Павел Кухмиров (Раста): Дело Голунова: элегия жабы и гадюки (20.06.2019)

Знаете, друзья мои, чем дальше заходит развития внутреннего политического процесса в нашей стране, тем больше мне вспоминается один персонаж Шекспира. Тот самый, который восклицает: «Чума на оба ваши дома!». И разразившееся сейчас «дело Голунова» — ярчайший пример ситуации, вызывающей такие эмоции. По крайней мере, у меня.
Хотя, я точно знаю, что не только, но буду говорить за себя одного. Уж извините — привычка. На протяжении всей данной эпопеи звучали призывы начать оценивать это дело с неполитической точки зрения. Но призывать к такому всерьёз — это либо глупость, либо лицемерие. Не знаю, какое из данных качеств хуже применительно к рассматриваемой ситуации. Даже если бы изначально за этим делом не стояло ничего, кроме чистой уголовщины (а кто мог такое исключать?), то очень быстро оно стало политическим насквозь. И пытаться утверждать обратное было даже не смешно.

При этом, если спросить, на чьей стороне я был на протяжении всего этого срамного цирка, то ответ будет чётким и однозначным — ни на чьей. Потому, что для меня само это дело — классический акт любви жабы и гадюки. С одной стороны, г-н Голунов — представитель «Медузы» — ресурса, откровенно работающего против моей страны, классический представитель данного сообщества, наделённый всеми его архетипическими чертами, включая внешность. Обычно люди с моими нюансами биографии, глядя на представителей этой «общественной страты», горько жалеют, что данный г-н не попался им при других обстоятельствах. Варианты же действий в том случае, если бы такое всё же случилось, колеблются от рытья персонажем окопов «до полного просветления и осознания», до немедленного препровождения его к ближайшей облезлой стенке или безымянной яме. То есть, иными словами, симпатии г-н Голунов у меня не вызывает от слова «вообще». Сразу оговорюсь: я понятия не имею, о чём он писал — мне достаточно того, от кого он получал деньги. Но это — с одной стороны.

С другой стороны, у нас находятся бросившие его за решётку «представители власти», глядя на которых очень мало кому всерьёз была интересна степень вины г-на Голунова. Потому что ненависть к этим «представителям» начисто перечёркивает всё, что они говорят: коррумпированные чиновники, очумевшие от безнаказанности «правоохранители», лживые и лицемерные пропагандисты и прочие «патриоты за деньги». Мне интересно: есть ли хоть кто-нибудь, верящий им всерьёз? Пусть даже и не в лопнувшем «деле Голунова». Именно по причине такого уровня «доверия и любви» к данной категории граждан, ситуация, сложившаяся вокруг этого дела, обернулась для российской власти полным провалом. Причём провал этот был очевиден в любом случае и при любом развитии событий.

С самого начала вариантов произошедшего было три. И по всем трём власть проигрывала с треском. Первый: г-н Голунов — невинная жертва произвола и примерный гражданин, которого решили наказать за расследования против коррумпированных московских чиновников-единоросов, подкинув наркотики. При этом варианте власть изначально не имела шансов оправдаться, так как подбрасывание невиновным людям наркотиков — это настолько распространённый и привычный инструмент полицейского беспредела в нашей стране, что о том, как от этого уберечься, пишут даже православные сайты (я такое видел). А поднявшаяся после этого буря обнажила ещё и неспособность данных граждан отрабатывать прикрытие своих дел на информационном поле.

Общество увидело нечто, имеющее явные признаки полицейского произвола и абсолютной недееспособности властей. Картина, не вызвавшая ни малейшей симпатии. Но есть и другая сторона: данное дело совершенно точно было использовано определёнными силами для раскачки страны.

Второй: г-н Голунов — не вполне невинный и малосимпатичный представитель журналистского цеха, который, проводя свои расследования, при этом ещё и немного «употреблял». Так сказать, для вдохновения. Довольно распространённая ситуация, будем откровенны. Такому бы никто не удивился. Но и здесь тоже наши «правоохранители» ухитрились изначально потерпеть полное информационное поражение, так как попытались по «старой, доброй» привычке «раскрутить клиента» на более тяжкую статью — не «хранение», а «сбыт» и даже «изготовление» (что вообще феерично). Причём сделали это дубово и демонстративно. Самое потрясающее, что в ситуации с подавляющим большинством граждан это увенчалось бы у них успехом. Российские тюрьмы и зоны десятилетиями ломятся от тех, кому «подкинули» и кого «раскрутили». И подавляющее большинство, прекрасно это понимая, очень агрессивно отреагировало, не упустив повода отыграться и выплеснув наружу всю накопившуюся за десятилетия ненависть к правоохранительной системе, которая в глазах огромной части общества давно уже стала карательной.

Третий вариант: г-н Голунов действительно крупный наркодиллер и злодей. Мог ли кто-то это исключать? Нет. Жизнь изобильна на сюрпризы. Но цирк, устроенный полицией с теми же фотографиями «нарколаборатории», абсолютно уничтожил информационный эффект от возможного предъявления обществу доказательств злодейства г-на Голунова. Заранее уничтожил. Ещё до того, как всё окончательно развалилось.

«Свободный журналист», становящийся «невинной жертвой». Как вам такое? Ничего не напоминает? К примеру, украинское «дело Гонгадзе». В связи с чем г-ну Голунову стоило бы в голос возблагодарить Господа за то, что он так легко отделался.

В итоге, с одной стороны, общество увидело нечто, имеющее явные признаки полицейского произвола и абсолютной недееспособности властей. Картина, не вызвавшая ни малейшей симпатии. Но есть и другая сторона: данное дело совершенно точно было использовано определёнными силами для раскачки страны. Причём действовали здесь по классической майданной технологии и это очевидно всем, кто хоть раз такое видел. Более того, нельзя исключать, что сама эта ситуация стала результатом заранее выстроенной оперативной комбинации (правда, большой вопрос, чьей именно — запросто может статься, что это не «злобный враг», а наши местные носители погон устраивают свои игрища, чиркая зажигалкой над бочкой с бензином). Это и правда выглядит весьма канонично: «свободный журналист», становящийся «невинной жертвой». Как вам такое? Ничего не напоминает? К примеру, украинское «дело Гонгадзе». В связи с чем г-ну Голунову стоило бы в голос возблагодарить Господа за то, что он так легко отделался — не думаю, что получаемые в им «Медузе» деньги неясного происхождения могут окупить вероятность стать той самой «сакральной жертвой».

Но то, чем всё закончилось, далеко переплюнуло перечисленное выше. После такого громкого начала, после такого широкого замаха, серьёзных обвинений и пропагандистского разгона, власть, в лице министра Колокольцева, просто слилась, заявив о закрытии дела «за отсутствием доказательств». Известный кинематографический вопрос «Что это было?» повис в воздухе. Впрочем, ответить на него можно. Потому что развязка этой истории гораздо хуже, чем то, что было в начале. Ну, разумеется, не для самого г-на Голунова — за него как раз можно искренне порадоваться. Но дело в другом. Вы будете смеяться, но вариантов по-прежнему два.

Власть, скорее, склонна прогибаться перед либералами, нежели идти навстречу пожеланием тех, кто лоялен стране. Их она воспринимает, как свою дворню — не как друзей, а как холопов, которые могут и подвинуться. Это с либералами она договаривается, это им она виляет хвостом и идёт на уступки.

Первый: он был невиновен, и это значит, что власти публично расписались в том, что на глазах у всей страны они заняты подбрасыванием людям наркотиков — именно в такой форме было выстроено заявление Колокольцева. И вариант второй, самый интересный: он был виновен, но власти испугались и прогнулись. И шутка в том, что вот лично я не знаю, какой из них более вероятен. Равно, как и того, какой из них хуже для страны. И я уж не говорю о том, что вариант «ошиблись, разобрались, приняли решение по закону» даже не рассматривается. Вот это и есть самое страшное.

Потому, что свершившееся — не победа справедливости или, тем более, законности, а публичная констатация того факта, что по закону мы теперь не живём даже для вида.

Впрочем, это всё уже, скорее, лирика, нежели содержательная часть. А она такова: в данной ситуации либералы проявили очень высокую степень организации и сплочения. Неожиданно высокую. Ту, которая ранее была им не свойственна. А что же те, кто называют себя «патриотами»? Как с этим делом у них? Им я хочу сказать, что звучавшие на протяжении всего этого представления претензии в адрес либералов в том, что, защищая г-га Голунова, они никак не реагируют на судьбу арестованного украинскими нацистами журналиста Кирилла Вышинского — это верх лицемерия. Во-первых, пусть и формально, но петиции в защиту Вышинского некоторые представители либеральных журналистов всё же подписывали. Во-вторых же, защищать его должны не либералы, а подобные вопросы в пору задавать самим патриотам. И здесь необходимо признать следующее: нынешняя ситуация обнажила, как минимум, их апатию. А, как максимум, то, что уже их собственная способность к сплочению  упала до критически низких значений. В связи с чем так же критически важным становится вопрос: почему?

Огромная часть патриотов истинных, без кавычек, просто не хочет иметь с этой властью ничего общего. Причём не хочет в любом случае. Не хочет уже по экзистенциальным причинам.

Причин здесь три.

1. Низкая мотивированность. Именно так. Удивительно, да? Как патриоты могут быть демотивированы? Тем не менее, наиболее отвратительно к патриотической общественности в РФ относятся те, для кого по всем законам природы она является опорой — представители государства. Нынешняя российская власть в полной мере унаследовала черту и царского режима, и советского, которая выражается в откровенно скотском отношении к консервативной части общества. Власть, скорее, склонна прогибаться перед либералами, нежели идти навстречу пожеланием тех, кто лоялен стране. Их она воспринимает, как свою дворню — не как друзей, а как холопов, которые могут и подвинуться. Это с либералами она договаривается, это им она виляет хвостом и идёт на уступки. Это их СМИ она финансирует. С консервативной же стороны на её финансирование может рассчитывать только откровенный пропагандистский сброд.

В итоге складывается ситуация, при которой враги государства получают поддержку и из-за рубежа, и от родных властей, патриоты же выживают сами. С одной стороны, это, конечно, хорошо — делает их независимыми. С другой же стороны, такое отношение напрочь отбивает мотивацию. Что, в итоге, сыграло весьма жестокую шутку и с империей Романовых, и с Советским Союзом, когда в критический момент патриоты просто не  вышли их защищать.

2. Низкий уровень организации. Причины этого схожи. За либералами стоят сетевые структуры, спецслужбы, технологии, отработанные годами опыта работы с т.н. «горизонтальными связями». А за патриотами нет никого, кроме них самих. Более того, власти весьма жёстко пресекают попытки их самоорганизации — они принципиально боятся гражданского общества и проявляют все его проявления, допуская лишь то, что полностью подконтрольно. И здесь проявляются последствия всё той же ситуации, при которых у либералов поддержка есть, а у патриотов её нет. Результат предсказуем.

3. Ложное тождество: «патриотизм = поддержка власти», крайне выгодное этой власти и усиленно насаждаемое ею, поимело последствия. Власть, опять же, боится появления патриотической альтернативы себе. Пусть даже и чисто гипотетической. В результате этого страха и вызванной им политики, патриотам дозволяется только полная, слепая лояльность всему, что вытворяет эта власть: от пенсионной реформы до подбрасывания наркотиков оппозиционным журналистам. В нынешней ситуации именно таких «лояльных» подставили больше всего, сначала натравив на «дело Голунова», а потом слившись, оставив всю «верноподданную» публику чувствовать себя идиотами. Не могу сказать, чтобы я им сочувствовал, но всё же выглядит это, мягко говоря, похабно: проблемы холопов демонстративно не интересуют барина. Что же до несистемных патриотов, не желающих идти в услужение и «демонстрировать конструктив», то они годами откровенно третировались системой. Итогом стало то, что огромная часть патриотов истинных, без кавычек, просто не хочет иметь с этой властью ничего общего. Причём не хочет в любом случае. Не хочет уже по экзистенциальным причинам. И тем более не желает солидаризироваться в таких вопросах, как дурно пахнущее «дело Голунова».

Так стоит ли удивляться такому низкому уровню сплочения в патриотическом крыле общества?

Если журналист виновен — он должен сесть. Но если он не виновен — сесть должны те, кто фальсифицировал материалы дела. Не получить «выговор с занесением», не лишиться должностей, не потерять одну-две звёздочки с погон, а именно сесть.

Для иллюстрации того, что было сказано выше, я отмечу, что одновременно с судебным слушанием по г-ну Голунову проходило слушание по делу об отказе в убежище и фактической экстрадиции в руки всё тех же украинских нацистов Ирины Воронцовой — активистки Русской Весны и, в общем-то, одной из знаковых фигур в этом вопросе. И что-то я не увидел огромного солидарного движения патриотов в её защиту, равного по размаху тому, что устроили либералы. Её судьбой озабочены только такие же, как она, политические активисты и люди, близкие к вопросу. Здесь нечего комментировать — просто сравните два этих случая.

И вывод из всего происходящего можно сделать только один: нынешнее дело стало показательным смотром сил в преддверии нового этапа развития событий. И результат этого смотра не особо радует глаз. Насколько побитой и униженной из произошедшего вышла власть, мне безразлично. Мне страну жалко.

Вот, в общем-то, всё, чем можно охарактеризовать ситуацию глобально. С практической же точки зрения можно сказать лишь одно: журналист — это не священное животное и не сакральная фигура. Он — такой же, как все. Если журналист виновен — он должен сесть. Но если он не виновен — сесть должны те, кто фальсифицировал материалы дела. Я подчёркиваю: не получить «выговор с занесением», не лишиться должностей, не потерять одну-две звёздочки с погон, а именно сесть. Только таким образом может быть хоть как-то восстановлен авторитет государства. Представители которого в этом деле сейчас уже не вызывают ничего, кроме презрения и гнева. Причём, у всех, кто смотрит на происходящее честно.

Ну, а лично я, глядя на всё это, задаю себе только один вопрос. А что делать в такой ситуации той весьма значительной части населения России, для которой обе стороны конфликта — абсолютно одинакова мразь, добивающая страну каждая на свой лад? Вот лично мне, откровенно говоря, всё равно, кто победил в этом конфликте. На моральном уровне всё равно. Мне безразлично, в какие именно противоестественные связи вступают друг с другом жаба и гадюка, и кто из них при этом в какой роли выступает. Ведь жаба не лучше гадюки. А, значит, плевать, кто из них в итоге окажется сверху. И подобное безразличие демонстрируется уже в массовом порядке. Прекрасный результат, не правда ли? Примерно такой же, какой был у точно таких же патриотов в феврале 1917 года. Но любая аналогия ложна, ведь правда?

Источник
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
20.06.2019

Кухмиров (Раста) Павел






Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта