Дмитрий Евстафьев: Чего ждать от встречи Путина с Трампом (28.06.2018)

Встреча Путина и Трампа будет носить декларативно-пропагандистский характер, для каких-то значимых договоренностей нет ни оснований, ни политических условий, считает эксперт.
Несмотря на то, что окончательного решения по поводу того, где и когда пройдет встреча президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа, пока не принято, ходят разговоры, что состояться она может в Хельсинки, где в 1990 году прошла первая встреча Михаила Горбачева и Джорджа Буша. О том, стоит ли ждать этой встречи и о чем могут договориться стороны, Sputnik Азербайджан расспросил российского политолога, профессора Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" Дмитрия Евстафьева.

- Состоится ли, по-вашему, эта встреча вообще – причем не в рамках какого-то саммита, а как отдельная встреча, ради которой Трамп приехал бы к Путину?

— В случае с Трампом предсказать что-либо невозможно, даже после того, как его самолет приземлится в том месте, где должна состояться встреча. Кстати, думаю, что в дополнение к Вене и Хельсинки можно рассматривать еще несколько городов, например, Мюнхен, особенно учитывая последние заявления американского лидера по вопросам миграции и близость в этом вопросе к премьер-министру Баварии Хорсту Зеехоферу.

А вот в Москву Трамп к Путину приехать не может, даже если бы захотел, и если бы была соответствующая повестка дня, которой на сегодняшний день нет. Его просто разорвут внутри США, как предателя, который поехал "на поклон" к человеку, который его "назначил" президентом.

С другой стороны, и Путин также по многим причинам, не последними из которых являются соображения безопасности, не может поехать в Вашингтон. Да и "повестка дня" для полноценной встречи в верхах сейчас откровенно слабовата.

Смысл этой встречи крайне простой: попытка смягчить неконтролируемо нарастающую геополитическую русофобию, которая становится опасной для самого Запада, не оказывая какого-то стратегического влияния на Россию и ее элиту.

Поэтому оптимальным вариантом и стала встреча на нейтральной территории и как бы в продолжение саммита НАТО, который пройдет в Брюсселе 11-12 июля, показывая, что Трамп является "депутатом Атлантики". И не просто чудит в индивидуальном порядке, как на "семерке", а выражает коллективную и непреклонную волю Запада. Европейцы в целом также заинтересованы именно в такой интерпретации контактов американского и российского президентов, чтобы уже окончательно не потерять лицо.

Главное, что мы должны понимать по поводу встречи в верхах, — прорывов не будет, если встреча приведет к замораживаю текущих негативных тенденций в отношениях, — это будет большим успехом. И еще – Трампу встреча нужна существенно больше, чем Путину и он попытается снять с нее максимальные информационные дивиденды.

- Можно ли действительно провести какие-то параллели между возможной встречей Путин-Трамп и первой встречей Горбачева и Буша? Какие схожести и различия?

— Честно говоря, никаких аналогий между встречей Горбачева и Буша-старшего я не вижу. Там речь уже шла о том, насколько США будут добивать уже разваливавшийся Советский Союз. Американцы тогда на словах высказали поддержку Горбачеву (сохранение СССР как вялой, "ново-огаревской", конфедерации их вполне устраивало), а на деле, — следовали, надо признать, естественной и вполне нормальной геополитической логике "умерла, так умерла". Сейчас ситуация совершенно другая и для США, и для России.

Скорее, можно подумать об аналогиях с встречей Горбачева и Рейгана в 1986 году в Рейкьявике. Она происходила на фоне откровенного тупика "холодной войны", при котором любой дальнейший ход со стороны конкурента мог привести к резкому обострению всей глобальной ситуации. То есть, биполярность приобрела крайние формы.

Сейчас мы имеем дело с тупиком и постепенным распадом системы, базировавшейся на американской военно-политической монополярности. Мир, как и в 1986 году, ждет большая трансформация, решаются вопросы, связанные с выстраиванием архитектуры мира в ближайшие 30 лет.

Но тут стоит больше смотреть на США, нежели на Россию. Напомню и о еще одной аналогии: встреча Горбачева с Рейганом в 1986 году произошла в момент, когда разброд и шатания в советской номенклатуре начинали приобретать неконтролируемый характер.

Теперь такие же процессы мы начинаем наблюдать в номенклатуре американской, где политическая борьба начинает разрушать те институты, на которых базировалась политическая устойчивость США. И это на фоне того, что общество продолжает Трампу верить и возлагать на его политику большие надежды. И если эти надежды не сбудутся, масштаб внутреннего кризиса в США будет очень трудно предугадать.

Сегодня в США, так же как в те времена в СССР, складывается странная, диалектичная ситуация: залогом успеха правящей группы являются внутренние экономические и политические успехи, однако из пропагандистских соображений лидер страны все больше втягивается во внешнеполитические предприятия, не всегда (хотя и в большей степени, чем у Горбачева) увязанные с ситуацией внутри страны. Удастся ли Трампу разрешить это противоречие, — покажет только время. И это, кстати, вызов для всего мира.

- Можно ли предположить, что стороны действительно договорятся о чем-то значительном? Например, о снятии санкций?

— Нет. Данная встреча будет носить преимущественно декларативно-пропагандистский характер. Стороны отфиксируют, что они привержены развитию контактов. Для каких-то значимых договоренностей нет ни оснований, ни проработок, ни политических условий.

Всем понятно, что Трамп не может пойти на какое-либо существенное смягчение антироссийской политики в силу того колоссального внутриполитического давления, которое он испытывает внутри страны. Волевое смягчение санкций сейчас было бы сродни политическому самоубийству.

Но и российское руководство в складывающейся сейчас в России внутриполитической ситуации, связанной с известными экономическими новациями правительства, также очень сильно ограничено в своей способности даже демонстрировать какие-либо серьезные уступки Западу. Особенно учитывая, что нет никаких перспектив получить за эти уступки хоть какую-то достойную компенсацию. Кремль, в конечном счете, просто не поверит обещаниям Трампа смягчить санкции, поскольку прекрасно понимает, что он выполнить это обещание просто неспособен.

Думаю, что можно сформулировать ситуацию следующим образом: стороны будут аккуратно ходить вокруг главных вопросов (Иран, отношения в треугольнике США-Китай-Россия), готовя их решение на будущее. А публично озвучиваться будут периферийные: Сирия, Украина, права меньшинств и прочее. По которым возможны частные подвижки, не затрагивающие сердцевину двусторонних отношений.

Единственный стратегический вопрос, который, как я считаю, может и должен быть затронут на саммите сейчас и именно сейчас, — новое перекартелирование энергетического рынка Европы. И тут с обеих сторон возможны уступки, которые позволят на среднесрочную перспективу договориться о том, кто, как и в каких долях будет взимать энергетическую ренту с Европейского Союза.

Безусловно, Трампу эти договоренности нужны больше, чем Москве, однако у России больше возможностей для проявления гибкости.
28.06.2018

Дмитрий Евстафьев
Источник: Дмитрий Евстафьев




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта