Что мешает российским компаниям зарабатывать, как саудиты (Нефть и газ) (05.04.2019)

В понедельник все бизнес-издания вышли с сенсационными заголовками: саудовская государственная нефтяная компания Saudi Aramco раскрыла свои финансовые показатели и выяснилось, что она является самой прибыльной компанией планеты.
Выручка Saudi Aramco в 2018 году составила $355,9 млрд, объем добычи — в среднем 10,5 млн баррелей в сутки, чистая прибыль — $111,1 млрд что превосходит суммарную прибыль самых прибыльных компаний мира, Apple ($59,5 млрд), Alphabet ($8,9 млрд, материнская компания Google) и ExxonMobil ($20,8 млрд).
На этом фоне логично выглядит сравнение Saudi Aramco не с какой-нибудь одной российской нефтяной компанией, а со всей отраслью, так как Saudi Aramco де-факто является монополистом по добыче нефти в Саудовской Аравии.

Объем добычи всех российских нефтяных компаний — 555,8 млн тонн нефти в год, что несколько больше, чем в Саудовской Аравии: 10,5 млн баррелей в сутки это примерно 517,6 млн тонн в год. Совокупная выручка российских нефтекомпаний в 2018 году — примерно  $400 млрд, что также чуть больше, чем у саудитов.

А вот совокупная чистая прибыль российских нефтяников в прошлом году — «всего» $57,7 млрд, в причинах этого действительно интересно разобраться.

«Более низкие показатели чистой прибыли российских нефтяников при сопоставимой с Saudi Aramco выручке и добыче объясняются разницей в налогообложении, — считает аналитик БКС Сергей Суверов. — У российских компаний основное налоговое бремя – это налог на добычу и экспортная пошлина, которые составляют около 64% от выручки. Для саудитов главный платеж — налог на прибыль, который за последние три года был снижен с 85 до 50%. Благодаря этому компания начала генерировать свободный денежный поток и получила возможность увеличивать дивиденды».

За 2017–2018 гг., указал Суверов, дивиденды саудовской нефтяной компании составили $91 млрд.

«Прежде всего, такая высокая чистая прибыль показывает, что, несмотря на весь информационный бум последних 50 лет, традиционная добыча нефти остается самой привлекательной и самой значимой сферой экономической деятельности. Это фундаментальная новость, которую нужно понимать. Второе — мы наглядно видим значение отношения государства к своим корпорациям, потому что достаточно выгодные налоговые условия, отсутствие бездумного, подчеркиваю, именно бездумного налогового пресса, стабильность политики – все это позволяет компании развиваться», — отметил экономист Михаил Делягин.

«Причем, что характерно, Saudi Aramco более 40% своей выручки получает от газохимии и от нефтепереработки. Она развивает эти отрасли именно потому, что государство оставляет ей деньги на развитие. При этом, возможно, оно и следит за тем, чтобы эти деньги шли именно на развитие, а не проедание. Но тем не менее, у нее есть ресурсы, с которых она может развиваться, — считает Делягин. — Российскому бизнесу эти ресурсы не оставляются в значительной степени. При этом существенно, что Россия страшно страдает от недостаточного развития газохимии, и газопереработки в целом. Даже наша нефтепереработка, так сказать, имеет существенные проблемы, но они решаются напряжением всех сил. А вот в части газохимии, мы отстаем от мира и очень сильно, используем свои возможности в незначительной степени».

По словам экономиста, декларации российских властей о переходе к цифровой экономике не приведут к кардинальному изменению экономической ситуации в стране, «потому что с фискальным прессингом и непредсказуемостью налоговых условий российское государство блокирует развитие фундамента отечественной экономики».

Источник
05.04.2019







Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта