение или противодействие (пример - исламский фундаментализм). Поэтому крайне важно, чтобы христианский социализм не был "местной" копией европейской "христианской" демократии, основанной по сути не на библейских, а на евроатлантических масонско-либеральных ценностях. Идеология есть теоретизированное отражение интересов какой-либо социальной группы. Данная идеология выражает интересы патриотически (антизападнически)настроенной части населения, стремящейся в отличие от социалистов, не к социальной уравниловке, а к равенству возможностей, максимальному развитию природных задатков людей. Идеология - это философская теория, которая должна послужить основой для конкретных политических программ, конкретных политических действий.
[Ответить]
↑ -1 ↓
Виктор 2014-07-21 09:20:23
Христианский социализм действительно является естественным и даже природным русскому народу. Однако для государства (власти) и церкви христианский социализм в России может оказаться неприемлемым по причине их форм становления и развития. Монархия и теократия могут ли соответствовать христианскому социализму? Формула Уварова (православие, самодержавие и народность), укоренившаяся в России, требует раскрытия адекватного соответствия форме общественного устройства. Государственное Домостроительство для устройства Тела Христова-Церкви во образ Царства Небесного потребует иные средства. Ковчег спасения - Православная Церковь. Государство и народ должны войти в этот ковчег спасения.
[Ответить]
↑ -4 ↓
Черников Алексей 2014-07-20 12:03:15
Верно:западные учёные всегда выполняют заказ, идущий от национальной идеологии их цивилизации, наши - от западной. В академической среде нежелание признать уникальность русской цивилизации объяснить просто: большая часть ученых воспитана либо на марксизме, либо на либерализме (либеральной демократии), которые каждый по-своему проповедует превосходство "единственно верных глобальных" западных ценностей, теорию прогресса в итоге которой, согласно Ф. Фукуяме - "конец истории": торжество глобальных ценностей западной цивилизации. Значительная часть "ученых" существует на деньги различных западных фондов, естественно не хотят их терять,и просто переводят на русский язык "истины" своих западных спонсоров )это, зачастую и называется "наукой". Отсюда "страшилки" многих известных историков, политологов по поводу Третьей мировой, грядущей изоляции России от "цивилизованного мира" и т.д.) Поэтому и те и другие "серьезные ученые" не воспринимают историософию Н.Я. Данилевского и его последователе (например, евразийцев). Откройте любой "академический" учебник, о Данилевском, в лучшем случае, несколько строк, о тех же евразийцах - ни слова. Академическая наука отрицая необходимость создания идеологии, соответствующей русскому цивилизационному коду совершают не ошибку, а преступление против будущего собственного народа.
[Ответить]
↑ +4 ↓
Чернмков Алексей 2014-07-20 09:27:57
Россия и запад (прежде всего англо-саксонская цивилизация) обладают разным цивилизационным кодом (называемом в геополитике цивилизацией "Суши" и цивилизацией "Моря"). Они потенциально враждебны друг другу, т.к. отстаивают взаимоисключающие принципы. Запад враждебен России не политически, сиюминутно, а стратегически, цивилизационно. Замена русской, евроазиатской идентичности европейской будет означать духовную смерть России, которая влечет за собой духовное порабощение, а затем распад государства и порабощение физическое. О желательности такого развития событий писали Маккиндер, Гитлер, Бжезинский, Вулфовец - наиболее серьезные архитекторы антизападной глобальной экспансии. Поэтому необходимо создание собственной идеологии, соответствующей цивилизационному коду России, о чем писал еще Н.Я. Данилевский Все предыдущие идеологии были европейскими по своей сути. Марксизм в форме коммунизма частично совпал с цивилизационным кодом (героизм-идея самопожертвования, коллективизм-общинность), но в целом был построен на отрицании России, как уникального культурно-исторического типа. Либерализм же полностью враждебен цивилизационому коду России. Только создание идеологии, естественной для русского народа сможет предотвратить не только распад России как государства, но и гибель уникальной русской цивилизации
[Ответить]
↑ -1 ↓
Александр 2014-07-20 00:13:23
Ох воды много. Проблема краткого и четкого изложения мыслей. Создание коллективного субъекта и нового устройства общества -задача не простая. Христианский социализм тоже не годится для этого. Нужна четкая мировазренческая позиция основанная на принципах, понятных и четких. А Новороссия не верно выбранный лозунг, он разделяет Украину на две части. Вот название Русь - является объединяющим. Вот именно его и нужно продвигать :)
[Ответить]
↑ +4 ↓
Мария 2014-07-22 13:41:25
На мой взгляд, чёткая мировоззренческая позиция уже существует и давно. Она полностью расписана в книге Н.Я. Данилевского "Россия и Европа". Вряд ли Вы найдёте что-либо более приемлемое для построения нашего будущего.
Если христианский социализм не годится, то что же годится, Александр? Ваше мнение?
[Ответить]
↑ -1 ↓

Страницы: [1]


Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта