Цивилизационные заметки (24.05.2019)

С удовлетворением отмечу, что даже для меня, не вовлечённого в копошение на сетевых ресурсах человека, стало очевидным появление на тематических сетевых агрегаторах, ну или как они там называются, годных и достаточно популярных авторов, пишущих на русском языке не "контент", а что-то осмысленное. Самое важное, что отличает этих новых авторов лично для меня от того, к чему я притерпелся за предыдущие лет 30, это то, что в своих текстах они не заявляют Истины, не противоборствуют, не заискивают, не оправдываются, не извиняются и не бьются ни с кем и ни за что, короче говоря, не рефлексируют и не компенсируют какие-то свои личные нерешённые вопросы за счёт профессиональной деятельности. Они просто освещают темы и говорят именно то, что уместно сказать по теме, а не по поводу темы о своём наболевшем.
К сожалению, пока ещё в значительной части пишущие на русском языке даже в жанре коммерческой художественной литературы сплошь и рядом излагают свои мысли или в ключе акцентированного противостояния с кем можно и с кем модно на данный момент, или в неуверенных, оправдывающихся (перед кем попало) интонациях. Или одновременно умудряются делать и то, и это. Забывают пока такие авторы частенько, что норма — это просто иметь свои мысли, свою позицию, и без надрыва, без полемики её излагать по порядку, без оглядки и без стрельбы глазками по сторонам в поисках одобрения. Такая норма — основа личной силы и её признак. Примеры отступления от этой нормы приводить намеренно не буду, поскольку это вкусовщина, могу задеть читателю что-нибудь выпирающее и тем самым увести внимание от того, что хотелось бы сказать по сути вопроса.

Вот через замеченную перемену в интонациях тех, кто общественное мнение выражает и формирует, тех, кто общество развлекает, я обозначил тему (появление признаков некоего нового качественного и самоценного наполнения российского дискурса), и теперь, собственно, хочу задать логичный вопрос: а как бы нам всем и полностью методически избавиться от привычки пытаться всё время кому-то то ли доказать, то ли показать что-то, то ли просто понравиться? И ниже я попытаюсь на этот вопрос обосновать простой и как бы «всем известный», но почему-то упорно игнорируемый, ответ.

По поводу желания всем что-то показывать и пытаться нравиться в сочетании с выраженной реакцией на безразличную реакцию я сказал «всем нам», а не кому-то отдельному-несознательному, вот почему: я это желание в окружающих постоянно ощущаю вокруг себя со своих двух лет, т.е. с момента, как себя более-менее устойчиво помню в эмоциональном (не событийном) плане. А это было самое начало застоя, даже ещё не расцвет. То есть, традиция острой реакции на безразличное к себе отношение от посторонних и оттого излишней (довольно агрессивной, на мой вкус, что в детстве, что сейчас) готовности отстаивать что попало тогда, когда надо просто спокойно договариваться, не является веянием «лихих времён», и я сейчас чуть разверну эту мысль. Сейчас будет минутка тривиальности.

Для начала вспомним, что желание нравиться всем без разбора окружающим является следствием глубокой неуверенности в правоте своего подхода к жизни, к её ценностям. Не хватайтесь за топор, сейчас поясню. Нам, как феномену "Россия" во всём своём составе, уверенности в правоте своего восприятия Мира в эпоху поклонения количествам, соответствующим им "ценностям" и всему такому, конечно, катастрофически не хватает. Весь остальной людской Мир склоняется перед тем, что для нас ничтожно, строит свою жизнь на том, что явно не может иметь присвоенного заграничным «общественным мнением» смысла, но имеет же — ну и откуда взяться уверенности в себе у нас, если мы не в состоянии на 100% верить и участвовать в том, что нам чуждо? Классическая ситуация талантливого подростка с рабочей окраины, да :) Все соседи с западной стороны, как раз с той, с которой и сложились основные военные, торговые и культурные коммуникации, ещё же и формальные единоверцы (хотя бы по названию), что дополнительно вводит в заблуждение, поскольку подтверждает ожидания, что для соседей в жизни ценности те же, что для нас, ну чуть другие, но не критично.

Но нет. Русский по духу, невзирая на нацию, всё материальное понимает, уважает, но на святую для иноземцев тягу наперегонки переписывать на себя материальный Мир по частям и тому посвятить свою жизнь ему плевать. Связи между накоплением внешнего и внутренней Силой русский по духу не видит и не признаёт. Пример: русские (по духу, по месту жизни) евреи, не переставая быть умными и хитровыкрученными ребятами, тоже так же сплошь и рядом плевали на свой, казалось бы, национальный вид спорта "накопление". Огромное количество блестящих русских и советских учёных-евреев с научными, а не иными жизненными интересами – тому доказательство. Да что там говорить, у нас целая Культурища построена на осуждении и перевоспитании меркантильных членов общества! Клеймили ведь излишнюю приверженность материально-исчислимым "европейским ценностям" все заметные наши писатели двести лет подряд, записывая её в болезнь, в отклонения.

Дело сильно осложняется тем, что изначально негодные для нас «ценности» вливаниями огромного прилежания и всех возможных порывов душ великих мастеров всего условного «западного мира» регулярно становились бесспорными духовными артефактами. Собственно, современное аукционное дело во многом заключается в том, чтобы (до)сочинить всё, что хоть как-то подходит на эту роль, до уровня артефакта, удачно вставить это в ряд бесспорных Творений – и выгодно продать. То есть, соседней с нами культуре было что предъявить как доказательство своей состоятельности и божественной уместности. А на духовное содержание у нас нюх отменный, тут не обманешь. Наличие духовного содержания в чём угодно русского человека делает податливым и очень дружелюбно настроенным. Потому что только это содержание для нас представляет ценность, вне зависимости от интеллекта, образования, воспитания и количества ходок. Быть русским означает быть в очень тесных отношениях с любым проявлением над-умственной жизни. Жить в «астрале», иначе говоря: именно этим словом обозначается слой реальности, непосредственно старшинствующий над формальным умом.

Конечно, внутри нашего же общества упомянутому выше пониманию издавна яростно противодействовали те, кто хотел попроще, поудобнее, покрасивше да поскорее, без усилий, чтоб только деньгами отдать. Чтобы, не представляя из себя лично ровно ничего, за счёт однообразного набивания мошны торговлей чем угодно можно было чувствовать хоть какое-то превосходство хоть над кем-то (зачем это необходимо и кому – читайте Пелевина, он вопрос более чем подробно рассмотрел). А ценности материального, импульсивного и умственного слоёв реальности, как и стандарты жизни в мире таких ценностей, конечно, лучше условного «западного мира» не представляет никто уже несколько сотен лет. Тот цивилизационный проект является домом родным и полноценным выражением всего того, что можно было понять и научиться применять в нашем локальном континууме на младших слоях реальности – от физического (механического, материального) до умственного включительно. Вся «та» цивилизация живёт (как раз закончила активный жизненный цикл) на уровне освоения «ментальных сфер», со всеми его плюсами и ограничениями. Зато понятный, полезный, яркий и удобный товар из этих сфер — их реально сильная сторона. Товар, который можно потрогать и применить вовне без необходимости получать новые знания, даже если это философская концепция. Вся жизнь сильнейшей (уже нет) цивилизационной ветви, направленная именно вовне во всех самых мелких, бытовых деталях — такое для русского представимо, но далеко не во всей полноте, спросите у вернувшихся уезжантов. Столкнуться с культом «правильного выглядения» и соответствия жёстким внешним стандартам для русского ой как не просто на практике.

Отступление: самое смешное – то, что наши сограждане, желающие поскорее да «шоп бохато», в основном в такое видение Мира именно скатились за счёт яростного отрицания в себе выраженной «астральной», т.е. интуитивной, спонтанной и не подчиняющейся текущим «пацанским стандартам» природы. Просто яростное подавление своей природы, идущее от неверного её понимания как «слабости», рождает самых странных и неестественных самодуров, душегубов  и стяжателей.

Отсюда и все эти мордатые храмостроители наши, в которых так заметно жаркое желание жертвования на то, что выглядит в их понимании как "духовные нужды". Жар, не объяснимый с точки зрения простого самовозвеличивания или попытки откупиться. Эти поводы такого огня не вызывают.

Нет, это просто тоска по своему духовному дому своему так сублимируется. В смысле распространённости – очень, даже типично русский феномен. Иные тоже поступают так, но мало кто столь истов. А у нас – чуть менее, чем подряд все таковы. Конец отступления.


Если говорить короче, можно обоснованно заявить, что по всем причинам, включая изложенные выше, у общественно-территориально-политического феномена Россия всю историю до сих пор были серьёзные когнитивные трудности. И сопутствующие им бурные внутренние общественные процессы. Мы не понимали, для чего мы есть в той ясной степени, как это понимали народы, живущие вокруг. Не столько каждый по отдельности, сколько именно как общность: для чего это всё? Идеи плодили, заимствовали, переделывали под себя, отбрасывали, воевали за них. Собачились и собачимся друг с другом «за идею» как с цепи сорвавшиеся именно потому, что нет ясности в вопросе «а для чего мы такие есть». Да и просто обидно: все соседи и оппоненты себя чувствуют уверенными, все при делах, довольны, сомнений не испытывают, заняты практическими вопросами и на звёзды всякие не смотрят, а нам это скучно, у нас другое. И покоя всё нет, потому что непонятно кое-что про себя. А привозные объяснения не подходят, мелкие они. Да что рассказывать, про то рассказано сто раз уже.

Сейчас сосредоточимся на том, что от отсутствия явной, ощутимой «как у иностранцев» правоты своего мировосприятия мы, с одной стороны, постоянно сочиняем себе какую-то идеологическую шелуху, чтобы подобную правоту родить и ощутить так, как ощущают её соседи, которые ничего для этого не делают в духовном и интеллектуальном плане, с другой стороны — желаем симпатии от каждого встречного и поперечного (которым до нас дела-то нет), а ещё мы всё время стремимся творить Благо вовне. Не вовнутрь, для себя, что было бы логично и оправданно, а именно вовне, для любого, кто улыбнётся, да с приговорками «а вот мы вон что можем — кто ещё так может?!». Как бы продвигая себя то ли как «лучше, чем вы все», то ли ещё как. То ли выдвигаем своё превосходство, то ли стараемся влиться в компанию. Двойственное поведение, и все, к кому оно обращено, это чувствуют. И не доверяют, и опасаются нас от этого недоверия. И страшные сказки сочиняют, потому что для «западного мира» страшная сказка – это и есть вершина творчества. Повторюсь, духовность в рамках мировоззрения соседей достигается не идеями, а мастерством и проработанностью исполнения, то есть прямым вложением концентрации разума, а не духа. Так достигается над-умственный, духовный (астральный или ещё как ни назови) уровень Бытия.

Духовность же русского человека не требует достижения, а требует выражения. Самопожертвования, самоотречения. Иначе она не сгущается до такой степени, чтобы сохранить новое своё качество в момент, когда физическое воплощение перестаёт быть. Это и есть тот момент, который становится виден, если смотреть на превращения обществ и цивилизационных проектов подходом, изложенным в предыдущей статье по этой теме (Штирлиц случайно разболтал фундаментальную часть т.н. "загадки русской души", но пусть будет).

В общем, самое глупое и смешное в нашем коллективном желании походить на червонец не то, что мы хотим нравиться, чтоб хорошо относились соседи и ближние, и дальние, это как раз понятное человеческое желание. Спорное, но понятное. Глупой же ситуация становится оттого, что мы, во-первых, в саморекламу от неуверенности вкладываем всё больше и больше идеи нашего превосходства во всём подряд надо всеми подряд, а, во-вторых, мы хотим нравиться не для выгоды. А весь остальной человеческий мир - именно для неё. И он весь целиком, на уровне общественных договоров, идеологий, привычек, догм и даже отдельных людей не понимает, в чём русская выгода, которой же не может не быть. Понять не может, как ни пытается, постоянно ошибается (вот прямо как сейчас в прямом эфире всех своих телемедиа — так и всегда), и очень опасается этой непонятности. И на всякий случай защищается, искренне веруя в то, что угроза есть и она реальна. А русский человек думает, что это хитрый план такой, и что «они ж там не дураки». Не дураки, но наличие или отсутствие угрозы в рамках иных социокультурных феноменов люди интуитивно определяют совсем не так, как русские. Просто восприятие иное. Совсем.

И вот это всё в итоге создаёт этакий «Праздник непонимания», перешедший в ситком и театр абсурда. Всё как мы любим: смешно настолько, что смеяться как-то не хочется, а уместнее то ли плакать, то ли просто выпить да на луну повыть.

Ещё один красивый смысловой момент состоит в том, что нам жизненно важно творить Благо вовне — просто чтобы оставаться людьми среди безумцев, ослеплённых сиянием кучи "ценностей". Просто чтобы чувствовать себя живущими не напрасную жизнь. Мы как народ испытываем потребность это делать.

Это нам нужно как частям Мироздания, как тварям Божьим, а не как монетарным золотопоклонникам. А для того, чтобы творить Благо вовне, нужно быть радостно принимаемыми в этом «вовне», простите за каламбур.

И вот с этого момента всё становится сложнее. Потому, что понравиться и, одновременно, быть авторитетным может только сильный, тот, кто обладает признаками Силы, о которых я упоминал выше. То есть, перестать хотеть нравиться в нашем случае – необходимый момент для самореализации. В случае с объективной потребностью творить Благо вовне такое сделать можно, только пройдя основательную консолидацию общества. Тут опять всё непросто: в случае с русскими формальная консолидация, если уж приходит, то как результат полного сложения всех процессов, которые под ней подразумеваются. То есть, она происходит во имя чего-то важного, она очень глубока и оттого не может быть долговечной. 

Поэтому в мирное (хотя бы формально) время консолидация русского общества проявляется медленно и частями: нет потребности в Единении такой глубины и силы. Иными словами, от условного «западного общества» городских психов с очагами безумия в собственных семьях, крепко связанных меж собой общинами, стандартами внешнего вида, ритуалами, кодексами, расписаниями и прочим, русское общество отличается в целом отсутствием необходимости во внешней стороне связи, необходимости в совместном поиске выгод. Русские образуют свою уникальную систему социальных связей не от формы к содержанию, а строго наоборот. Это очень важно понять всем, кто пытается найти суть разницы между нашим и «не нашим» стилем жизни. Повторю другими словами: обратная иерархия ценностей – вот эта суть.

И от этого всё непонимание, культурологический конфликт, наличие большого количества повреждённых умом на почве карго-культов в русском обществе во все времена.

И вот до недавнего времени была у нас в стране эта вялотекущая декларация необходимости консолидации общества, сопровождаемая решительным отказом от идеологии, на фоне явного непонимания того, что же делать-то конкретно... в общем, казалось бы, полная дезориентация и сбой вектора общественных устремлений

И тут вдруг оказалось, что война, как традиционный фактор глубокой консолидации, против российского государства и общества объявлена и идёт. Этот тезис начал демонстративно не оспариваться даже Самим, а рангом пониже источники напрямую его декларируют. Но, поскольку война ведётся и против общества, и против каждого отдельного гражданина, то консолидация должна на практике в первую очередь обернуться совместным творением Блага вовнутрь, то есть — для себя, для своей жизни. Только так ведь можно укрепиться достаточно, чтобы разбились о нас все напасти.

А мы не умеем это толком, не было мотивации создавать свою сильную школу, довольствовались адаптированными заимствованиями.

И сейчас вот выяснилось, что любые заимствования по своей сути нам вообще никак не подходят, мы от чужой модели Блага всегда становимся слабее, если не превратим его в своё, не вложим время, труд и душу, переиначив до такой степени, чтобы можно было уже не заимствованием считать, а полноценно своим собственным. То есть, размер вызова перед Россией как обществом, государственной структурой и гражданами по отдельности сейчас наибольший, большего не бывает. Надо за краткое время, в условиях непрерывной атаки адаптирующегося и опытного в этом деле неприятеля, построить уникальную и универсальную модель общественной саморегуляции, которая позволит перенаправить потребность создавать Благо извне вовнутрь этого общества, позволит самоорганизоваться под это, выработать основные, опять же уникальные, модели Блага, выработать механизмы защиты от кликуш и карьеристов любых сортов, включая населённые ими госорганы, и ещё..., и ещё...., и ещё...

Короче, всё как мы любим: нечеловеческий вызов, нечёткая и частью неявная операционная среда, непонятные события, Божьи чудеса, глупость и героизм — и впереди Победа.

Ну или смерть. У нас только вот так. Только в таких условиях российское общество сумеет а) расстаться с потребностью всем нравиться и со всеми дружить и б) подвести под потребность быть людьми через творение Блага вовне базу в виде творения Блага внутри, достаточную, чтобы не превратиться когда-то потом в новые США в плохом смысле этого слова.

А теперь весь этот длиннотекст переведу на язык действия одной фразой: Сотвори Благо внутри себя, для одного себя, не за счёт других, никому не говори об этом и продолжай творить это Благо, пока оно само не перестанет твориться. Когда за тобой придут обстоятельства — следуй за ними. Так ты проживёшь ненапрасно во всех доступных смыслах. И иного пути не было и не будет.

Источник
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
24.05.2019







Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта