Егор Кучер: ЦБ России снял с себя ответственность за разгон инфляции (19.09.2018)

Банк России в новом докладе по денежно-кредитной политике заявил, что рост инфляции обусловлен множеством факторов, на которые регулятор повлиять не смог. Жителям России стоит ждать резкого скачка цен?
ЦБ России, поднявший ключевую ставку на заседании совета директоров 14 сентября, одновременно с этим утвердил проект «Основных направлений денежно-кредитной политики» на ближайшие три года. Как заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина, ставка была повышена с 7,25 до 7,5% годовых из-за роста инфляции, девальвации рубля и «внешних рисков».

Эксперты и экономисты уже рассказали Царьграду, что регулятор таким образом усугубляет экономическую ситуацию в стране, расписываясь в своей неспособности удерживать инфляцию в узде, а также обеспечить население и реальный сектор кредитами по терпимым ставкам.

В утвержденном 14 сентября проекте основных направлений денежно-кредитной политики (ДКП) ЦБ назвал целый ряд факторов, которые повлияли на рост инфляции и изменили прогноз по росту потребительских цен. Таким образом, к решению по ставке подоспело и обоснование, в котором регулятор заверяет, что он вовсе не виноват в росте цен. Насколько ЦБ объективен и каковы последствия всех этих факторов для людей?

Семь раз отмерь, один - отрежь

В проекте Центробанка названы семь причин, оказавших влияние на подрыв ключевого «таргета» Набиуллиной по инфляции в 4%. Напомним, выступая на заседании совета директоров, глава регулятора выдала совершенно неожиданный прогноз: вопреки более ранним заявлениям инфляция в 2019 году может ускориться до 6%.

"Инфляция определяется множеством факторов, среди которых есть те, которые находятся вне зоны влияния денежно-кредитной политики Банка России. Их можно условно назвать немонетарными факторами инфляции", – сказано в проекте ЦБ.

Регулятор добавляет, что эти факторы имеют как регулярный, сезонный характер (например, сельскохозяйственные циклы), так и разовый – решение по увеличению налогов, тарифы, административные вопросы. Словом, в этих факторах, как утверждает ЦБ, нет никакой его роли.

Первым таким фактором Банк России назвал несовершенство конкуренции и барьеры для выхода компаний на рынок. Примером тут послужили нефтяные компании, которые из-за отсутствия конкуренции допустили резкий рост цен на топливо в России с апреля 2018 года. ЦБ полагает, что решить вопрос с конкуренцией можно было бы, допустив на рынок новые компании: чем выше конкуренция, тем ниже цены.

Второй фактор ЦБ и вовсе свалил на государство: в регионах России неоптимально регулируются тарифы ЖКХ и общественный транспорт. В росте этих цен виновата бюджетная оптимизация, сказано в проекте регулятора.

"В отдельных случаях скачкообразный пересмотр тарифов приводит к единовременному росту цен на 30–50%. Так, например, это происходило с ценами городского пассажирского транспорта в Белгородской, Тульской, Пензенской и Орловской областях", – сообщает Банк России.

Третий фактор – логистика. ЦБ увидел в России «нехватку хранилищ», что приводит к колебаниям цен на продукты. Здесь также не обошлось без вины государства, считают в регуляторе. В регионах есть сложности со строительством оптово-распределительных центров, которые создаются федеральным центром. В итоге, как сказано в документе, на прилавках магазинов растут цены на фрукты и овощи.

Четвертой причиной роста цен в России ЦБ называет неразвитость транспортной инфраструктуры. В регионах есть проблемы с дорожными сетями, которые оказывают влияние на цены для населения в этих же районах, полагают в Центробанке.

Пятый фактор – нехватка квалифицированных кадров. Это ведет к росту расходов на оплату труда, что вызывает увеличение цен в сферах, где есть дефицит высококвалифицированных работников.

Шестая причина – России не хватает отечественного сырья и комплектующих, предприятия используют импортную технику на производстве. Если со вторым положением спорить сложно, но возможно, то утверждение о недостатке сырья выглядит, мягко говоря, натянутым.

Не будем вдаваться в детальный анализ этих положений. В этом кратком обзоре причин роста инфляции «по Центробанку» бросается в глаза главное: во-первых, в росте потребительских цен, по мнению ЦБ, виновен кто угодно, только не он сам, а во-вторых, среди факторов напрочь отсутствует геополитика. Но разве не из-за внешнего давления на Россию в апреле произошло обрушение рубля, вызвавшее лавинообразный рост цен на топливо из-за привлекательности экспорта?

О чем молчит Набиуллина

Напомним, 14 сентября глава ЦБ заявила, что на решение по ключевой ставке повлиял «внешний фактор». Каких-либо разъяснений не последовало, нет ничего подобного и в проекте ДКП Банка России. В то же время понятно, что речь идет о санкциях со стороны США в апреле, отправивших рубль в нокдаун, а также готовящихся новых антироссийских мерах.

Этот «внешний фактор» уже привел к повальному бегству нерезидентов из российских ценных бумаг. С апреля по сентябрь, как сказала 14 сентября госпожа Набиуллина, нерезиденты продали облигации федерального займа (ОФЗ) на 480 млрд рублей. В августе продажи достигли 135 млрд рублей, что в 5,5 раза больше, чем в июле. В итоге доля нерезидентов в ОФЗ упала до минимума с конца 2016 года и составила 26,6%.

Это неминуемо скажется на банках и пенсионных фондах – они терпят убытки из-за падения котировок. Фонды владеют ОФЗ на 3 трлн рублей, а банки – на сумму свыше 800 млрд рублей, они также выкупали бумаги у бегущих с российского рынка нерезидентов. Итогом станет рекордный отток капитала из России за последнее три года. Как ожидает ЦБ, он достигнет 55 млрд долларов, что вдвое больше, чем Банк России прогнозировал в апреле (28 млрд долларов).

Впрочем, анализа этого фактора в проекте Банка России нет. А ведь к бегству нерезидентов и оттоку капитала приводит тот самый «внешний фактор», который не потрудилась разъяснить глава ЦБ. Более того, и падение рубля, и рост цен на топливо, и высокая доля импортного оборудования на российских предприятиях также имеют отношение и к внешнему давлению, и к политике ЦБ.

Как итог, регулятор обобщает эти положения под видом семи других, исключительно внутренних причин разгона инфляции, чтобы сконцентрировать внимание на этом и на якобы отсутствии вины самого ЦБ и наличии вины государства.

А как же ипотека?

Ключевая ставка тесно связана со стоимостью кредитов, в том числе ипотечных. Это несложно проследить по динамике ключевой ставки и ставкам по ипотеке. В августе 2014 года ключевая ставка составляла 8% и росла, ставка по ипотеке тогда была 12,2%. В декабре 2014 года ЦБ поднял ставку до 17%, ипотечные кредиты выросли до 16-20%. Затем ставка ЦБ поползла вниз, потянув за собой и кредиты: к лету 2017 года при ставке в 9% ипотечная ставка составляла 12,1%, а затем и 11,1%.

Имея эти данные, стоит сказать о взаимосвязи всех факторов. Так, из-за санкций США просел рубль, ЦБ увеличивает ставку, чтобы его поддержать, как следствие – растут и ставки по ипотечным кредитам. Для населения становится дороже их брать и сложнее рассчитываться.

В Сбербанке уже заявили, что из-за решения регулятора 14 сентября замораживают снижение ставок по ипотечным кредитам.

В целом можно сказать, что факторов меняющейся денежно-кредитной политики и рисков для инфляции существенно больше, чем выделил Центробанк в своем проекте. Пресловутый «таргет» Набиуллиной по инфляции «поплыл» еще сразу после принятия решения о росте НДС с 18% до 20%. Впрочем, в ЦБ тогда не отрицали, что инфляцию мы увидим теперь совсем другую.

Почему же ЦБ не включил все эти положения в проект и не объяснил ими инфляцию? Ведь, по сути, регулятор указал на недостатки конкуренции, рост цен из-за транспорта, логистики, тарифов ЖКХ и так далее. И подверг тем самым критике правительство, которое не обеспечило регионам основы для стабилизации роста цен.

Ответ на вопрос состоит в «независимости» ЦБ, о которой на днях говорил глава Минэкономразвития Максим Орешкин. По его словам, регулятор никому не подконтролен и принимает такие решения, какие хочет. С ним не согласен Минфин, в котором сразу заявили совершенно о других факторах роста инфляции.

О несогласованности действий ЦБ и Минфина в комментарии по росту ключевой ставки говорил эксперт комитета Госдумы по финансовому рынку Ян Арт:

"Либо политика ЦБ не соответствует правительственной политике, и тогда возникает вопрос – что происходит? Либо правительство демонстрирует свою полную профнепригодность, и тогда все нынешние меры ЦБ, которые заявлены им как правильные с точки зрения экономики, просто пропадают втуне, потому что они не получают продолжения на правительственном уровне", – сказал он.

Минфин увеличивает НДС, ЦБ потом указывает на проблемы регионов и предприятий как причину инфляции. Минфин придумывает налоговый маневр для нефтяников, что приводит к росту цен на топливо. ЦБ говорит, что это снова разгоняет инфляцию. Наконец, ЦБ закупал валюту на внутреннем рынке, что топило рубль и вызывало еще больший рост цен на топливо, а затем регулятор констатировал: инструментов для влияния на ситуацию, дескать, нет.

Проблема только в том, что в конечном счете отвечать за разницу взглядов и действий двух ведомств в условиях нынешней геополитики приходится населению, которое уже видит и еще увидит совершенно иные цены на заправках и полках магазинов.
19.09.2018

Егор Кучер
Источник: https://tsargrad.tv/articles/cb-rossii-snjal-s-sebja-otvetstvennost-za-razgon-infljacii_158541




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта