Кирилл Бенедиктов: Дефицит справедливости (18.10.2018)

Главная проблема наших бедняков, оказывается, в том, что государство оказывает им социальную помощь неадресно. Решит её - Единая государственная информационная система соцобеспечения.
Мы живем в несправедливом, несоциальном и неправовом государстве. В нашем государстве еще встречаются островки прежнего ориентированного на общественное благо уклада, но их с каждым годом все меньше – они, как осколки Атлантиды, уходят под воду, затапливаемые волнами неотвратимых перемен. С каждым годом наше общество эволюционирует в сторону еще большего неравенства и дефицита справедливости.

Это горькая правда. Ее никогда не произнесут с высоких трибун облеченные властью политики, но и скрывать ее невозможно, как невозможно утаить шило в мешке.

В минувший вторник в «Российской газете» вышла статья председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина «Буква и дух Конституции». Председатель КС публикует свои статьи в «Российской газете» достаточно регулярно – в среднем два раза в год. Время от времени эти статьи вызывают в обществе резонанс – например, в 2014 г. либералы дружно ополчились на Зорькина за то, что он назвал крепостное право «скрепой», удерживавшей единство нации – но чаще их прочитывают по диагонали, поскольку широкой публике, как правило, все эти юридические тонкости и нюансы не слишком интересны.

Тем не менее, статья Зорькина «Буква и дух Конституции», хотя и появилась в то время, когда читающая публика спорила промеж собой, посадят футболистов, избивших федерального чиновника стулом, или же ограничатся отеческим внушением – незамеченной не прошла.

И это не случайно – во всяком случае, я за последние несколько лет не могу вспомнить текста, написанного государственным мужем такого уровня, в котором настолько откровенно говорилось бы о проблемах нашего общества.

Вот лишь одна (правда, довольно длинная) цитата – статью целиком все интересующиеся могут прочесть на сайте «Российской газеты»:

«…Ожидания и даже требования социальной справедливости выходят у населения на первый план… несправедливости в разных сферах жизни воспринимаются людьми крайне болезненно.

Социальное напряжение, порождаемое чувством несправедливости, усугубляется естественной усталостью населения от трех десятилетий реформ, а также беспрецедентным… экономическим, и прежде всего санкционным, давлением на Россию со стороны США и Западной Европы.

Наиболее болезненно и остро воспринимается обществом крайне несправедливое распределение бремени проводимых в стране экономических реформ, свидетельством которого в первую очередь является чрезмерное социальное расслоение.

По данным официальной статистики, децильный коэффициент (отношение доходов 10% наиболее богатых к доходам 10% наиболее бедных) в России один из самых высоких в мире и приближается к 17 единицам. По неофициальным авторитетным оценкам, масштабы социального расслоения в стране еще выше. За чертой бедности находятся свыше 20 млн россиян. В этой связи нельзя не отметить, что год назад мы отмечали столетие революционных событий 1917 г., которые, как сейчас ясно, были порождены прежде всего глубоким социально-экономическим расколом внутри российского общества».


Почти то же самое – только несколько более подробно - я писал в колонке на Форпосте еще в июне, в связи с объявлением о пенсионной реформе. Позволю себе повторить: «Главная проблема России в том, что почти половина ее национального дохода (46%) приходится на долю 10% ее населения.

А среди этого «верхнего дециля» есть еще «самый верхний процент», где распределение доходов выглядит следующим образом:

1,15 млн человек (1%) располагают в среднем по €470 тыс. в год

11,5 тыс. человек (0,01%) располагают в среднем €12,1 млн в год.

И, наконец, около тысячи наших самых богатых соотечественников (0,001%) располагают в среднем €58,6 млн национального дохода.

В то же время, число людей, живущих за чертой бедности – то есть получающих меньше‌ 11 160 р. в месяц (или €1800 в год) составляет не менее 22 миллионов человек (в том числе так называемые «работающие бедные»)».

Вряд ли уважаемый председатель КС РФ читал мою колонку на Форпосте. Дело совершенно в другом. Факты, изложенные выше, доступны всем – было бы желание открыть поисковик и вбить несколько запросов. Но можно закрывать на них глаза, а можно говорить о них во всеуслышание, по сути, бить в набат.

Что и делает Валерий Дмитриевич Зорькин, за что честь ему и хвала.

Как и за то, что он – с подобающей юристу такого ранга сдержанностью – прямо признает, что современная Россия никаким «социальным государством» на деле не является. Еще одна цитата:

«мы еще далеки от реализации положений статьи 7 Конституции РФ, которая гласит: Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

И что уж совсем поразительно – Валерий Зорькин в своей статье замахивается на самую священную из всех священных коров постсоветской России – приватизацию.

Мы-то, независимые публицисты, можем сколько угодно разглагольствовать о том, что чубайсовская «прихватизация» была натуральным грабежом, в результате которого общенародная собственность нечувствительно перешла в собственность нескольких тысяч «счастливчиков», а пресловутые залоговые аукционы –были одним из грандиознейших мошенничеств в истории страны.

Но для государственных мужей эта тема – табу, поскольку нынешняя политическая и экономическая система России стоит на «завоеваниях» той бандитской приватизации, как плоская Земля на китах.

Но когда о том же – опять-таки, спокойно и корректно – пишет председатель Конституционного суда, это производит впечатление грома среди ясного неба.

«Особенность России заключается в том, что нынешнее российское общество уже достаточно хорошо осознает связь между социально-экономическими проблемами, стоящими перед значительной частью наших сограждан, и несправедливостью приватизации крупной собственности, проведенной в стране в 90-е годы прошлого века.
А это не только ставит под сомнение легитимность сложившейся системы собственности со всеми вытекающими отсюда последствиями и рисками, но и ведет к подрыву общественного доверия к справедливости социального устройства в целом» (выделено мной, - К.Б.).


И, конечно, совсем не случайно председатель КС РФ вспоминает в своей статье о юбилее революции 1917 г., который «мы отмечали год назад». Трудно было бы более прозрачно намекнуть власть имущим, что уровень социальной несправедливости в обществе опасно подошел к той черте, за которой – потрясения.

Понимают ли это элиты?

На самом деле, вопрос некорректен, потому что элиты, разумеется, не есть единое целое, и консолидированного мнения по большинству вопросов не имеют. Вполне возможно, что наиболее прозорливые их представители готовы согласиться с Зорькиным. Но далеко не все: та часть элит, которая претендует на стратегическое управление Россией, имеет свой, куда более оптимистичный взгляд на эту проблему.

Возьмем для примера большую (23 страницы!) статью премьер-министра РФ Дмитрия Медведева «Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития», опубликованную в начале октября в академическом журнале «Вопросы экономики».

Это серьезный, обстоятельный текст. Не удивлюсь, если выяснится, что премьер работал над ним все те две недели в августе, когда он куда-то исчез из политической и общественной жизни (злые языки говорили что-то о виноградниках в Тоскане). Чувствуется, что Медведеву помогал целый штат экспертов – подозреваю, что из Комитета Гражданских Инициатив, любимого детища А.Л. Кудрина.

Как следствие, текст Медведева отражает точку зрения на ситуацию системных либералов.

Вкратце она заключается в следующем: пережив «турбулентное десятилетие», начавшееся с мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. (совпавшего, к несчастью для премьера, с началом его президентства), Россия вышла из него потрепанной, но непобежденной. В 2017-2018 гг. страна вошла в «положительную фазу делового цикла».

Что сие означает – Бог весть. Создается впечатление, что премьер живет в какой-то своей, параллельной реальности, где экономические показатели сильно отличаются от наших. Например, имеющиеся в открытом доступе данные об оттоке капитала из страны ($26,6 миллиардов за январь-август 2018 г. – почти в три раза больше, чем за аналогичный период 2017 г. ($9,6 миллиардов) вряд ли могут быть интерпретированы как индикаторы «положительной фазы делового цикла».

Однако вернемся к статье Медведева.

Итак, в результате героических действий правительства удалось удержать и экономическую, и политическую стабильность. Однако при всех положительных моментах, есть и проблемы: невысокая инвестиционная активность, затормозившийся рост производительности труда, неблагоприятные демографические тенденции. Чтобы справиться с этими проблемами, требуется институциональная и структурная модернизация.

Многие, наверное, помнят, что слово «модернизация» было излюбленным термином времен президентства нынешнего премьера. Тогда возникло Сколково, которому предрекали славное будущее отечественной Силиконовой долины, тогда обсуждалась пресловутая «Стратегия 2020», не реализованная к 2018 г. даже на четверть – официально считается, что помешал все тот же проклятый кризис.

После «рокировки» 2012 г., когда бывший президент стал премьером, а бывший премьер – президентом, разговоры о модернизации поутихли, а потом и вовсе сошли на нет. И вот теперь эта концепция вновь оказалась извлечена на свет.

Собственно, в самой модернизации нет ничего плохого. Но сложно отделаться от ощущения, что премьер, умно и важно рассуждающий о феномене «технологической дефляции, меняющей саму реальность» и «лидерском потенциале России в цифровой трансформации» говорит совсем не о том, что хотелось бы услышать от второго лица в государстве.

Не потому, что цифровизация невозможна в принципе – возможна, конечно, и с успехом уже внедряется в нашу жизнь – а потому, что грезя о цифровой экономике России будущего, Медведев и стоящие за ним сислибы браво делают вид, что проблемы в социальной сфере (наличие которых они с большой неохотой признают) могут быть внедрением этой цифровой экономики решены.

Как?

А вот как.

«Для преодоления бедности нужно обеспечить адресность социальной помощи (выделено Медведевым, - К.Б.). Иными словами, социальную поддержку следует оказывать прежде всего тем, кто самостоятельно не может решить свои социально-экономические проблемы, то есть уязвимым социальным группам. Адресность – это главный вектор модернизации системы социальной защиты».

Все понятно? Главная проблема наших бедняков, оказывается, в том, что государство оказывает им социальную помощь неадресно!

Словно царь, вышедший в праздник на крыльцо, разбрасывает деньги в народ, не особенно заботясь, кому и сколько достанется. Словно пролетающие над городами и весями Руси голубые вертолеты рассыпают тонны пряников и конфет – на кого Бог пошлет. И от этого в бюджете страны (профицитном, напомню) заводятся черные дыры. От неадресной социальной помощи.

«Адресность, - продолжает рассуждать премьер, - предполагает наличие широкой информационной платформы, которая позволит точнее выделить бедных, определить причины бедности той или иной социальной группы и отдельного домохозяйства, выработать эффективные способы ее преодоления. Реальным шагом в этом направлении стали создание и ввод в действие Единой государственной информационной системы социального обеспечения (ЕГИССО)».

Звучит красиво.

Но если несколько глубже копнуть – а что же такое ЕГИССО – то мы обнаружим, что это система-спрут, которая будет аккумулировать все «основные социально-экономические сведения о гражданине», в том числе: «документы, признаки учета, социальный статус, имущество, доходы, дополнительные доходы,  жилищные условия, квитанции ЖКУ, ИПР, заболевания, информация о несовершеннолетних, домохозяйство, семья, история болезни» и т.д.

Все это необходимо для того, чтобы государство определило, имеются ли у гражданина или семьи «критерии нуждаемости» для получения той самой «адресной социальной помощи».

И вот что любопытно: в недрах соответствующих министерств и ведомств уже готовятся регламенты, определяющие эти самые критерии. Например, согласно проекту приказа Минтруда «Об утверждении методических рекомендаций по оценке нуждаемости и установлению критериев нуждаемости при предоставлении органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления мер соц. поддержки», семье «рекомендуется отказать в праве на предоставление мер социальной поддержки», если на кого-то из членов семьи оформлен земельный участок (пусть даже 6 соток без застройки), если у семьи есть «одно или более транспортное средство» не старше 5 лет или сельскохозяйственные животные «в количествах, превышающих нормативы, установленные… правовыми актами субъекта РФ».

Таким образом, деревенская бабушка, живущая со своего огородика и имеющая десяток курочек и козу, вместо социальной помощи получит от государства большой жирный кукиш. Адресно, так сказать.

Многодетная семья, имеющей дешевый кредитный «Рено-Логан», может смело рассчитывать на то же угощение. Но для таких семей ЕГИССО приготовило еще один сюрприз.

В марте этого года министр труда РФ Максим Топилин поручил Пенсионному фонду России с помощью ЕГИССО составить «социальные портреты» семей с низким доходом:

«ЕГИССО позволяет сделать семейный портрет. Мы будем работать с каждой семьей с тем, чтобы разобраться в причинах, если это есть, не дай Бог, с тем чтобы они вышли на нормальный уровень доходов и на нормальную свою траекторию занятости».

Поскольку любые попытки власти вмешаться в личную жизнь граждан вызывают закономерное подозрение – так уж сложилось исторически – в социальных сетях немедленно поднялся шум.

Появилась версия, что с помощью ЕГИССО государство вводит систему социального ювенального патроната для всех малоимущих России. Теперь каждой такой семье можно будет составлять «индивидуальный план» по социально-педагогической работе с родителями, а если родители по какой-то причине не будут этого плана придерживаться – государство будет детей изымать.

Учитывая, что в благополучных регионах для признания малоимущим нужен доход на члена семьи менее 16 тысяч рублей – то в случае семьи с тремя детьми, где мать занимается их воспитанием, а отец работает и получает чуть меньше 80 т.р. в месяц, у государства появляется прекрасная возможность «индивидуально поработать» с этой семьей.

Так это или нет – покажет уже не столь далекое будущее.

Но очень похоже, что и цифровизация, и «адресная социальная помощь» - не более, чем красивые слова, призванные замаскировать неприглядную правду: системные либералы и премьер Медведев, выступающий их передовым бойцом, упорно гнут свою линию на освобождение государства от социальных обязательств. И, соответственно, на дальнейшее снижение и без того невысокого уровня справедливости в российском обществе.

Снижения, которое, как практически в открытую предупреждает председатель Конституционного суда РФ, может обернуться повторением событий 1917 г.

Революция, конечно, решила проблему социальной справедливости. Но, во-первых, не для всех (бюрократическая верхушка новой власти обособилась и обросла привилегиями очень быстро), а во-вторых, огромной ценой.

Известно, что Дмитрий Иванович Менделеев в конце XIX в. рассчитал, что через сто лет в России будут жить 594 миллиона человек. Даже если – как делают это многие сторонники «красного проекта» - согласиться с тем, что коэффициент прироста населения мог меняться со временем (хотя в отношении США прогноз Менделеева сбылся в точности), эта цифра никак не могла бы быть меньше 500 миллионов. Но даже население СССР перед его распадом не дотягивало до 300 миллионов, а сейчас в нашей с вами стране живет менее 150 миллионов.

В три с половиной – четыре раза меньше, чем могло бы жить, если бы не  катастрофа 1917 г., главной причиной которой стали не происки масонов и интриги британской разведки, а тот самый «подрыв общественного доверия к справедливости социального устройства в целом», о котором пишет Зорькин. 

Допустимо ли подталкивать страну к повторению подобной исторической катастрофы, даже если в результате ее справедливости в обществе станет в разы больше? Уверен, что нет.

Но подводят нас к этому сценарию не только «оппозиционеры, готовящие российский Майдан» (специально использую эту клишированную фразу из лексикона прокремлевских пропагандистов). Не меньше стараются и те, кто делает вид, что в обществе все замечательно, а самой большой нашей проблемой является цифровизация экономики.

Системные либералы из НИУ ВШЭ, РАНХиГС, Комитета Гражданских Инициатив, милейший «главбух всея Руси» Алексей Леонидович Кудрин, жизнерадостный улыбчивый премьер – все они, дружно навалившись, толкают огромную, тяжеленную, но все же поддающуюся давлению громаду государства Российского по направлению к сияющему дворцу цифрового будущего, на котором электрическим огнем пылает надпись: «Справедливость.net».

Осталось уже немного.

Слышен скрип скреп.
18.10.2018

Кирилл Бенедиктов
Источник: https://sevastopol.su/point-of-view/spravedlivostnet?fbclid=IwAR2_rwQVCDOmEfsOmIakhSDoQqR4ORvPk8mOSyQYSNQ4v7a9WtKVqanC71Q




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта