Что может потерять Россия в Венесуэле (25.01.2019)

Латинская Америка: государственный переворот

Москва выразила Николасу Мадуро полную поддержку и не признала лидера оппозиции Хуана Гуайдо новым президентом Венесуэлы. Смена власти не принесет России ничего хорошего. Эксперты уверены, что в случае отстранения Мадуро прежний курс страны не сохранится, а США в будущем сделают все, чтобы порушить связи Каракаса и Москвы. Для Трампа вопрос принципиальный: он хочет решить вопрос с мигрантами, а также открыть новые рынки сбыта для американских товаров. Интересы России связаны там и с нефтедобычей, и с поставками вооружений. Специалисты уверяют, что инвестиции Китая в Венесуэлу в разы превосходят российские, тем не менее Москве есть что терять. 

"Роснефть", ВТБ и другие


С 2006 года, по подсчетам экспертов, правительство России через государственные компании выделило Каракасу всего 17 млрд долларов кредитов. Самый главный заемщик — нефтяная компания PDVSA (Petróleos de Venezuela), монополист нефтяного рынка Венесуэлы, контролирующая все этапы добычи и переработки нефти на территории южноамериканской страны.

В 2011 году Россия открыла для Венесуэлы кредитную линию в 4 млрд долларов. Эти деньги должны были пойти на покупку российской продукции. К 2015 году венесуэльцы смогли закупиться на 3,6 млрд долларов, а потом начались просрочки по платежам.

В 2017 году этот долг реструктуризировали, и Венесуэла стала должна России 3,15 млрд долларов с отсрочкой платежей. Долг должен быть выплачен в течение десяти лет. Но уже сейчас Венесуэла отстает от графика, в результате российский бюджет в 2017 году не досчитался 53,9 млрд рублей.

В 2014 году "Роснефть" увеличила свою долю в PDVSA через выдачу 6,5 млрд долларов предоплаты за поставку нефти. К сентябрю 2018 года этот долг сократился до 3,1 млрд долларов.

В 2015 году "Роснефть" попыталась довести свою долю в PDVSA с 16% до 40% с помощью инвестиций в 14 млрд долларов, тогда бы российская компания получила в свое распоряжение от 7 до 9 месторождений, а также нефтеперерабатывающий завод. Однако Нацассамблея Венесуэлы заблокировала инвестиции на таких условиях.

В 2016 году российская нефтегазовая компания купила в обмен на кредит в 1,5 млрд долларов акции дочки Petroleos Citgo, стоимость которой оценивается в 9 млрд долларов. Ее активы расположены на территории США, и американские инвесторы несколько лет пытались выкупить ее доли, но безуспешно. В августе 2018 года канадская золотодобывающая компания Crystallex через суд в США добилась ареста Citgo, 49,9% которой были в залоге у "Роснефти". Crystallex называла сделку "мошеннической передачей активов".

К 2018 году российские инвестиции в Венесуэлу составили4,1 млрд долларов. Конкретно у "Роснефти" в Венесуэле пять проектов, все они реализуются совместно с PDVSA:

1. "Петромонагас" — приобретенный в 2016 году за 500 млн долларов интегрированный проект. Доля ПАО НК "Роснефть" — 16%.


2. "Петропериха" — совместно созданное в 2016 году предприятие по обслуживанию буровых станций. Доля "Роснефти" — 40%.


3. "Бокерон" — старое месторождение PDSVA, 26% акций которого выкуплены "Роснефтью" задолго до кризиса.


4. "Петромиранда" — один из двух проектов по разработке нового месторождения, доля "Роснефти" — 32%. Проект занимается "ранней" добычей на скважине "Хунин-6".


5. "Петровиктория" — доля российской компании 40%. В рамках этого проекта и разрабатываются месторождения в штате Карабобо.


Контракты и связи с Венесуэлой есть не только у "Роснефти". Активно развиваются проекты Газпромбанка "Лагунильяс Тьерра" и "Бачакеро Тьерра" (300 миллионов долларов), проект ПАО "КамАЗ" по сборке автобусов — 22 миллиона долларов. ВТБ и Газпромбанк владеют пакетом 25% плюс одна акция в национальном банке "Еврофинанс Моснарбанк", 49% которого принадлежит фонду Fonden S.A. правительства Венесуэлы.

Помощь техникой и консультациями


В декабре 2018 года Россия отправила на учения два стратегических ракетоносца Ту-160, тяжелый военно-транспортный самолет Ан-124 и дальнемагистральный самолет Ил-62. Пилоты российских ВКС должны были осуществлять помощь и контроль военно-воздушных учений армии Венесуэлы. Некоторые СМИ расценили это как покупку Венесуэлой этих самолетов, однако это все еще российские самолеты, которые уже не впервые вылетают в Южную Америку для подобных учений. Считается, что Россия собиралась строить в Венесуэле военно-воздушную базу.

Кроме того, российские экономисты пытались вытащить страну из кризиса. В октябре прошлого года в Каракас отправилась большая делегация из сотрудников Минфина, ЦБ и Минэкономики. Венесуэле нужен был срочный план по спасению. В итоге, как рассказал замминистра финансов Сергей Сторчак, эксперты определили пять действий, которые должны помочь стране выйти из затяжного кризиса и остановить гиперинфляцию.

1. Ввести безусловный доход для домохозяйств, который можно было бы тратить не только на и так дешевый в стране бензин (такая программа субсидирования уже работает, ее предлагается отменить), но и на любые другие нужды;

2. Остановить печать денег и финансирование бюджета за счет ничем не обеспеченных банкнот;


3. Провести налоговую реформу по примеру российской налоговой системы косвенного налогообложения;


4. Нарастить добычу нефти и диверсифицировать экспорт;



5. Признать опыт использования криптовалют (который ранее российские эксперты уже запустили с правительством Мадуро вместо боливаров) успешным и углубить использование электронной валюты El Petro.


Каракас попросил Россию прислать "понимающего в макроэкономике" советника на долгое время, чтобы он руководил действиями власти, но этот вариант Москва отмела. О выделении денег Венесуэле речи не шло. 

Важно отметить, что реальный кредитор Венесуэлы — Китай. Инвестиции Пекина в экономику Каракаса за 10 лет составили 70 миллиардов долларов — в четыре раза больше, чем российские. Китай также сосредоточен на венесуэльских нефтяных компаниях и уже владеет 49% Petrolera Sinovensa. Причем Пекин кредитует Венесуэлу так, чтобы стимулировать рост нефтедобычи в стране. Именно такие меры и предлагает российская делегация местной власти.

Пока же инфляция в Венесуэле по итогам 2018 года превысила 1 300 000%. Ситуация сравнима с 1923 годом в Германии или с Зимбабве 2000-х годов. Товарооборот с Каракасом вырос на 48% по сравнению с 2017 годом, до 84,7 млн долларов. Импорт из Венесуэлы в Россию — 800 тысяч долларов, экспорт — 83 млн долларов. Экономический коллапс хорошо сказывается на активах нефтяных компаний и банков из России, однако бюджет страны от кредитования финансовой системы Венесуэлы пока понес только убытки.
25.01.2019


Источник: https://ruposters.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта