Максим Шевченко: Должна произойти перезагрузка российской политической системы (24.07.2018)

О.Пашина — Я приветствую всех, кто смотрит нас и слушает. Меня зовут Оксана Пашина, это особое мнение журналиста Максима Шевченко. Здравствуйте.

М.Шевченко — Здравствуйте, Оксана.
О.Пашина — Свои вопросы вы можете присылать на номер +7 985 970-45-45, у нас также работает Twitter-аккаунт @vyzvon. И смотреть трансляцию можно на YouTube-канале «Эха Москвы».

Владимир Путин сегодня высказался по поводу пенсий. И сказал, что ему не нравится никакой из вариантов, связанный с повышением пенсионного возраста, и можно ничего не реформировать, 10 лет у нас еще есть. Что это означает?

М.Шевченко — Это означает вотум недоверия, высказанный президентом Путиным всей либеральной элите, правительству во главе с Медведевым и всем тем, кто создавал пенсионную реформу, топил за пенсионную реформу и голосовал за пенсионную реформу.

Я напомню, что против пенсионной реформы высказались из партии «Единая Россия» публично в Думе Наталья Поклонская, за что ей огромное уважение. Я не согласен с Натальей по многим вопросам политическим, там, историческим, например, еще многим другим, там, (НЕРАЗБОРЧИВО) в Крыму. Но ее позиция, то, что она не встала перед американскими сенаторами и то, что она проголосовала против публично пенсионной реформы, вызывает, конечно, личное к ней очень большое уважение. Она принципиальный человек, она это доказала сегодня.

Сергей Железняк, говорят, не пришел и всячески избежал этого всего дела. Я знаю, что просто многие единороссы были в шоке тоже (но не депутаты, конечно – депутаты голосовали). Да! Депутаты Чечни не голосовали – по-моему, Адам Делимханов, Шамсаил Саралиев, если мне не изменяет память.

Потому что позиция Рамзана Кадырова была такова, что на территории Чеченской республики пенсионной реформы не будет, как бы, проводиться. Я так знаю, что Иркутская область, где губернатор-коммунист Левченко то же самое сказал: там тоже будет, как говорится, особая позиция.

И вот теперь мы видим позицию президента. Поэтому вся либеральная элита, вся «Единая Россия», все депутаты «Единой России», все, кто голосовал за эту реформу, все эти политики от Силуанова до Медведева – это все, кому Путин публично вынес вотум недоверия и предупреждение о неполном служебном соответствии. Потому что в результате их деятельности, продавливания пенсионной реформы по открытым опросам ФОМа и ВЦИОМа, как вы сами понимаете, вовсе не оппозиционных социологических служб, а вполне кремлевских, рейтинг Путина упал примерно на 7%. И если бы это дело продолжалось, я думаю, что к 9-му сентября процентов на 25-30 упал бы рейтинг президента.

О.Пашина — Я так понимаю, что это было тогда вообще всё зачем? Это Путин так выявлял врагов-либералов в правительстве и «Единой России»?

М.Шевченко — Нет, вы очень просто и примитивно смотрите на политическую систему Российской Федерации. Дело в том, что либеральная часть российского истеблишмента, в том числе в правительстве, — это те, кто в 90-е годы взрастал в окружении Чубайса, в окружении Ельцина, в окружении там всех так называемых Гайдара и реформаторов. Это люди, которые органически и политически были связаны с Демократической партией США, потому что именно разграбление и уничтожение советского экономического наследия и накопление такого капитала началось для них в период, когда в 90-е годы в США был Клинтон, а продолжилось, когда в США был Обама.

И собственно говоря, Путин же является президентом там не силовиков и не каких-то еще, а Путин является президентом консенсуса (я об этом много раз говорил). Под ним находятся 4 группы. Первая – это те, кто вырос в 90-е и кто стал богатеем в 90-е на своих партнерских связях, а, на самом деле, лебезением и заискиванием перед американскими демократами. Вторая группа – это внутренние так называемые «красные директора», которые ассоциировались с именем, там, Примакова, Шаймиева и так далее.

Третья группа – это силовики, которые пришли с Путиным к власти. И четвертая группа – это системный криминал, который стал жить по правилам, натурализовался – это всякие Солнцевские, Коптевские. Те, кто не отстрелялись в разных боях 90-х, те, кто легализовались, и стали, как бы, финансово-промышленными группами достаточно большими и серьезными. Вот, 4 составляющих путинского консенсуса.

Но мы видим, что часть правящей элиты, либеральная часть правящей элиты, которая… Ведь, зачем это они всё задумали? Они подгоняют Россию под нормы ВТО, под нормы Всемирного банка, под нормы Международного Валютного Фонда. Это их идея-фикс, что Россия должна стать частью мирового порядка, в котором они бы, будучи менеджерами мировых финансовых глобальных институтов, фронтменом которых политическим является Демократическая партия США в первую очередь и те, кто сегодня атакуют Дональда Трампа в Америке, вот, что они будут держать их (всех этих там Чубайса, Шувалова, там не знаю, и всех остальных, Грефа) как своих, типа, менеджеров, смотрящих за Россией. Убрать их просто невозможно, потому что это системный конфликт, к которому не готов ни Путин, ни путинское окружение.

Но я считаю, что они попались в ловушку. Они продвигали закон о пенсионной реформе, который был, на самом деле, требованием всемирных финансовых организаций во многом и который позволял им залатать дыры в бюджете, который они тратят на поддержку финансовых институтов олигархических, в том числе связанных с мировой финансовой экономикой спекулятивной. Ну, фактически выводящих деньги из России. И они не могли это не делать.

Но делая это, они всё более и более, как в сказке с бычком смоляным бочком, влипали в это дело. И сегодня все они обляпаны, вся эта номенклатура бюрократическая либерально-экономическая, псевдопатриотическая, которая, на самом деле, спит и видит себя частью мирового порядка, они в смоле этой пенсионной реформы и в дерьме этой пенсионной реформы по уши.

А как я и предполагал, Путин и путинское окружение, как бы, близкое никак в этом не задействованы.

Поэтому вся ответственность за антинародную, непопулярнейшую реформу, благодаря которой рейтинг правительства скатился в минус, в отрицательное доверие к правительству (по данным ВЦИОМ в минусовой зоне находится), всю ответственность на себя взяло правительство Дмитрия Медведева, значит, Силуанов, Кудрин и «Единая Россия». Вот и всё. Это те, кто теперь станет виновными за тотальное падение рейтинга всех политических институтов, всех абсолютно!

О.Пашина — Вот то, что вы сейчас говорите, мне напоминает, вот, анекдот, который появился в последние дни, что Путин в Хельсинки сказал Трампу: «Слушай, давай скажем, что пенсионная реформа – это ты».

М.Шевченко — А я это не исключаю, что они это обсуждали. Объясню, почему.

О.Пашина — То есть это не анекдот?

М.Шевченко — Потому что либеральная часть российского истеблишмента, как я уже сказал, связана со своими партнерами в мировом финансовом и американском истеблишменте, связана с Демократической партией США, которые являются главными врагами Трампа. Вот, всё, что тут укрепилось в клинтоновское 8-летие, всё, что тут укрепилось потом в обамовское 8-летие (как бы, подтвердило свои полномочия), и всё, что хочет, на самом деле, свержения, там не знаю, прихода к власти и установления вот этого вот глобального, сделать Россию частью глобального либерального экономического порядка, в котором они, как я уже сказал, будут смотрящими от мирового ворья за нашей оккупированной, полуоккупированной территорией, все они, естественно, являются одним из крупнейших активов Демократической партии, смертельных врагов Дональда Трампа и той части республиканской американской элиты, которая стоит за Трампом.

Поэтому поражение их в России… Почему? Потому что Клинтон и Демократическая партия, и все финансовые спекулянты буквально напитались золотом, заработанным поколениями советских людей, которое отсюда выкачивалось в 90-е годы и в начале 2000-х. Это они как клопы стали такие огромные, кровавые, просто какие-то вампиры, которые напитались кровью нашего народа.

Я езжу по Владимирской области, я вижу, какой ужас, нищета и разорение, в которых живут русские люди. Просто унижение, которое я видел только, вот, в африканских странах. Пенсии по 8 тысяч! Разоренные заводы!

О.Пашина — О ситуации во Владимирской области мы поговорим. У меня, вот, возвращаясь к пенсионной реформе…

М.Шевченко — Секундочку…

О.Пашина — Можно глупый вопрос? Вот, у нас буквально 2 минуты…

М.Шевченко — Поэтому я не исключаю, что в Хельсинки был разговор: «Нанеси удар по этим, которые являются важнейшим активом моих врагов в США». Не исключаю, что такая фраза могла быть в закрытых кулуарных беседах произнесена. Подчеркиваю для американских журналистов, что это мои домыслы.

О.Пашина — Ну да.

М.Шевченко — А не осведомленность о реальных переговорах. Чтобы они сейчас импичмент еще Трампу не дали на основании выступления Максима Шевченко.

О.Пашина — А зачем было, вот, всё это разводить, всю эту историю, нервировать народ, обсуждать это всё в Госдуме? Путин и так не знал, где окопались либералы?

М.Шевченко — Вы не слышите, что я сказал, Оксана? Их нельзя тронуть просто в лоб. Нельзя. Это могучая часть политической элиты. В лоб их тронуть нельзя. Это Гражданская война, которая неизвестно к чему может привести.

Но сейчас они скомпрометированы по уши, и как они будут вылезать из этой пенсионной реформы не понятно. И слава богу. Я считаю, это правительство должно уйти в отставку. Я считаю, должно возникнуть правительство национального и народного доверия, безусловно, левое с участием оппозиционных партий – КПРФ там и так далее. Ну, я не исключаю, Владимир Жириновский – вот, он тоже…

Вот, есть идея, смотрите. Грудинин выступал с идеей Госсовета, Зюганов говорил про Госсовет, Жириновский говорил про Госсовет.

О.Пашина — Так?

М.Шевченко — Вообще должна произойти перезагрузка российской политической системы. Но это правительство либерального грабительского мирового истеблишмента должно уйти вон из своих кабинетов на фоне пенсионной реформы. Другого случая не будет. Сейчас весь народ будет рукоплескать, если их отправят всех в отставку.

О.Пашина — А вы думаете, их отправят в отставку? А что вы скажете?..

М.Шевченко — Более того, я бы Думу распустил и провел бы досрочно выборы в Государственную Думу.

О.Пашина — А что вы скажете, если Путин возьмет в итоге и подпишет, все-таки, этот закон? Вот, его примет Госдума, Совет Федерации.

М.Шевченко — Это будет катастрофическое решение для Владимира Путина, поскольку народ не обманешь. Рейтинг по тем же данным ФОМ и ВЦИОМа, а вовсе не, там, Комитета Алексея Навального, к которому я тоже отношусь с уважением, естественно, ФОМ и ВЦИОМ абсолютно кремлевские. Вот, представить себе, что Валера Федоров может, знаете, как бы, так вот, эпатажно там опубликовать не то, что ему согласуют в Кремле, я лично просто не могу. Поэтому…

80% россиян крайне негативно относятся к пенсионной реформе, поэтому подписывайте, если хотите. Эти 80 станут 95-тью процентами.

О.Пашина― То есть, насколько я понимаю, Путин разоблачил, скомпрометировал вот эту вот всю либеральную шайку?

М.Шевченко — Ну, они сами себя скомпрометировали своей уверенностью в собственной безнаказанности.

О.Пашина — Теперь он должен, значит, отправить Медведева в отставку…

М.Шевченко — Я считаю, что надо отправить в отставку Медведева, правительство.

О.Пашина — Надо или он это сделает?

М.Шевченко — Это я не знаю. Я считаю, что это было бы правильно, сейчас это вызвало бы поддержку. Он смог бы опереться в том числе, я вас уверяю, и на многих единороссов по всей стране. Я бы в этой ситуации, в ситуации такого недоверия к партии власти, объявил бы досрочные, как говорится, парламентские выборы. Ничего страшного в этом нет, это никакой не кризис. Наоборот, это вызовет огромное доверие к президенту как к центру власти, как к человеку, который в очередной раз, как говорится, решает кризис и приходит на помощь народу. Это, наоборот, сыграло бы на него.

И резко усилило бы его популярность.

Просто больше прятаться за этот спектакль, за эту омерзительную либерально-консервативную (такой оксюморон) ширму дальше невозможно, потому что это гнилая система, гнилая оболочка и всё это прогнило до невероятия.

Если сейчас они это не сделают, то виновником всё равно будет продолжать оставаться тогда Путин.

И он находится в такой, серьезной ситуации политического решения. Но сейчас, вот, именно в этот момент… Ну, мы все предполагали, что он так скажет (будем откровенны), многие, по крайней мере.

Козыри в его руках, можно расправиться со всем либеральным истеблишментом. Не надо их расстреливать – их надо просто выкинуть из власти вон и заменить, там, Сергеем Глазьевым, понимаете, многими другими. Тем же самым Владимиром Жириновским, Геннадием Зюгановым, там я не знаю, Иваном Мельниковым. Ну, многими, понимаете? Полно порядочных людей.

И есть, там не знаю, губернаторы, там, Дюмин, там, Артамонов, значит, Савченко, Королёв. Ну, есть нормальные, вменяемые люди в стране, которые хоть что-то делают для своих регионов, для народа.

Ну, невозможно, чтоб во главе страны были люди, которые раз за разом принимают законы и реформы, которые уничтожают просто экономику и социологию в стране. И еще на фоне этого они принимают наглый закон об оффшорных зонах, якобы это возвращение капитала. Это не возвращение, это отмывка капитала. Те же самые олигархи теперь будут этот капитал отмывать, значит, во Владивостоке и на Черном море.

Это антинародные, антироссийские и русофобские законы. Они не должны просто быть в нашей стране.

Сейчас есть возможность перехватить инициативу. Если это сделано не будет, кризис будет развиваться и тут я советую перечитать историю Российской империи, особенно ее последние, финальные страницы.

О.Пашина — Мне страшно подумать о тех пропагандистах на федеральных каналах, которые с утра до ночи сейчас нам рассказывают, как хороша пенсионная реформа, как всё это замечательно.

М.Шевченко — А я с удовольствием об этом думаю. Я ждал этого момента, честно говоря, потому что мне трудно было представить, что на фоне этих рейтингов, особенно после того, как ФОМ и ВЦИОМ… Это было невиданно, что были опубликованы такие рейтинги негативные по отношению к президенту.

Ведь, в чем суть рейтингов? Поймите. Власть совершенно не интересует мнение народа, на самом деле. Никто никакого восстания в стране не ждет, естественно. Восстания не будет, народ к этому не готов. Это в 1917-м году, в начале XX-го века у нас были густонаселенные села, та же Владимирская область – везде были села, в которых семьи были там по 6, по 7, по 8 человек. Сейчас это умирающая страна с умирающей провинцией, с умирающими маленькими городами, с закрытыми производствами, с бедными людьми, живущими на грани нищеты. Это люди, которые не способны восстать. Они думают о том, как им прокормить себя и своих детей.

Рейтинги нужны для чиновников. Ведь, каждый чиновник отвечает за какой-то сегмент политической системы: кто-то за рейтинг президента, кто-то за рейтинг правительства, кто-то за рейтинг «Единой России». И если у тебя падает рейтинг, то, значит, это падает рейтинг какого-то конкретного чиновника, сидящего в кабинете «Икс». Поэтому это совершенно не имеет отношения к их опасениям, что вот сейчас там на Дальнем Востоке или где-то в Сибири поднимутся партизаны. Никто не поднимется, они это прекрасно знают: ФСБ контролирует всю эту ситуацию и прекрасно замеряет само настроение в стране. Я вас уверяю, что прекрасно знает реальные настроения, которые абсолютно совпадают, может быть даже чуть сильнее того, что ВЦИОМ делает. Но это значит, что целые группы чиновников сейчас на фоне падения рейтинга правительства и президента просто…

Это неполное служебное соответствие по их меркам. Если этого не будет, тогда я вообще не понимаю, кто управляет просто страной и как она управляется.

О.Пашина — А кто управляет, все-таки, страной?

М.Шевченко — Ну, мне казалось, что президент Российской Федерации – это человек, слово которого не может быть поставлено под сомнение. Это человек, который является, ну, скажем так, точкой сборки власти в России. Я так думаю, если честно. Так думал. Надеюсь, так оно и есть.

Можно Путина ругать, можно Путина, там, хвалить – это всё не имеет никакого значения, потому что реальная политика зависит не от слов, она зависит от решений, которые принимает человек на том или ином этапе, на той или иной развилке решений, вот, пойти направо или пойти налево. И от этого зависит судьба и этого человека, и всей остальной страны в целом.

Вот, сейчас, я считаю, пенсионная реформа – это судьбоносный момент. И это, еще раз подчеркну…

Вот, я как Катон Старший. Это возможность смести всю элиту 90-х, которая в полном объеме, в полном составе поддержала пенсионную реформу, страшный, главный русофобский антинародный закон нашего нового времени.

Выйти из ВТО после этого. Я считаю, нам надо выйти из Всемирной Торговой Организации, разорвать все договора, связанные с ВТО. И просто заниматься защитой экономического суверенитета страны, социальной политикой внутри страны, поднять роль Советов разного уровня от муниципальных до районных, до Государственной Думы и прекратить это абсолютное господство бюрократии и какой-то политической странной коррумпированной номенклатуры, связанной с какой-то полукриминальной буржуазией, которая по всей стране просто превращает ее в колонию, в Африку, в какую-то пустыню, понимаете, экономическую.

Смотрите, вот, говорят «90-е плохие». Вот, я хочу сказать, что во Владимирской области в 90-е во всех маленьких городах – в Вязниках, там не знаю, в Александрове, в Карабаново – по инерции работали советские заводы. Да, в 90-е было очень много плохого. Но! Люди как помнят 90-е? Еще многие имели работу. Все эти заводы, которые столетиями там стояли с дореволюционных времен, закрылись в последние 8 лет, 10-8 лет. Спад производства при губернаторе Орловой – 14-16% по некоторым оценкам.

Элита стала жить фантастически хорошо. Они строят себе дворцы, они богаты. Люди живут в бедности. В Вязниках был старинный центр льнопрядения – ничего не делают. Село Лучки Юрьев-Польского района, где производилась сага… Сага – это заменитель крупы, которая для диабетиков.

Это не может быть нерентабельно, поймите: всегда на рынке будут люди, болеющие диабетом, которым требуются заменители еды. И этот завод закрыли, обанкротили, разрушили, потому что производство диабетических продуктов является частью суверенитета. Теперь сага завозится из-за границы, как и инсулин, который не производится в России.

Люди, которые там работали, в нищете живут. Разрушаются целые профессии, целые династии рабочие разрушаются, на которых держалась Владимирская, Ивановская, Нижегородская области.

Это люди с достоинством.

Одно из самых страшных деяний этой системы – это чудовищное унижение людей труда и это позиция Медведева, который сказал «Хотите денег – идите не в учителя, а в бизнесмены». Он это сказал на всю страну. Как может быть такой премьер-министр во главе страны, для которого позиция учителя – это не позиция человека, который зарабатывает деньги?

О.Пашина — Ну так это к Путину вопрос. Это же не просто Медведеву…

М.Шевченко — Вот сейчас есть момент истины.

О.Пашина — …спустили инопланетяне. Он сам ему предложил.

М.Шевченко — Сейчас момент истины. Это был консенсус, который я как политолог понимал (этот консенсус). Грабители 90-х встретились с фсбшниками начала, там, 2000-х, заключили союз с системным криминалом 90-х и, как бы, подняли из-под Евгения Максимовича «красных директоров», которые вот это всё такое системно-патриотическое.

Всё, этот консенсус больше не работает. Он не работает в Америке, где был консенсус между республиканцами и демократами. И как волнами от Америки это расходится по всему миру.

Война против Трампа – это, в частности, война… Потому что единственным союзником Путина является Трамп в современном мире. Американские республиканцы являются покровителями всех национальных бюрократий, а Путин делает ставку (и его окружение), конечно, на суверенитет, как делает всякая национальная бюрократия.

Второго шанса такого дано не будет. Пенсионная реформа – это серьезная ошибка системных либералов, поэтому сейчас их надо просто гнать вон.

О.Пашина — Хорошо. Выгонит он всех этих разоблаченных либералов…

М.Шевченко — Дальше – правительство национального доверия, которое поддержит…

О.Пашина — На кого ему опираться? На КПРФ?

М.Шевченко — Ну, в частности, на КПРФ, на ЛДПР, на разумных людей в «Единой России».

О.Пашина — А как же россияне, которые в подавляющем большинстве голосовали все за «Единую Россию»?

М.Шевченко — А это я не уверен, что это так было. Я видел, как в Дагестане проходили выборы, я знаю, что в вину Рамазану Абдулатипову, в частности, поставлены были масштабные фальсификации на выборах в Дагестане парламентских. Я прекрасно знаю, что там происходило, по крайней мере, за Дагестан я могу сказать, что при Абдулатипове это были не выборы, а абсолютная профанация и дискредитация политической системы.

В других регионах я не был… А, нет, я, извиняюсь, был еще в ХМАО. В ХМАО это более-менее напоминало конкуренцию. Ну, там просто Сургут больше Нижневартовска, поэтому в Нижневартовске проиграл Александр Петерман, который набрал 36% с чем-то, потому что он от «Родины» шел. А там выиграла, значит, «Единая Россия», старый мэр Сургута. Ну, это даже объективная была конкуренция в каком-то смысле. Это была конкуренция, там такая, особая территория.

Я не видел других регионов. Я видел Дагестан и ХМАО. В Дагестане это была полная дискредитация всех политических вообще институтов. Я думаю, так было во многих регионах как в Дагестане, хотя, там было что-то, конечно, эксклюзивное. Ну и решения по Абдулатипову были приняты после этого тоже достаточно серьезные: увольнение за год до окончания срока – это, все-таки, достаточно серьезное и сильное решение. Поэтому я думаю, что сейчас вот такой вот момент есть.

И если он это сделает, он… Ну, он получит поддержку достаточно широких слоев реально патриотической, национально-ориентированной общественности. И не просто интеллигенции.

А поверьте, что многие люди, которые связаны с экономикой, с армией, которые понимают, что просто дальнейшее господство системных либералов – это просто полное уничтожение, это уже будет, ну, просто переходить в социальный геноцид просто страны, то, что мы наблюдаем в стране. Это дальше не может быть в таком виде.

О.Пашина — А почему сразу нельзя было сказать Медведеву «Нет, это плохой законопроект, я против, не вносите»?

М.Шевченко — Оксан, потому что это была ловушка, в которую они попались. После того, как они попались в этой ловушке, вот, они все эти сидят, эти вампиры сидят в этом капкане, в серебряной клетке, боятся прикоснуться к ней пока. Но не надо им эту клетку открывать. Надо, чтобы вместе с этой клеткой их выкинуть, как бы, на свалку истории.

О.Пашина — Всё, с этим мы более-менее разобрались: это был хитрый ход, посмотрим, чем дело кончится.

М.Шевченко — Я так не считаю, что это был хитрый ход. Я надеюсь, что это был хитрый ход. Понимаете разницу? Потому что я не исключаю, что это был просто такой…

О.Пашина — Так. Всё, вы готовите себе отступление, чтоб сказать «Я предполагал».

М.Шевченко — …всё шло само по себе просто и вдруг они увидели, как это получается, на самом деле. Я всегда 2 варианта рассматриваю как минимум.

О.Пашина — Про пытки в Ярославской колонии №1. Теперь уже дело уголовное возбудили. В общем-то, новость не новость, что называется.

М.Шевченко — Ну, вот, смотрите. Дело в том, что по ФСИН мы всегда говорили, что это пыточное, гадкое место. В ответ на мнение членов Совета по правам человека, в котором я раньше был, из которого я вышел по принципиальной позиции, потому что считаю, что Совет по правам человека ничего не может сделать…

О.Пашина — И членов которого не пускают в колонии.

М.Шевченко — Вот! Смотрите, Бабушкина, принципиальнейшего человека, из ОНК вытолкали, Масюк, принципиальнейшего человека, из ОНК вытолкали. Других правозащитников – Игоря Каляпина и его людей – из ОНК вытолкали. А СПЧ это съел во главе с руководством СПЧ. Ну, чего-то там барахтались, пытались говорить, но никто ничего не делал.

Из всех членов СПЧ все требования дать членам СПЧ (всего-то 50 там с лишним человек на страну) допуск в тюрьмы по жалобам заключенных – нам не давали, мол, вы никто, вы общественники.

Михаил Александрович Федотов – единственный советник президента, кому, конечно, нельзя отказать в допуске. Он, правда, в «Черный дельфин» год назад обещал матери Расула Кудаева поехать в «Черный дельфин», но так и не нашел времени съездить в «Черный дельфин», посмотреть, как там мучают, пытают Саида Амирова, инвалида первой группы – дают ему вместо диетического питания, которое положено диабетикам первой же группы, давали ему просто так… Это жалоба Саида Джапаровича, собственно говоря, переданная через адвоката. Просто так яд фактически. Как его заставляли ползать, потому что ему заявили, что у нас нет тут спецперсонала до параши, там, человека, который не может ходить.

Когда мама приезжала к Расулу Кудаеву, его кидали в ШИЗО и поэтому его мама Фатима ездила из Нальчика туда в Оренбург, в Соль-Илецк приезжала… Говорят: «А мы не можем. Ваш сын в ШИЗО». 2 раза в год у нее положены свидания с невиновным политзаключенным Расулом Кудаевым, который ничего не делал из того, за что ему дали пожизненное. Омерзительная история.

Но это, как говорится, всё мы просто обсуждали, сидели там в СПЧ, это всё жевали-пережевывали, потом довольные уходили. Или недовольные.

Всё, отбирали полномочия все! Выкинули всех принципиальных людей. Заменили Бабушкина, Каляпина, там, и Масюк просто сотрудниками УФСИН в ОНК. Поэтому, естественно, это пыточная система, такова, какая она есть.

И как это было в Ярославле? Сначала, когда были жалобы заключенных, Следственный комитет приехал же?

О.Пашина — Да. Ничего не нашел.

М.Шевченко — Ничего не нашел, всё хорошо, «Извините, не подтвердилось». Везде не подтверждается. А, вот, когда это видео опубликовано, вот оно вам, гады! Понимаете? Смотрите!

Палачи и садисты распяли человека и насилуют, бьют его, унижают, уничтожают.

Тут уже Следственный комитет опять приехал: «О! Нет, все-таки, мы чего-то там нашли». Мерзкая, отвратительная система, построенная на лжи и насилии, и покрытии друг друга.

Поэтому я и вышел из СПЧ, что СПЧ как спектакль, как ширма покрывал всю эту систему насилия, пыток, произвола и беззакония.

О.Пашина — Хорошо. Ну, а что с этим можно сделать и кто это может сделать, учитывая, что, я думаю, что ФСИН сейчас тоже примет меры и просто, там не знаю, запретит своим сотрудникам снимать видеоролики.

М.Шевченко — Это не первый раз. В той же самой Оренбургской, как бы, Оренбургской ФСИН, там в одной из колоний начальник заставлял заключенных насиловать друг друга, снимал это на видео, а потом радовался. Его, как бы, наказали, но втихую.

Потому что вся жизнь тюрьмы должна быть открыта обществу. Я не член СПЧ, но я требую, чтобы членов СПЧ допускали во все колонии России. Чтобы люди, которых президент Российской Федерации уполномочивает сообщать ему о правах человека, имели допуск. Создайте специальный регламент для членов Совета по гражданскому обществу и правам человека при президенте. Я верю, что ни Бабушкина, ни Масюк, ни Каляпина, ни Мысловского, ни Чикова, ни Федотова нельзя купить!

Это честные люди.

Я критикую Михаила Александровича, но я знаю, что это честный человек, понимаете? Честный, но, как бы, он в своих бюрократических играх, как бы, он вот так вот находится. Он тоже зажат в определенные рамки. Я это понимаю прекрасно. Михаил Александрович, если вы меня слушаете, не обижайтесь, пожалуйста, на меня. Вот.

Поэтому, вот, дайте допуск. Это изменит ситуацию во ФСИН. Господин Корниенко, дайте допуск членам Совета по правам человека, допуск во все тюрьмы. Это будет работать на вас. И ярославская история, и история в «Черном дельфине» тогда не будут повторяться.

Каждый заключенный… А, ведь, заключенные уже несут наказание за свои преступления. И тюрьма не может превращаться в место пытки. Каждый заключенный будет знать, что, написав письмо в СПЧ на Старую площадь (точнее, адрес Новая площадь, по-моему), он получит справедливое и независимое рассмотрение его дела. Не следователь приедет, лениво там ему говорит «Ну, ты чего там? Пожаловался, что ли? Ну, у тебя всё нормально, ведь, да?» А он будет стоять по стойке «смирно», за ним будет стоять 3 мордоворота, которые знают, что если он скажет чего-то не так, то сейчас следователь этот уйдет в погонах, а они его опять в карцер потащат, где будут дубинками тыкать ему в разные места, понимаете? И обливать ледяной водой.

А, вот, если приедут правозащитники… Я видел, как Андрей Бабушкин, когда ему было можно, заходил в колонии, как он знал всё до мельчайших регламентов, до толщины матраца, какими красками надо красить стены. Поэтому они его и убрали из ОНК.

О.Пашина — А правозащитникам не боятся заключенные всё это рассказывать? Потому что так же правозащитник уедет и…

М.Шевченко — Нет. Потому что они знают, что это честные люди. Вот, они знают, что это… Ну да, мы тяжелые люди (правозащитники), мы там скандальные порой. Но они знают, что это честные люди. Поэтому они пользуются огромной… Вот, всех, кто пользуются реальным уважением из-за своей принципиальной позиции, вытолкали из ОНК, лишили права доступа и поэтому господин Корниенко, Рудый и, вот, остальные, имейте дело с вашими палачами в вашем УФСИНе, который является палаческим заведением, позорным для современной страны в XXI веке.

О.Пашина — О деле Оюба Титиева хочу тоже спросить. Тут начался суд, и на суде все свидетели обвинения сказали, что… Там главный был их ответ «Не помню». Они его не задерживали, они его не видели, не знают, не помнят. Это дело разваливается?

М.Шевченко — Как я и сказал вам 2 программы назад с Майклом Наки, чеченцы между собой договорятся. Если бы Оюба Титиева судили за  пределами Чечни, то ему впаяли бы семерку или десятку за тот объем, который у него якобы нашли там, значит, наркотических веществ и никто бы его не стал слушать, отправили бы его в эту ярославскую колонию, где над ним измывались бы как над мусульманином, не давали бы ему молиться, кормили бы свининой, отказывали бы в Коране, кидали бы в карцер, не позволяли бы совершать намаз и, в общем, доводили бы всячески до безумия.

А чеченцы… Если человек совершил какую-то ошибку по их мнению или чего-то у них там не так, они между собой всегда найдут общий язык. Если, вот, не найдут, допустим, там не знаю, Титиев с Кадыровым или с кем-то еще общее мнение, значит, позовут старших, позовут там, значит, дядю Рамзана позовут, который очень достойный, уважаемый человек, или еще кого-то. И старшие рассудят.

И будет Оюб, даже если ему присудят что-то, отбывать срок в Чернокозово, который не является пыточной зоной, который был во время войны страшным пыточным концлагерем. А сегодня Чернокозово – это самая такая, гуманная на европейском уровне зона внутри России. Мы были в Чернокозово (члены СПЧ), когда я был в этом Совете, и мы видели. Там даже под честное слово человека могут домой там отпустить, чтобы он потом вернулся, понимаете? И он возвращается.

О.Пашина — А почему адвокаты Титиева так настаивают на переносе дела? Они не понимают всех прелестей пребывания в Чечне?

М.Шевченко — Я считаю, это ошибка. Я считаю, что это их давление… Я не говорю, что это прелести. Но я считаю, что чеченцы между собой решат вопросы. Чеченцы между собой договорятся, несмотря на все сложности. И эти договоренности будут приняты, чеченским обществом в том числе.

Я как русский я не знаю всех деталей этих отношений. Но главное, мне понятно, что они считают, что «Мемориал», который я очень уважаю, как общество, которое финансируется, в частности, из-за границы, из Европы… Ну, я не знаю, по-моему, так это. Пусть не обижаются на меня ни Олег Орлов, ни другие, если я ошибаюсь в чем-то. …что оно, как говорится, нацелено, заточено на компрометацию Рамзана Кадырова.

Я готов содействовать, между прочим, какому-то примирению между «Мемориалом», «Кавказским узлом» и чеченским руководством. Я очень уважаю Рамзана Кадырова, Магомеда Даудова, там, понимаете, Апти Алаудинова, других людей, я их знаю лично. Точно так же, как у меня есть личные отношения хорошие достаточно, как я думаю, с руководством «Мемориала» и «Кавказского узла». И, в общем, это всё можно прийти к соглашению – я пытался уже это делать неоднократно, будучи членом СПЧ. Но я-то остаюсь тем, кем я остаюсь, хоть я и не член этого СПЧ.

Поэтому я думаю, что тут они вменяемо договорятся обо всем.

О.Пашина — По поводу грядущих выборов губернаторских…

М.Шевченко — Это гораздо более гуманистическая ситуация (внутричеченские отношения), чем судебные решения в России, в Москве там и так далее, поверьте. Гораздо более человечные.

О.Пашина — Хорошо. По поводу губернаторских выборов во Владимирской области. Вот, Светлана Орлова из «Единой России» — она тут пообещала повысить зарплату врачам. Чем вы агитируете своих избирателей?

М.Шевченко — Я ничего такого не обещаю, потому что это всё пустые обещания. Я могу сказать одно. Светлана Орлова – это пенсионная реформа. Это лозунг, который для меня совершенно очевиден.

О.Пашина — Так не будет уже пенсионной реформы. Путин сейчас всех разгонит.

М.Шевченко — А Светлана Орлова будет. И партия «Единая Россия», которую она создавала. Это пенсионная реформа. Она из той эпохи. Вот, Орлова – это пенсионная реформа. Всё.

Поэтому все ее обещания – пусть вы на него смотрите через призму этого лозунга. А Орлова – это пенсионная реформа.

Всё это вранье. Она будет повышать там и так далее… Есть масса вопросов. Почему при ее правлении спад производства? Почему разорились многие заводы? Почему моногорода превратились в такие просто разрушенные какие-то кладбища с закрытыми производствами? Почему там происходит спад численности населения, на 6 тысяч уменьшается население Владимирской области? Это коренная русская земля, исконная.

О.Пашина — Все в Москву потому что уезжают на работу, поэтому и уменьшается.

М.Шевченко — В Москву, в Нижний уезжают. Но как уезжают? Адски уезжают. И я уже рассказывал тут про… Вот, в Карабаново как люди тратят по 4-5 часов на дорогу до Москвы. Это стоит, между прочим, еще дорого по местным меркам: 15-20 тысяч в месяц только дорога до места работы стоит.

При том, что в Москве человек получает 50 тысяч. На семью из 4-х человек невиданные зарплаты во Владимирской области, невиданные просто.

Поэтому я не верю Светлане Орловой. Я не верю ни одному ее слову. И я знаю, что подавляющая часть владимирцев не верит Светлане Орловой. Они просто запуганы. На муниципальных депутатов оказывается давление, звонят даже членам «Справедливой России» из политсовета «Единой России», говоря, за кого они должны отдать свои голоса. Когда им в ответ говорят «А какое вы имеете отношение к нашей партии?», говорят: «А вы что, рискуете своей работой, что ли?»

О.Пашина — Ого.

М.Шевченко — И при всем при этом выборы в муниципальные советы проходили не по партийной системе, это выборы беспартийные были. Так вопрос: какое же отношение сегодня партия власти имеет к этим депутатам, которые туда избирались не по партийным спискам? Только потому, что Светлана Орлова возглавляет список «Единой России»? Это что, диктатура? Это что вообще, тирания какая-то? Монополия в отдельно взятом субъекте? Или такая ситуация по всей стране?

И надо ли мириться с этой ситуацией по всей стране?

Да, муниципальный фильтр – это безобразная вещь, когда депутата, члена от парламентской партии не допускают (меня). Хотя, мы собрали голоса, подписи. Это стоило невероятных усилий. Поэтому знайте: когда меня не допустят, это будет фальсификация реальной ситуации, потому что мы собрали нормальное количество подписей, которые мы подадим, значит, там в Избирком. Пусть это знают те, кто запугивал…

Между прочим, за меня подписалось порядка 50 членов «Единой России», которые не согласны с политикой Светланы Орловой.

О.Пашина — То есть они не побоялись?

М.Шевченко — Единороссы? Конечно, не побоялись, потому что по уставу этой партии единороссы должны голосовать за кандидата на выборах президента, утвержденного партией, за депутатов Государственной Думы – это нормально.

О.Пашина — Это логично, да.

М.Шевченко — Но муниципальные депутаты – они же не партийные, они же не выбирались по партийным спискам. Какое отношение партии могут иметь к тем, кто не выбирался по партийным спискам? Это вообще нарушение Конституции, нарушение логики и нарушение закона.

Эту войну развязала Светлана Юрьевна, не я. Всё было бы очень вменяемо, если бы всё было, вот, нормально, если бы все понимали, что фильтр – это просто такая, вот, игра, понимаете?

Но в итоге она окажется, если они меня не допустят, один на один с фиктивными партиями-спойлерами, в которые никто не верит, цену которым все знают…

О.Пашина — И они победят.

М.Шевченко — Она победит – это будет абсолютная профанация политической системы, абсолютная профанация. Зачем это надо ей? Зачем это надо Турчаку? Зачем это надо Администрации президента? Я просто не понимаю.

О.Пашина — Ну, профанация политической системы у нас уже никого не смущает и не пугает.

М.Шевченко — Ну, просто зачем им это надо, когда этого можно избежать?

О.Пашина — Потому что они могут. Это было особое мнение Максима Шевченко. Всего вам доброго, спасибо и до свидания.
24.07.2018

Максим Шевченко
Источник: https://izborsk-club.ru/15591




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта