Михаил Делягин: Запад против России ведет гибридную войну (20.03.2018)

Михаил Геннадьевич, как вы оцениваете завершившуюся предвыборную кампанию? Подтверждает ли она, на ваш взгляд, легитимность нынешних выборов — как с точки российских законов, так и в глазах мирового сообщества?
Нет, все-таки какие-то ограничения были. Например, компаниям, занимающимся экспортом, предписывалось конвертировать определенную часть валютной выручки в рубли, продавая доллары, евро, фунты и иены Центробанку (процент несколько раз пересматривался). Наконец, в федеральный закон "О валютном регулировании и валютном контроле" в нулевые годы были внесены такие поправки, которые руководителям Минфина и Центробанка позволили с гордостью заявить, что Россия, наконец, стала страной безграничной валютной свободы и дальше уже двигаться просто некуда.

Можно выразить мысль по-другому: Россия к середине нулевых годов окончательно сняла все барьеры на пути движения капитала и демонтировала систему контроля за трансграничным перемещением валюты. Это оказало разрушающее воздействие на положение национальной валюты – рубля, привело к массовому бегству капитала из страны, способствовало безудержному росту офшоров, сделало Россию беззащитной перед набегами спекулянтов, облегчило Западу проведение экономических санкций и подрывных акций в отношении нашей страны и т.п. Россия, как послушный ребенок, действовала по подсказкам западных консультантов, валютная либерализация проводилась строго в соответствии с постулатами "вашингтонского консенсуса". Валютная либерализация – одна из граней процесса экономической и финансовой глобализации. 

Правда, процесс глобализации наткнулся на такие неприятности, как финансовый кризис 2008-2009 гг. В свете уроков кризиса пришлось кое-что пересмотреть в канонах "вашингтонского консенсуса". В частности, в 2012 году Международный валютный фонд признал, что в острых ситуациях страна может вводить валютные ограничения на движение капитала. Правда, не на всегда, а на короткий срок.

Некоторые страны тихой сапой восстановили  отдельные ограничения по валюте и капитальным операциям. Более того, в мире все более активно разворачивалась борьба с финансированием терроризма (она была инициирована Соединенными Штатами, очевидно, что за вывеской этой борьбы Вашингтон маскировал свои шкурные геополитические устремления). Как бы там ни было, организаторы этой кампании требовали от стран максимальной "финансовой транспарентности" и введения контроля за тем, от кого и к кому происходит трансграничное перемещение денег. Т.е. произошло частичное восстановление валютного контроля, правда, в весьма специфической форме.

Вашингтон личным примером продемонстрировал, как надо осуществлять финансовый контроль, приняв в 2010 году закон о налогообложении иностранных счетов (FATCA). Закон экстерриториальный, он обязывает налоговые службы других стран (или банки других стран, если у Вашингтона с налоговой службой страны нет соглашения) о передаче в Налоговую службу США информации о тех физических и юридических лицах, которые подпадают под категорию "US Taxpayer".

Вашингтон также вдохновил ОЭСР (Организацию экономического и социального развития) на то, чтобы начать создавать систему автоматического обмена финансовой информацией между странами. Идея проста: вся планета должна быть покрыта системой контроля за физическими и юридическими лицами в части, касающейся их финансовой жизни. Для этого налоговые службы всех стран должны заключить соглашения о взаимном обмене информацией о счетах граждан и компаний и о движении средств на этих счетах. Во-первых, такая система сделает невозможным уклонение от уплаты налогов. Во-вторых, будут снижены риски финансирования терроризма, возникнут препятствия для ведения "теневого" бизнеса и отмывки денег и т.п.

Инициатива вроде бы не уничтожает, а даже усиливает валютный и финансовый контроль, но меняется радикально его модель: теперь это уже не валютный контроль, опирающийся на национальное государство, а контроль, который является интернациональным. Вернее, даже глобальным. Любому грамотному и проницательному политику очевидно, в какую сторону ветер дует. Под видом борьбы с налоговыми уклонистами, террористами и "теневым" бизнесом проводится размывание национальных государств и выстраивание мирового правительства в интересах "хозяев денег" (главных акционеров Федерального резерва).

Россия, к сожалению, идет в общемировом "тренде". Российские банки покорно сдают финансовую отчетность напрямую в Налоговую службу США и уже непонятно, кому они подчиняются – Москве или Вашингтону. Минфин ведет переговоры с другими странами об автоматическом обмене финансовой информацией. Правда, надо сказать, ни шатко, ни валко. Министра финансов Антона Силуанова тоже понять можно. Что ему делать, если из страны Х придет информация о том, что российский гражданин У хранит там на банковских счетах миллионы (или миллиарды)? А этот самый гражданин У не заплатил в казну страны R (Russia) ни одной копейки со своих активов и прибылей?

В общем, в стране нет своего валютного и финансового контроля, но и услуг по данной теме из-за границы нашим властям тоже получать не хочется. Сейчас наши власти завязали себе накрепко глаза и не желают бороться с офшорами.  Вице-премьер правительства Игорь Шувалов в конце прошлого года договорился до того, что посчитал борьбу с офшорами даже вредной. Они (офшоры), дескать, способствуют экономическому развитию страны. Не надо, мол, наших олигархов и чиновников-клептоманов беспокоить. Они хорошее дело делают для России.

Но, надо полагать, так думают только вице-премьер Шувалов и те чиновники, которых можно отнести к классу клептоманов. 99,99% граждан России считают, что с офшорами надо бороться. Думаю, если в стране наладить по уму валютное регулирование и контроль, то нам особо никакого автоматического обмена финансовой информацией с другими странами не понадобится. Тем более, из-за вывески этой системы обмена информацией торчат уши "хозяев денег".  

А вот бывший министр финансов России и нынешний руководитель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин думает с точностью до наоборот. Как сообщают российские СМИ, он предложил полностью отменить систему валютного контроля в России, а взамен углубить международный налоговый обмен и усилить контроль за отмыванием денег, полученных преступным путем.

ЦСР подготовил доклад на эту тему, в нем говорится: "Представляется необходимой отмена системы валютного контроля в России. Она должна сопровождаться комплексом мер, направленных на совершенствование международного налогового обмена". Либерализация валютного регулирования, по мнению ЦСР, должна предусматривать отмену ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле". Первый этап должен быть реализован к концу 2018 году, а второй - в 2019-2020 годах.

Тут Алексей Кудрин явно переплюнул своего коллегу Антона Силуанова. Тот тоже ратует за смягчение валютного контроля, правда, без отмены ФЗ. В начале 2018 года Минфин России предложил смягчить валютный контроль за внешнеторговыми операциями резидентов: не штрафовать экспортеров за нарушение сроков получения выручки от нерезидентов, а импортеров - за несвоевременный возврат предоплаты за непоставленный товар, если просрочка составляет менее 30 дней. Штрафы за то, что средства вообще не поступили, предложено снизить с нынешних 75-100% от суммы неполученных или невозвращенных средств до 33-50%.  

Уже в этом году Кудрин предлагает Минфину совместно с ЦБ РФ разработать поправки в законодательство, отменяющие требования репатриации и устанавливающие открытый режим использования зарубежных счетов. А также сформировать предложения, которые устранят запрет на валютные операции между резидентами по договорам, исполнение которых осуществляется не на территории России.

Читая доклад ЦСР, я ловил себя на мысли, как господин Кудрин мыслит в унисон с господином Шуваловым, который, как я отметил выше, увидел в офшорах и оффшорных сделках наших клептоманов движущую силу экономического развития России.

"Требование репатриации, которое работает против вывоза капитала, должно быть отменено при условии, что в законодательстве о противодействии отмыванию денежных средств будут установлены правила мониторинга исполнения внешнеэкономических сделок". Эта фраза из доклада, по мнению авторов, должна снять возможные беспокойства и вопросы со стороны оппонентов.

Тут сразу возникает несколько вопросов. А что это за сделки, которые осуществляются за пределами страны и о которых не знает ни правительство, ни министерство экономики, ни какое иное ведомство? Такие сделки по-хорошему должны лицензироваться государством. Ведь возможны и такие сделки, которые не только не работают на экономическое развитие страны, но, наоборот, направлены на подрыв экономики России (примеров более чем достаточно, эта тема выходит за рамки данного материала).

Если рассматривать предвыборную кампанию и прошедшие выборы с общеполитической точки зрения, то вообще непонятно, на чем можно обосновать какие-либо претензии к ним. Предвыборная кампания была проведена в полном соответствии с законом. Более того, Центризбирком даже приложил комплексные усилия для того, чтобы полностью исключить какие-либо нарушения выборного законодательства со стороны избирательных комиссий.

На уровне избиркомов наблюдались какие-то проблемы?

Некоторые избирательные комиссии, по которым были озвучены лишь общие претензии гражданских активистов, были освобождены от исполнения своих обязанностей и заменены Центризбиркомом в полном составе. И, как следствие, сейчас мы не видим вообще никаких вопросов по данному моменту.

Как, по-вашему, ход кампании и самих выборов будет оценен на Западе?

Конечно, западные средства «массовой пропаганды» (назвать их «средствами массовой информации» у меня язык не поворачивается) пытаются что-то найти в плане организации избирательной кампании и выборов. Но в итоге у них получается какая-то совсем уж неаппетитная «жвачка», потреблять которую зрители и читатели не могут в принципе. При этом аналогию со жвачными животными можно продолжить, сказав: «Чья бы корова мычала!»

Что вы имеете в виду?

Вспомним, как в качестве примера для России американские политики и СМИ почему-то приводили якобы «демократические» выборы в Афганистане, Ираке и даже Грузии времен Михаила Саакашвили, где люди не просто сидели в тюрьмах за политические убеждения, но и, как было доказано впоследствии, подвергались пыткам и издевательствам.

Есть и более свежие примеры…

Верно, можно привести пример из сегодняшнего дня: нам пытаются преподнести в качестве «образца демократии» нынешнюю Украину. То есть страну, в которой массовый террор против инакомыслящих и повседневные убийства и преследования неугодных и неудобных режиму людей стали практически обыденностью. Поэтому в такой ситуации на американскую пропаганду касательно уровня легитимности или демократичности российских выборов просто не стоит обращать внимания — это бред тех западных СМИ, которых просто без толку опровергать.

А как вы относитесь к попыткам западных СМИ оказать прямое воздействие на ход избирательной кампании в России? Например, к скандальной публикации издания «Дойче Велле», которое за неделю до выборов разместило на своем русском сайте подробную инструкцию о том, как надо портить бюллетени и стараться сорвать выборы?

Что касается этой инструкции DW, то тут можно сказать просто: любая демократическая страна, будучи нормальным и правовым государством, просто закрыла бы к чертовой матери все представительства или корпункты этой шарашкиной конторы на своей территории. И запретила бы в дальнейшем ее работу, включая блокировку ее сайта в своем интернет-пространстве.

Не чересчур ли строгий подход?

Вовсе нет, потому что это прямое вмешательство в выборы со стороны иностранного государства. Причем в случае DW это вдвойне верно, так как сама «Дойче Велле» не просто является неким абстрактным немецким СМИ, но существует в том числе и на деньги немецкого государства. И, конечно же, адекватным ответом со стороны России в таком случае были бы санкции не только по отношению к самой DW, но и ко всем работникам немецкого посольства, которые в той или иной степени отвечают за взаимодействие со своими СМИ.

Санкции? Какие, например?

Как минимум, такие сотрудники посольства должны были бы покинуть территорию России с «волчьим билетом» через процедуру депортации.

А что это за "мониторинг"? Как его представляют авторы доклада? У нас государство не в состоянии осуществлять нормальный мониторинг внешнеэкономических сделок даже в тех случаях, когда один из участников сделки находится на территории РФ. А может ли господин Кудрин объяснить, как он будет осуществлять мониторинг, когда обе стороны находятся вне России?  На втором этапе реализации плана (в 2019-2020 гг.) авторы доклада предлагают отменить требования подачи в Федеральную налоговую службу РФ (ФНС) отчетности лицами, чьи счета находятся в странах, с которыми Россия обменивается информацией в соответствии с CRS MCAA (многостороннее соглашение компетентных органов об автоматическом обмене финансовой информацией).  В докладе говорится: "Требование о необходимости не только уведомления о наличии у налогового резидента России зарубежного счета, но и о предоставлении в ФНС отчета по такому счету сохраняет смысл в отношении счетов в странах, с которыми обмен информацией не осуществляется. Данное условие будет актуально до тех пор, пока с юрисдикцией, в которой расположен финансовый институт, открывший счет российскому резиденту, не будет обеспечен автоматический обмен информацией". Авторы доклада тонко улавливают настроения Минфина: он явно не спешит заключать соглашения об обмене информацией, поэтому и признается возможность сохранения прежнего порядка предоставления налоговой отчетности. Правда, в конце прошлого года на Россию было оказано сильное давление извне. В итоге в последние два-три месяца процесс несколько активизировался. В начале года переговоры велись одновременно с несколькими десятками стран. В том числе со странами ОЭСР, а также Кипром, Китаем, Лихтенштейном, Саудовской Аравией и даже такими знаменитыми (уже в прошлом) офшорами, как Британские Виргинские и Каймановы острова. По последним данным, соглашения заключены уже с 56 государствами.

Некоторые страны планируют осуществлять обмен информацией с Россией уже в 2018 году, другие предполагают начать такой обмен в следующем. Ряд стран еще не определился со сроками.  По данным на конец января 2018 года, в этом списке отсутствуют Канада, Израиль, Панама, Бахрейн и еще куча всяких экзотических юрисдикций. Но там нет и кое-кого посерьезней. Я имею в виду Соединенные Штаты Америки, главного борца с офшорами.  Вашингтон лицемерно заявляет, что не участвует в обмене по CRS MCAA, так как необходимую информацию об американских резидентах получает в соответствии с упомянутым выше законом FATCA. Таким образом, в конструкции под названием "система международного финансового контроля" имеется дыра, даже дырища, которая называется "США". На языке, понятном юристам и финансистам, эту дырищу следует назвать офшором. Вашингтон уже несколько лет трудится над созданием единственного глобального офшора, ради чего и затеял весь этот спектакль под названием "борьба с офшорами и отмыванием грязных денег". Все деньги, включая самые грязные, должны стекаться в одной юрисдикции под названием "the USA". Сценарий и замысел спектакля понятен любому грамотному человеку.

Удивительно, но в докладе ЦСР об этой стороне вопроса ни слова, ни намека. Это и понятно: замысел доклада заключается в том, чтобы гнать наших клептоманов в единственный "правильный" офшор под названием "USA".

Да, сегодня Запад против России ведет гибридную, в том числе валютно-финансовую войну. Снаряды летят из-за океана. Но отдельные предательские выстрелы периодически производятся из тыла. Последний доклад ЦСР можно сравнить с таким предательским выстрелом

 
20.03.2018

Делягин Михаил

Источник: https://izborsk-club.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта