Николай Сергеев, Алексей Соковнин: Дело Абызова. Подробности (Россия: Коррупция) (29.03.2019)

27 марта Басманный райсуд арестовал бывшего министра «Открытого правительства» Михаила Абызова, обвиняемого в организации преступного сообщества для хищения средств энергетических компаний. Защита господина Абызова настаивала, что из постановления следователя о его привлечении в качестве обвиняемого вообще не ясно, где, когда и при каких обстоятельствах создавалось ОПС, а само событие преступления не доказано. При этом ущерб в 4 млрд руб. опровергается материалами дела. Единственный потерпевший по нему «Алмазювелирэкспорт» указал, что потерял от сделки господина Абызова всего 10 млн руб.
По версии Следственного комитета России (СКР), оргпреступное сообщество было создано Михаилом Абызовым из «личной корыстной заинтересованности» не позднее апреля 2011 года, то есть за год с небольшим до его назначения министром. В тот период он являлся бенефициарным владельцем около 95% акций новосибирских ОАО «Сибирская энергетическая компания» (СИБЭКО), занимающегося производством и реализацией тепловой и электрической энергии потребителям крупных промышленных городов Сибири, ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС), обслуживающего электрические сети в Новосибирской области, а также сервисной организации ОАО «Сибэнергострой». Последнее через ЗАО «Новосибирскэнергоснабкомплектоборудование» (НЭСКО), ЗАО «Инженерный центр», ЗАО «Производственно-ремонтное предприятие» (ПРП) и ЗАО «Энергоспецмонтаж» (ЭСМ) обслуживало расположенные в регионе объекты по производству и передаче электроэнергии. В материалах дела все четыре ЗАО называются дочерними структурами «Сибэнергостроя».
 
Этими компаниями, полагает следствие, господин Абызов управлял, добившись избрания в их советы директоров и назначения на руководящие должности сотрудников подконтрольного ему московского ООО «Ру-Ком». Его правой рукой в ОПС следствие называет гендиректора «Ру-Ком» Николая Степанова, который, по версии СКР, привлек в криминальную организацию тогдашних генерального директора СИБЭКО Александра Пелипасова, гендиректора РЭС Сергея Ильичева, директора по экономике и финансам ЭСМ Галину Фрайденберг, члена совета директоров СИБЭКО Максима Русакова и «других неустановленных лиц». ОПС состояло из двух обособленных групп, которые действовали в Москве и Новосибирске. В первую, по версии следствия, входили господа Степанов, Русаков и «неустановленные лица». Во вторую — господа Пелипасов, Ильичев, Фрайденберг и тот же Русаков. Каждая из групп, считает следствие, «для получения прямой финансовой выгоды» решала определенные задачи.
 
Действовать фигуранты дела начали, по данным следствия, примерно за месяц до назначения господина Абызова в правительство. Тогда он, как следует из дела, чтобы скрыть факт «истинного руководства коммерческими организациями», заключил договор доверительного управления 100% долей в уставном капитале «Ру-Ком» с подконтрольным ему же ООО «Региональная компания "Резерв"». Причем следствие считает договор «фиктивным».
 
Затем, «умышленно используя свои служебные полномочия министра Российской Федерации, тем самым влияя своим авторитетом и занимаемой им должностью на членов преступного сообщества», господин Абызов, считает следствие, дал указание через господина Степанова неустановленному лицу организовать проведение аукциона по продаже акций НЭСКО, «Инженерного центра», ПРП и ЭСМ. Госпожа Фрайденберг, занимая с 21 ноября 2012 года должность гендиректора «Сибэнергостроя», организовала оценку стоимости акций этих компаний, которая была определена в 156 млн 100 тыс. 775 руб.

26 марта 2019 года был задержан по подозрению в создании организованного преступного сообщества с использованием служебного положения и особо крупном мошенничестве. По данным следствия, структуры господина Абызова по завышенной цене в 4 млрд руб. продали активы четырех энергокомпаний при их реальной стоимости, по оценкам следствия, в 186 млн руб. Арестован до 25 мая.

По данным следствия, является одним из соучастников мошеннической схемы экс-министра по делам «Открытого правительства» Михаила Абызова. Как сообщили в СК РФ, господин Ильичев находится сейчас за границей и его местонахождение устанавливается.

Летом того же года господин Абызов через членов ОПС дал указание «неустановленным лицам» создать офшор на Кипре. В июне того же года в Лимасоле была зарегистрирована компания Blacksiris Trading Limited, а некой гражданке Украины Кулик «формально» предоставлено право подписывать от нее документы. Впоследствии Blacksiris выступило учредителем ОАО «Агентство специального снабжения» (АСС), ОАО «Предприятие ремонта и строительства» (ПРиС), ОАО «Первая энергосервисная компания» (ПЭСК) и ОАО «Ремонтэнергомонтаж и сервис» (РЭМиС), которые, по данным СКР, не вели никакой реальной финансово-хозяйственной деятельности.

28 декабря 2012 года Галина Фрайденберг утвердила положение о проведении аукциона по продаже 100% акций НЭСКО, «Инженерного центра», ПРП и ЭСМ, указав начальную цену в размере 156,1 млн руб. Его выиграла Blacksiris, предложившая за акции 186 млн 26 тыс. 718 руб. 19 марта 2013 года госпожа Фрайденберг заключила с госпожой Кулик соответствующий договор купли-продажи ценных бумаг, которые были оформлены на Blacksiris. А уже 2 и 3 июля 2013 года в Лимасоле руководство Blacksiris приняло решение о присоединении НЭСКО, «Инженерного центра», ПРП и ЭСМ к четырем фиктивным компаниям. 6 ноября 2013 года на Кипре с участием номинальных директоров Blacksiris предполагаемые участники ОПС «формально», как сказано в деле, подписали меморандум о намерении СИБЭКО приобрести акции АСС, ПЭСК и ПРиС, а РЭС — акции РЭМиСа, стоимость которых была «значительно завышена». 18 декабря 2013 года господин Пелипасов от СИБЭКО заключил договор с Blacksiris о покупке ценных бумаг за 2,5 млрд руб., а господин Ильичев, возглавлявший РЭС,— за 1,5 млрд руб. При этом, отмечается в материалах следствия, от акционеров СИБЭКО и РЭС неких Рубцова и Акопяна, а также ФГУП «Внешнеэкономическое объединение "Алмазювелирэкспорт"» был «скрыт факт фиктивных сделок по приобретению по завышенной стоимости акций».

В начале 2014 года Blacksiris получил на свои счета в Hellenic bank public company LTD и EuroBank Cyprus Limited от СИБЭКО и РЭС в общей сложности 4 млрд руб., которыми, полагает следствие, участники криминальной схемы «распорядились по своему усмотрению».

В результате, считают в СКР, было совершено «противоправное и безвозмездное» изъятие денежных средств СИБЭКО и РЭС, от которого пострадали их акционеры. Получить комментарии от господ Рубцова и Акопяна, которые не значатся ни в какой отчетности СИБЭКО и РЭС, размещенной в открытом доступе, “Ъ” не удалось. В «Алмазювелирэкспорте» сообщили, что ФГУП еще в 1997 году разместил свободные средства на биржевом рынке. На них были приобретены акции ряда энергетических компаний, в том числе около 0,06% «Новосибирскэнерго» по рыночной цене $256 тыс. «Компания выступила в качестве портфельного инвестора»,— отметили во ФГУПе, добавив, что в связи с реорганизацией энергетических компаний эти акции «неоднократно трансформировались». При этом на вопрос, является ли «Алмазювелирэкспорт» потерпевшей стороной в уголовном деле Михаила Абызова, во ФГУПе не ответили.

В суде же, где рассматривались ходатайства следствия об арестах экс-министра и его предполагаемых подельников, в качестве представителя назывался некий господин Чернышов, оказавшийся сотрудником «Алмазювелирэкспорта».

Как отметил в беседе с “Ъ” Айрат Хикматуллин, адвокат госпожи Фрайденберг, которая по требованию сотрудников ФСБ купила билет на самолет и вылетела в Москву «на встречу с генералом», где ее и задержали, самими материалами следствия опровергается сумма ущерба в 4 млрд руб.

По его словам, потерпевшим признан «Алмазювелирэкспорт», представитель которого указал в заявлении ущерб в 10 млн руб. ФГУП в СИБЭКО, которое было ликвидировано еще несколько лет назад, принадлежало всего 0,89% (владельцем 95 % был господин Абызов). При этом в экспертизе, проведенной в рамках доследственной проверки, говорится, что остальным миноритарным акционерам мог быть причинен ущерб на сумму не более 200 млн руб., правда, потерпевшими они себя не признают.
 
Между тем, ссылаясь на тяжесть предъявленного господину Абызову обвинения, показания потерпевшего и свидетелей, а также результаты прослушек телефонных переговоров обвиняемых, следователь по особо важным делам СКР Сергей Степанов потребовал в Басманном райсуде арестовать экс-министра до 25 мая.

Генерал-майор юстиции утверждал, что, если господина Абызова оставить на свободе, он скроется от следствия и суда за границей. В Италии и Великобритании, отметил следователь при председателе СКР Александре Бастрыкине, у господина Абызова имеется недвижимость, его бывшая супруга с детьми проживают в США, а сам он планировал в ближайшее время вылететь в Белград. К тому же, полагает следствие, господин Абызов может оказать давление на участников расследования, фигурантов дела и свидетелей по нему, используя свои связи в органах госвласти. При этом следователь не стал говорить, что обвиняемый приобрел их, работая в правительстве, отметив, что нужными знакомствами господин Абызов обзавелся, будучи заядлым охотником. Заранее генерал-майор подготовился и к тому, что защита будет требовать освобождения обвиняемого, ссылаясь на то, что инкриминируемое ему преступление относится к предпринимательской деятельности. «Целью преступления являлось личное обогащение, а не извлечение прибыли при осуществлении законной деятельности»,— отметил генерал Степанов, оговорившись, что ст. 210 УК не относится к тем, по которым в соответствии с УПК нельзя брать под стражу бизнесменов. Представитель Генпрокуратуры против ареста не возражал.

— Ваша честь,— сказал, обращаясь к судье Наталье Дударь находившийся за решеткой Михаил Абызов.— Из-за расплывчивости формулировок я не могу детально обсуждать постановление следователя о моем привлечении в качестве обвиняемого.


— Мы обсуждаем не постановление следователя, а ходатайство о вашем аресте,— напомнила господину Абызову судья.

— С предъявленным обвинением не согласен, виновным в хищении себя не признаю,— тем не менее сказал господин Абызов.— В преступных целях должность министра я не использовал.
Попросив избрать любую меру пресечения, не связанную с арестом, экс-министр пообещал не скрываться и выразил готовность сотрудничать со следствием.

Его адвокат Сергей Дрозда отметил, что в доступных защите материалах отсутствует само событие преступления. Не ясно, когда именно, где и при каких обстоятельствах было создано ОПС. Защитник обратил внимание на показания потерпевшего Чернышова и свидетелей и отметил, что из документов невозможно понять, как именно им был причинен ущерб — как частным лицам или представителям организации. К тому же, считает он, даже если что-то и было похищено бизнесменами, это было совершено именно в ходе предпринимательской деятельности, а потому обвиняемые в этом не должны находиться в СИЗО. Адвокат предложил избрать Михаилу Абызову домашний арест или освободить его под залог в 1 млрд руб.

Другой адвокат, Руслан Кожура, отметил, что его доверитель награжден орденом Дружбы и правительственной медалью Столыпина I степени, попросив приобщить соответствующие документы к рассматриваемому делу. А когда судья Дударь удовлетворила его просьбу, сказал:

— Скоро лето, и было бы хорошо, если бы Михаил Абызов провел его под арестом на своей даче в Барвихе, а не в СИЗО.


Услышав это, сам обвиняемый только рассмеялся.

Наконец очередь дошла до поручителей. «Это бывший глава администрации президента Александр Волошин»,— начал оглашать список адвокат Александр Аснис, отметивший, что поручитель, знающий господина Абызова 20 лет, называет его порядочным человеком и хорошим управленцем. Глава фонда «Сколково» Аркадий Дворкович и вовсе посчитал обвиняемого государственным деятелем. Среди поручившихся также были бывшая пресс-секретарь главы правительства, заместитель председателя Внешэкономбанка Наталья Тимакова, актриса Чулпан Хаматова, председатель правления УК «Роснано», председатель правления Фонда инфраструктурных и образовательных программ Анатолий Чубайс, основатель и президент фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер и совладелец сети региональных российских аэропортов «Новапорт» Роман Троценко. Последний и был готов внести миллиардный залог за освобождение господина Абызова.

Сам обвиняемый тем временем рисовал ручкой сердечки на белой подошве своих туфель и показывал их супруге, сидевшей возле клетки. Она улыбалась в ответ.

— Было бы прискорбно, если это дело станет еще одним примером невнимательного отношения следствия и прокуратуры к тому, о чем неоднократно говорил глава государства,— заявил господин Аснис.— Не допускать, чтобы споры хозяйствующих субъектов решались в пользу одной из сторон с помощью уголовных дел!

В конце заседания сам Михаил Абызов, поблагодарив родственников и поручителей за поддержку, сказал:

— Цель у нас и следствия одна — установить истину, и я хотел бы поспособствовать этому.

По решению Басманного суда он будет находиться в СИЗО «Лефортово» как минимум до 25 мая. На этот же срок были арестованы Николай Степанов, Галина Фрайденберг, Александр Пелипасов и Максим Русаков. Еще один фигурант, Сергей Ильичёв, объявлен в розыск.

Источник
29.03.2019

Николай Сергеев, Алексей Соковнин





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта