Алексей Балиев: Что мешает созданию полноценного Союзного государства России и Белоруссии? (Россия - Белоруссия) (19.04.2019)

Новый обмен политико-экономическими уколами между Россией и Белоруссией нанес очередной ущерб взаимоотношениям обеих стран, находящихся, напомним, в составе Союзного государства уже свыше 20 лет. Запрет РФ на яблоки и груши из Белоруссии в ответ на белорусское решение «временно остановить транзит нефти» из РФ низвел союзные отношения едва ли не до крайней черты.
Многие западные СМИ злорадствуют по этому поводу, считая, что у России нет других рычагов воздействия на «непослушную» Белоруссии, как только запрещать ввоз оттуда даров природы. Отсюда делается вывод, что Белоруссия – один из немногих, если не единственный союзник России, – унижается, дескать, до такой степени, что впору ей отказываться от союза с РФ и следовать по пути Грузии, Украины или даже стран Балтии. Иначе Москва, якобы, проглотит Белоруссию со всеми ее овощами, фруктами и ягодами. Что же произошло и происходит на самом деле, ведь это не первый конфликт такого рода? Попробуем разобраться.

Причина нынешнего скандала в том, что, по российским оценкам, через Белоруссию в Россию поступает сельхозпродукция из стран Запада и ряда других стран, включенная с августа 2014-го в перечень товаров, запрещенных к ввозу в РФ (в ответ на «крымские» санкции).

Она, эта продукция, либо нелегально ввозится в Россию, либо переименовывается (точнее, маркируется заново в Белоруссии) на белорусскую и потом поступает к нам на законных основаниях. Возможны оба варианта, так как реэкспортный бизнес был выгоден всегда. Вместе с тем в Москве не могут не знать, что Белоруссия и, подчеркнем, другие страны ЕАЭС не присоединились к санкциям России (2014 г.) по сельхозимпорту, что практически и является первопричиной реэкспорта в РФ подсанкционного продовольствия. Видимо, было бы куда целесообразнее добиться в ЕАЭС и тем более в Союзном государстве (СГ) согласования внешнеэкономической политики, чтобы упомянутые меры РФ были поддержаны ее партнерами по евразийскому блоку и, прежде всего, — Союзным государством. Но воз и ныне там.

Проблема также в том, что, скажем честно, союз РФ и Белоруссии существует разве что в рамках межправительственных, межминистерских и межпарламентских структур, но реального государства, увы, нет. Заметим попутно, что до сих пор нет единых герба и гимна, валюты, конституции, системы президентских и парламентских выборов, прав интеллектуальной собственности, внешнеторговых пошлин и т.п. В официально Союзном государстве    не урегулированы вопросы внутри-, межгосударственного (союзного) да и внешнеторгового ценообразования на экспортируемые (импортируемые) товары. Но, в первую очередь, не урегулирован самый больной для Белоруссии вопрос о правилах ценообразования на поставляемые из РФ нефть и газ. Впрочем, в союзном Договоре чётко сказано, что цены на газ для Белоруссии вводятся/меняются на уровне газовых цен для приграничной с нею Смоленской области РФ. Однако это положение изначально не соблюдается, что чуть ли не ежегодно становится причиной конфликтов между Москвой и Минском.

Про цены же на нефть внутри Союза в договоре и примыкающих к нему документах вообще ничего не сказано, потому постепенная их «доводка» российской стороной до уровня среднемировых для белорусов тоже вызывает эксцессы. Опять-таки в том же документе нет ни слова про транзитные грузовые тарифы для обеих сторон, в том числе по перекачке российских нефти/нефтепродуктов через Белоруссию.

Между прочим, речь идет об одной из высокомощных и кратчайших по расстоянию нефтеэкспортных систем экс-СССР – трубопроводной системе «Дружба», проложенной еще в середине 60-х – начале 70-х минувшего века, главным образом через Белоруссию, в Польшу, ГДР, Чехословакию, Венгрию.

Потому Минск, когда ему надо добиться от Москвы, скажем, определенных цен на углеводородное сырье или отмены ограничений на импорт каких-либо товаров, повышает тарифы на нефтяной транзит.

Так, кстати, и случилось и в первой декаде апреля…

    Если же рассматривать эту проблему в более широком ценовом контексте, то надо также сказать о том, что союзные документы никак не оговаривают понятие демпинга, т.е. недобросовестной конкуренции. Между тем известно, что Белоруссия стремится субсидировать преобладающую часть производственных издержек отраслей и предприятий. Свыше половины всей суммы этих дотаций проистекает из финансовой помощи со стороны России и Евразийского банка (единовременная помощь и/или кредиты на льготных условиях), на что нередко указывает российская сторона при торгово-ценовых спорах с Минском. Но самый важный во всей этой истории факт, что благодаря этим дотациям и сугубо белорусским госсубсидиям около 80% белорусских товаров массового спроса в российской рознице дешевле минимум на 20% российских и зарубежных аналогов. Потому крупный российский бизнес периодически лоббирует ограничения на ввоз той или иной белорусской продукции, сбивающей внутрироссийские цены.

После чего обе стороны выясняют ситуацию, и, в конечном результате, торговые ограничения снимаются. Не в последнюю очередь потому, что роль геополитического фактора во взаимоотношениях Москвы и Минска куда важнее торговых споров.

Тем не менее конфликтные ситуации — весьма питательная почва для дискурсов отнюдь не дружеского характера, причем с участием влиятельных политиков.

С одной стороны утверждается, что Россия, якобы, хочет экспроприировать Белоруссию, потому надо бы последней быстрее наводить мосты с Западом. А с другой — Белоруссия, дескать, забывает, кто ее кормит, потому пора бы завершить ее игры с суверенитетом...

Представляется, что состоявшийся на днях запрет на ввоз из Белоруссии яблок с грушами в обмен на перерыв, тоже временный, транзита нефти из РФ, унижающий, повторю, обе стороны, — наглядный пример таких кампаний. Вопросы эти, надеемся, в очередной раз вскоре разрешатся. Но дело не только в том, что элементарное чувство меры должно неизменно быть во взаимных, притом публичных уколах между союзниками. Требуется объективная, тщательная инвентаризация всего комплекса документов, равно как и проблем в двусторонних, подчеркнем, союзных отношениях. И, пожалуй, сверхзадача такой инвентаризации – это определение реальных прерогатив и перспектив полноценного Союзного государства.

Источник
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
19.04.2019

Алексей Балиев





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта