Александр Класковский (Белорусские новости): Даст ли Москва "нефтяную компенсацию"? Лукашенко надеется разрулить ситуацию (19.12.2018)

Несмотря на совершенно четко озвученную позицию Москвы о союзнических отношениях с Минском, некоторые белорусские СМИ выстраивают конспирологические теории о якобы существующих планах России по «инкорпорации» Белоруссии. Впрочем, все эти разговоры, в конечном счете, ведутся из-за борьбы белорусского руководства за «нефтяную компенсацию».

Без политического класса, сильного гражданского общества, крепкого национального самосознания предстоящее испытание независимости на излом может оказаться роковым...
Сегодня Александр Лукашенко попытался успокоить белорусов. Мол, даже если Москва не даст компенсации за налоговый маневр в своей нефтянке, катастрофы не будет.

Да, пока не будет. Но в принципе речь идет об испытании на излом не только экономики, но и самой государственности, независимости. И сможет ли белорусское руководство справиться с вызовами, уповая лишь на свою изворотливость и напористость, без серьезной трансформации модели, без опоры на политический класс и гражданское общество?

Москва ждет, пока белорусский фрукт дойдет до кондиции

Вхожий в Кремль главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов в субботу слил инсайд, который сродни секрету полишинеля: «Представление нынешней правящей команды на Беларусь я представляю. Она такая же была и на Крым раньше. Ну, пока нет — нет. А когда упало в руки — тогда и возьмем».

Так матерый российский журналист и общественный деятель прокомментировал последние терки Москвы с Минском в свете ультиматума Медведева. Прозвучало смачно, образно: ждут, когда белорусский фрукт дозреет.

Со своей стороны, Лукашенко 14 декабря на встрече с российскими журналистами и блогерами также без обиняков расценил принуждение к союзному строительству на базе договора 1999 года в обмен на экономическую поддержку — то, что было артикулировано премьером РФ Дмитрием Медведевым 13 декабря на союзном совмине в Бресте, — как желание не мытьем, так катаньем инкорпорировать Белоруссию.

В общем, стороны прекрасно читают истинные намерения друг друга. При этом если в минувшую пятницу, работая на аудиторию российских СМИ, белорусский лидер педалировал пафос («Шантажировать нас, пытаться наклонить, стать коленом на грудь — бесполезно!»), то 17 декабря, очевидно ориентируясь уже на свой электорат, избрал другой тон — успокаивающий.

«Даже при худшем варианте ничего не обрушится. А что касается 2019 года, то вообще разговоров нет. Поэтому надо спокойно жить и работать», — заявил Лукашенко, заслушивая доклад об окончательных вариантах проектов Налогового кодекса и закона о бюджете Республики Беларусь на 2019 год.

«Если мы не договоримся, то этот налоговый маневр на нас навалом будет идти постепенно с 2019-го по 2024 год. В 2019 году, если вдруг, то мы можем потерять около 400-500 миллионов долларов. Да, это приличные деньги, но не катастрофа для страны», — цитирует официального лидера его пресс-служба.

Лукашенко не уверен, что договорится с Путиным

Тяга к гиперболам, видимо, заставила президента и здесь слегка завысить цифры. По прикидкам Минфина, потери бюджета в 2019 году составят около 630 миллионов белорусских рублей, то есть в районе 300 миллионов долларов.

Но я бы обратил внимание прежде всего на другое. Бюджет Белоруссии на следующий год верстается без расчета на нефтяную компенсацию от Москвы.

Все это говорит о неуверенности белорусского руководства в позитивном исходе намеченной на 25 декабря встречи Лукашенко с Владимиром Путиным в Москве.

Стоит отметить, что сразу после саммита ЕАЭС в Петербурге 6 декабря Лукашенко, хотя и успел повздорить с российским президентом перед телекамерами, выглядел более оптимистично, говорил, что намерен с ним до Нового года снять спорные вопросы.

Таким образом, ультиматум Медведева стал в некоторой степени нежданчиком. Точнее говоря, белорусское руководство не думало, что Москва, посылавшая прозрачные намеки, поставит вопрос ребром.

А она действительно уперлась всерьез. После патетичных заявлений Лукашенко перед российской прессой вице-премьер, министр финансов РФ Антон Силуанов в специальном заявлении отметил, что «Россия не давала Белоруссии какие-либо обещания по выплате компенсаций за изменения налогового законодательства в России».

Ну, да, никто на крови не клялся и зуб не давал. Однако шли переговоры между правительствами, посол России Михаил Бабич подчеркивал, что вопрос надо бы решить до конца года. Да и тот же Силуанов еще 22 ноября заявлял, что вероятная компенсация белорусам может пойти в виде межбюджетного трансферта.

Минск тогда крутил носом: нам бы лучше заложить скидку в цену на нефть. Теперь вот выясняется, что к этому носу вообще могут поднести кукиш.И понятно, что неожиданный ледяной тон Силуанова предопределен некой твердой позицией лиц гораздо повыше Силуанова.

Власти опасаются политизации населения

При этом пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков тоже вколол сегодня взволнованной публике дозу успокоительного: мол, вопрос об объединении России и Белоруссии в единое государство «не стоит на повестке дня».

Да, сегодня не стоит, а завтра встанет. И потом, ведь флаг и герб марионеточному образованию можно оставить, оформить какую-то бумажную автономию. Но это не будет греть никого, начиная от Лукашенко.Итак, для Белоруссии дело пахнет керосином. Сам президент открытым текстом заявил в минувшую пятницу об угрозе для суверенитета. И что же он говорит сегодня? Может, зовет под знамя борьбы за независимость? Да нет же. «Меня настораживает, что белорусы заволновались. Я хочу прямо сказать: волноваться абсолютно нет причин. Это наша проблема — руководства страны, которую мы должны решить», — сказал Лукашенко.

Он призвал жителей страны спокойно работать, болеть за свою семью, детей, особенно накануне новогодних праздников. Позаботиться о стариках, инвалидах.

Рождественская благотворительность — это, конечно, хорошо. Но примечательно, что в критический час у официального лидера нет мысли о мобилизации граждан.

Политизация обывателей представляется властям априори опасным явлением. «Дармоедские» протесты 2017 года лишний раз показали, как быстро так называемые простые люди могут наэлектризоваться и заговорить о смене власти.

Теперь Лукашенко хоть и несколько обескуражен, но все же очевидно надеется разрулить ситуацию тет-а-тет с Путиным, как уже не раз бывало. Ну, а если не повезет? Этак сонное население и страну проспит.

Что делать?

В идеале сейчас самое время развернуть дискомфортные экономические реформы. В конце концов, тяготы экономической ломки высокое начальство могло бы, не особо кривя душой, свалить на жадную Россию.

Однако об этом пока ни гу-гу. Сегодня президент велел чиновникам поменьше покупать служебных автомобилей и пореже ездить на всякие конференции.

Но это ведь — экономия на спичках. Гораздо сильнее высасывает деньги из казны поддержка неэффективного госсектора. Да, она вынужденно сокращается. И вместе с тем по указанию первого лица огромные средства вбухиваются, например, в показушный проект подъема Оршанского района (при том что подобных депрессивных мест много и нужен некий концептуальный комплексный подход), модернизацию предприятий, которые уже все равно не жильцы.

Мысль о реформах в принципе раздражает консервативного официального лидера. К тому же на носу полтора года политической вакханалии, как назвал он предстоящие выборы.

Кроме того, серьезная трансформация экономической модели неизбежно создаст вызовы и для модели политической. А ее трогать Лукашенко категорически не хочет. Даже главу Центризбиркома Лидию Ермошину с некими умеренными предложениями поправок в избирательное законодательство почти два года принять не может.

Возможности диверсифицировать внешнеэкономические связи тоже ограниченны и тоже упираются в вопрос реформ.

Выходить из ЕАЭС и других интеграционных структур под эгидой Кремля, как советуют сейчас оппозиционеры, Лукашенко не рискнет.

Он будет биться с Кремлем за каждый рубль субсидий, активнее играть на западном векторе (впрочем, в немалой степени ради того, чтобы поднять ставки в торге с тем же Кремлем) и через не хочу давать отмашку на некие локальные, ограниченные преобразования в экономике.

Без опоры на общество независимость шатка

При такой тактике латания дыр и отсекания экономических хвостов по частям белорусы будут жить даже беднее, чем предполагалось. Но пока — да, катастрофы не предвидится. Народ у нас терпеливый.

Однако при этом обыватель будет видеть, что мы уже заметно отстаем по уровню жизни даже от России, которую кормит хотя бы нефть.

И если в какой-то час «Ч» Москва, решив, что белорусский плод дозрел, запустит тот или иной сценарий инкорпорации, то может, увы, оказаться, что в ситуации прозябания и обнищания вхождение шестью областями в Россию представляется огромной части населения вполне приемлемым и даже спасительным исходом.

Страны Балтии на рубеже 90-х уходили от Москвы на массовом энтузиазме граждан, горевших идеей европейского выбора. Подобный драйв помог полякам перемучиться шоковой терапией Бальцеровича.

Белорусов же руководство страны предпочитает держать в подчинении в виде безголосой апатичной массы. Но когда в стране нет политического класса, сильного гражданского общества, крепкого национального самосознания, предстоящее испытание независимости на излом может оказаться роковым.
19.12.2018

Александр Класковский (Белорусские новости)
Источник: https://inosmi.ru/politic/20181218/244264816.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта