Борис Рожин: Бывший глава Пентагона о политике США в Сирии (05.10.2018)

Бывший министр обороны США Чак Хейгл об американской стратегии в Сирии и на Ближнем Востоке.
Бывший министр обороны Чак Хейгл в четверг резко критиковал жесткую риторику в адрес Ирана со стороны высокопоставленных чиновников администрации Трампа, решивших вытеснить поддерживаемые Ираном силы из Сирии.

"США даже не контролируют половину Сирии. У вас есть 2000 американских солдат в северо-восточной части страны. Я имею в виду, вы же не собираетесь добиться ухода иранцев из Сирии с 2000 американских солдат», - сказал Хагель в интервью Defense One.


"Совершенно глупо думать, что вы угрожаете сирийцам, русским или иранцам таким образом".

«Там живут иранцы, - продолжал он. «США не живут на Ближнем Востоке. Если вы не собираетесь каким-то образом устранить эти геополитические реалии ... ну, удачи, мистер Болтон. Другого пути нет, вам нужно найти какое-то решение, основанное на общих интересах этих стран».


Критика Хейгла звучит в момент пристального изучения стратегии администрации Трампа в отношении Тегерана, цели которой чиновники сделали краеугольным камнем внешней политики президента в регионе. Советник по национальной безопасности Джон Болтон на прошлой неделе активизировал спекуляции о том, что администрация Трампа может начать формулировать юридические обоснования военных ударов по иранским силам или проиранским боевикам, когда он заявил журналистам на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, что США будут поддерживать свои присутствие в Сирии до тех пор, пока в стране присутствуют силы, поддерживаемые Ираном, - очевидный сдвиг в политике, который, как представляется, обесценил годы утверждений Пентагона о том, что американские силы находятся там только, чтобы сражаться с ИГИЛ.

«Это не администрация Обамы, это было бы моим посланием Ирану и другим», - сказал Болтон журналистам в Белом доме позже в четверг, представив новую стратегию Трампа по борьбе с терроризмом , что ставит Иран в центр внимания.

Хейгл издевался над тем, что присутствие в Сирии двух тысяч американских военнослужащих будет достаточным для обеспечения ухода тысяч поддерживаемых Ираном боевиков и прокси-ополченцев, действующих в поддержку режима президента Сирии Башара Асада.

«Вы говорите мне, что внешнеполитическая цель состоит в том, чтобы использовать 2000 американских войск, дислоцированных в Сирии, и тогда я дам вам ответ. Я не знаю, какова наша внешнеполитическая задача на Ближнем Востоке или где-то еще», - сказал Хейгл.


«Как вы достигнете некоторой стабильности в Сирии? ... Вы не сделаете этого без русских, без иранцев, без других игроков в стране, в регионе».

Итак, какова политика США на Ближнем Востоке?

Если вы спросите Хейгла - одного из лидеров республиканской внешней политики Сената с 1997 по 2009 год, а затем и министра обороны президента Барака Обамы, похоже, этой политики попросту нет.

Хейгл утверждает, что недавнее решение администрации об изъятии четырех ракетных батарей Patriot у ключевых союзников Персидского залива не было связано с жесткой риторикой администрации Трампа.

Хейгл сказал, что если ограничить иранское влияние является целью, то «Как вы думаете, у вас будет больше рычагов воздействия на Иран, убирая батареи Patriot из стран региона и не обращая внимания на некоторые из этих областей, но [вместо этого] озвучивая издевательские заявления в духе: «Мы собираемся санкционировать тебя»?

«Это моя точка зрения о путанице. Где мы? Какова наша политика? До сих пор явное давление Трампа на Иран происходило в первую очередь в дипломатической и финансовой сфере.

В мае президент Дональд Трамп отказался от так называемой ядерной сделки с Ираном, и вступил в торг с помощью санкций за обуздание иранской программы развития ядерного оружия. А в среду госсекретарь Майк Помпео обвинил Иран в угрозах американскому персоналу в Ираке и отказался от «договора о дружбе» Эйзенхауэра с Тегераном, который использовался обеими странами в качестве основы для справедливого урегулирования претензий в Международном суде.

Военные США давно утверждали , что разрешение Конгресса бороться против Аль-Каиды и ее филиалов, дает им разрешение на борьбу с ИГИЛ в Сирии. Но Конгресс не получил никакого юридического разрешения на то, чтобы вооруженные силы США напрямую взаимодействовали с иранскими или иранскими группами. Некоторые эксперты в области безопасности в области безопасности предполагают, что новое внутреннее толкование Пентагоном своих юридических полномочий для проведения ударов в контексте «коллективной самообороны» теоретически может быть использовано для оправдания ударов по Ирану или поддерживаемым Ираном силам.

Генерал Джозеф Вотел, глава американского Центрального командования, сообщил журналистам в четверг , что присутствие военных в Сирии имеет «влияние» на иранской деятельности , но ЦЕНТКОМ не получал новое задание.

«Я не думаю, что мы ищем войну с Ираном», - сказал он. «Я думаю, что президент дал понять, что Ирану необходимо прекратить дестабилизирующее поведение и политику, которые распространяют насилие и человеческие страдания на всем Ближнем Востоке».

Но поскольку официальные лица начали намекать на более долгосрочное присутствие США в Сирии, неопределенность в отношении роли военных привела к росту вопросов от законодателей о более широкой стратегической миссии в Сирии.

«Военные не могут решить проблемы в одиночку», - сказал Хейгл. «Вооруженные силы должны использоваться как сила, помогающая планировать, реализовывать и защищать стратегические внешнеполитические цели».


https://www.defenseone.com/pol... - оригинал на английском.

Бывший министр скромно умолчал о факторе Израиля и давлении произраильского лобби на ястребов из окружении Трампа, которые разменивают американские стратегические позиции на укзокорыстные интересы Израиля.

Стоит напомнить, что Хейгел тут пытается выглядеть вменяемым, хотя на деле он вылетел со своего поста в Пентагоне в 2013 году после того, как не смог добиться от Обамы ударов по Дамаску, на которые он хотел получить разрешение под предлогом фейковых "химических атак".

Так что помимо объективного непонимания того, чего же США действительно хотят добиться на Ближнем Востоке (по поводу чего в Конгрессе и Сенате уже прошло несколько слушаний), Хейгл банально отрабатывает линию на защиту предыдущей администрации и ее политике в Сирии - мол тогда было понятно, а сейчас?

Так что часть этой риторики сугубо для внутреннего потребления. Не так давно даже в лагере демократов критиковали Трампа за то, что тот хочет по быстрому убрать войска из Сирии. Как только Белый Дом продемонстрировал, что он может подождать с выводом, сразу пошли разговоры - а зачем? А надо ли воевать с Ираном? А есть ли на это разрешение? Так что пафос Хейгла явно лицемерен (если у войск там нет целей, то зачем вы давили на Белый Дом, чтобы войска остались?), что не отменяет отсутствия у США внятной стратегии на Ближнем Востоке, после того, как контроль над регионом был утерян. Текущие шаги против Ирана или России, это достаточно мелкотравчатая политика, которая не отменяет уже произошедшего балансного изменения и новой роли ключевых оппонентов США, которые уже привыкли выслушивать нотации из Вашингтона, получать кучу санкций и все равно делать по своему. С чем не трудно согласится в выступлении Хейгла - 2000 американских солдат оккупировавших северо-восточную Сирию, будет явно недостаточно для того, чтобы США смогли добиться чего-то существенного, ну кроме возможности разменять курдов на что-нибудь и демонстрировать флаг США за пределами Израиля в окружении Сирии, Ирана, России и Турции.
05.10.2018

Борис Рожин
Источник: https://cont.ws/@Colonel-Cassad/1085819




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта