Алексей Черников: Дональд Трамп: человек, играющий с огнём (19.12.2017)

Год назад после избрания Дональда Трампа Президентом США у нас в стране раздавались голова восторга, наша пресса просто захлебывалась от умиления: наконец-то в Америке президентом стал «друг России». Но прошел год и этот «друг» ведет себя как-то не по-дружески. Более того, внешняя политика США становиться все более агрессивной. Налицо традиционная для Вашингтона преемственность во внешнеполитической сфере разных президентов, несмотря на их предвыборные обещания и партийные различия.
Кроме того, непредсказуемость американской политики значительно возросла. Связано это с рядом причин. Трамп, не являющийся профессиональным политиком, представляет собой яркий тип бизнесмена-собственника крупной корпорации, в которой он фактически был полновластным хозяином, «царем и богом». Привычка – «вторая натура», а Дональд, привыкнув, чтобы все сотрудники исполняли любую его прихоть, перенес эту «бизнес-привычку» в политику. А поскольку в реальной политике даже такая знаковая фигура как Президент США – вовсе не всемогуща и часто рискует встретить серьезные препятствия, особенно на международной арене, нервозность Трампа значительно и перманентно растет. Новый президент любой ценой стремится преодолеть препятствия уже в силу своего взрывного темперамента и неуравновешенного характера. Кроме того, он должен поддерживать имидж «дикого буйвола», сметающего все преграды на своем пути – образ, который так нравится американским обывателям из глубинки.

С другой стороны нельзя сбрасывать со счетов внутриполитический аспект: недовольство американской политической элиты Дональдом Трампом, стремящейся как минимум заставить его быть «ручным и послушным» (чего он как в силу своего характера, так и сложившегося имиджа допустить не может), а как максимум – отправить президента в отставку. Вот тут-то и возникает у Трампа желание перенести центр внимания на внешнюю политику, чтобы с одной стороны добиться максимального одобрения своих действия как элитой, так и избирателями, подняв, таким образом, свой рейтинг, с другой – максимально развязать себе руки в области внутренней политики. А для этого президент взял на вооружение довольно избитый способ: «маленькая победоносная война», либо постоянная угроза такой войны. Америка постоянно демонстрирует свою силу, показывая всему миру, кто на самом деле истинный хозяин положения – ну как такое может не понравиться взращенному на голливудских боевиках американскому избирателю. Зачем искать сложные решения, когда можно просто разбомбить? Если будут негативные последствия (а они возникают сплошь и рядом), что ж разбомбим еще раз, а потом еще и еще. На то мы и супердержава, которая взяла на себя ответственность за демократию во всем мире, обязательства помогать «хорошим парням» против «плохих»! То, что к «плохим парням» относится подавляющее большинство населения современного мира, американцы то ли не замечают, то ли это всерьез их не волнует.

Наконец нельзя сбрасывать со счетов объективные факторы. Все крупные американские корпорации связаны с производством вооружения и средств снабжения армии. Сегодня по прибыльности этот бизнес соперничает с торговлей наркотиками. Поэтому любое нагнетание международной обстановки для крупного бизнеса США всегда кстати. Интересно, что именно при Трампе принят беспрецедентно огромный военный бюджет, расходы на вооружения постоянно растут. Чтобы их оправдывать в глазах избирателей, постоянно нужна внешняя угроза – «образ врага» - неважно кто это: милитаристская Япония, коммунистический СССР, исламский фундаментализм, постсоветская Россия – враг просто должен быть. И все. А еще лучше, если это «ось зла», с которой можно бороться до бесконечности – вот тут-то и потекут миллиарды долларов в карманы владельцев американских корпораций.

С другой стороны США постоянно должны демонстрировать всему миру свою силу. Отчего это происходит? Можно провести параллели с древним Римом. Обладая огромной территорией, Римская империя не обладала достаточными ресурсами для постоянного сдерживания давления «варваров» на собственные границы. Строго говоря Рим не обладал стратегическими резервами для борьбы с «варварским миром». Если же учесть необходимость «держать в узде» покоренные народы внутри империи, становится очевидно, что сил римских легионов для борьбы с внешним врагом, несмотря на их первоклассную военную подготовку, было явно недостаточно. Поэтому римская стратегия исходила из того, что раз нельзя быть сильнее всех врагов, необходимо быть сильнее каждого из них в данном месте и в данное время. Для достижения подобного эффекта любое, даже самое незначительное проявление антиримских настроений или неповиновения жестоко и непропорционально каралось. Причем Рим проявлял беспощадную агрессию даже в случае намека на неповиновение: соседей надо было держать в страхе перед вездесущим и всемогущим Римом, который на практике был далеко не таким могущественным. На протяжении столетий формула «Казаться сильным, чтобы быть им» действовала в Римской империи безотказно.

Сегодня эта формула взята на вооружение США, которые даже совместно с союзниками не обладают достаточными стратегическими резервами для контроля над миром. Поэтому крайне необходимо как можно жестче реагировать на любое неповиновение, любой сбой в системе координат американского миропорядка. Недаром американская элита называет сформировавшийся в начале 90 гг. ХХ века миропорядок Pax Americana (американский мир) по аналогии с Pax Romana (римским миром). Агрессивность американской внешней политики перманентно возрастала на протяжении всего ХХ века. Не оставляет сомнения, что оставшись в начале 90 гг. единственной сверхдержавой, США пытаются оставаться таковой на протяжении «неопределенно долгого времени». Для осуществления подобных планов как нельзя лучше подходят президенты типа «лихого техасского ковбоя» Джорджа Буша-младшего или «американского буйвола» Дональда Трампа – «люди действия», как принято говорить у сицилийских мафиози, которые нажмут на курок первыми, не сильно задумываясь о последствиях.

Совокупность этих факторов в сочетании со взрывным и бескомпромиссным характером Трампа превращает его в крайне опасного, непредсказуемого мирового лидера, способного на любую авантюру – эдакого «американского Хрущева».

Одной из главных целей американской внешней политики уже традиционно является осознанная необходимость поддерживать курс на изоляцию поддерживать курс на изоляцию и максимальное ослабление России, чтобы не дать ей возможность возродиться в качестве второй сверхдержавы.

Однако впервые за последнюю четверть века Дональд Трамп четко обозначил главную цель американской геополитики – сдерживание  Китая (а в идеале превращение его во второстепенную державу). Боязнь Китая, боязнь уступить Пекину лидирующую роль как в мировой экономике, так и в международных отношениях созрела в Вашингтоне давно. Многие американские аналитики уже несколько десятилетий предупреждали об опасном усилении КНР, но на высшем уровне официальные лица озвучили это впервые. И если превращение России в новую сверхдержаву сегодня возможно потенциально, то Китая – более чем реально. Таким образом администрация Трампа впервые четко обозначила главные приоритеты геополитики США – борьба против России и Китая. Первый этап этой борьбы – не дать Москве и Пекину объединиться на антиамериканской основе. Однако, похоже, что на данном этапе США, если и не потерпели поражение, то близки к этому. Сотрудничество РФ и КНР в политической сфере – очевидная вещь, другой вопрос, насколько далеко зайдет подобное сотрудничество: готовы ли две державы поддержать друг друга в случае войны с США. Чтобы не дать странах времени для реализации подобного сценария, администрация Трампа решила форсировать события. Возможно, американские аналитики решили, что подобное сотрудничество – свершившийся факт, и что надо выступать сегодня, пока США еще может справиться с объединенными силами России и Китая: завтра будет поздно.

Наступление ведется сразу на двух направлениях – ближневосточному и дальневосточному. На Ближнем Востоке целью является Иран, на Дальнем – Северная Корея (КНДР). Традиционное ближневосточное направление дает значительные сбои. Это и рост антиамериканских настроений в арабском мире, и неудачи в Сирии (свергнуть Б. Асада, подобно М. Каддафи пока не удалось) и разлад в стане традиционных арабских союзников США (катарский кризис лета 2017 г.). Поэтому Вашингтон в борьбе с Ираном решил сделать ставку на своего главного союзника в регионе – Израиль. Отсюда – скандальное заявление Трампа о признании всего Иерусалима столицей Израиля и о переводе туда американского посольства (пока, правда, только на бумаге). Можно не сомневаться, что Вашингтон будет продолжать дестабилизировать обстановку на Ближнем Востоке: попытаются вновь отстранить от власти Б. Асада (последнего серьёзного регионального союзника Ирана) с помощью различных фундаменталистских, квази-фундаменталистских или «демократических» формирований, возможно спровоцируют ирано-турецкий или ирано-израильский конфликт, но не в коем случае не оставят Тегеран в покое. Причина – в ключевом стратегическом положении Ирана. Сегодня Иран – главный поставщик энергоресурсов в Китай. Оккупировав его Вашингтон, если и не поставит Пекин на колени, то, во всяком случае, стратегически его значительно ослабит. С другой стороны контроль над Ираном – это фактически контроль над всем Ближним Востоком и Кавказом. Это уже удар по России. Таким образом США сможет убить одним выстрелом двух зайцев.

На дальневосточном направлении Трамп открыто говорит о военной агрессии против КНДР.  Формальная причина – ядерная программа Северной Кореи. Администрация президента, мол, сильно озабочена, что в руках у диктаторского режима появиться атомное оружие. То, что таким оружием уже много лет обладает, скажем, Пакистан (где режим не менее диктаторский, и не менее непредсказуемый), или Израиль (много раз доказывающий миру свою агрессивность под маской вынужденной самозащиты, в котором в качестве официально признается сионизм – еврейский вариант фашизма) США в расчет не принимает. На границах КНДР сосредоточены готовые к выступлению американские войска. Муссируется даже тема локального ядерного удара (при не этом не учитывается, что последствия даже от одного такого удара будут совсем не локальными). Учитывая особенности характера Дональда Трампа такой удар весьма вероятен. США при помощи своих верных союзников Японии и Южной Кореи может в любой момент начать действовать. Победа над КНДР обеспечит удобный плацдарм в возможной будущей войне, как против КНР, так и против России. В любом случае, оккупация Северной Кореи неизбежно создаст очаг напряженности у границ России и Китая, Кроме того, отказавшись поддержать КНДР в войне против США, КНР, как коммунистическая держава и союзник Северной Кореи неизбежно понесет имиджевые потери, если вовсе не потеряет международный авторитет. В этом случае Пекин продемонстрирует всему миру, что боится Вашингтона, а значит, Китай слаб. Если же КНР вступит в войну, то это будет выглядеть как заступничество за одиозный режим, нарушающий международные соглашения и «права человека». В этом случае США попытаются вовлечь в собственную авантюру всех союзников по НАТО, мотивируя это необходимостью защиты принципов ООН.

Сегодня США готовы активно приступить к действиям на Ближнем и Дальнем Востоке, пока проводят «разведку боем», активно предпринимая провокации на обоих флангах.

Возможно ли в подобных условиях российско-американское сотрудничество, о котором так грезят наши либералы? Для Вашингтона этот вопрос решается однозначно: для этого Россия, оставив даже намеки на самостоятельность, должна встроиться в фарватер американской политики и стать главным орудием антикитайского направления. Это вполне возможно, если в России (не дай Бог) опят придет к власти либеральная оппозиция. Уж они-то расстараются для «американских друзей», превратив русский народ в «пушечное мясо» в борьбе с Китаем. Либералам не привыкать – в течение 90 гг. любой шаг во внешней политике должен был получить одобрение «Вашингтонского обкома». На другой основе сотрудничество в принципе не возможно – США мало волнует пресловутый исламский (международный) терроризм: либо они сами сотрудничают с террористическими организациями, рассчитывая использовать их в своих интересах, либо считают, что серьезного ущерба национальной безопасности США они не нанесут. Действительно, до сих пор террористические акты в США для американской политической элиты – не более, чем комариные укусы для быка (если не иметь в виду, конечно, пропагандистский эффект). Более того, рассчитывая на главный приз, Вашингтон уже много лет активно использует фундаменталистские организации в своих целях, не очень задумываясь о последствиях. Впрочем, нежелание видеть последствия своих действий вообще весьма заразная болезнь для американской элиты в последние годы.

Сегодня международные отношения представляют собой цепь опасных кризисов. Дональд Трамп очень похож на человека, играющего с огнем на пороховой бочке: любая искра может разжечь мировой пожар. Сегодняшнее положение в мире во много напоминает ситуацию лета 1914 г. – любой, даже незначительный инцидент может вызвать мировую войну. Сегодня США, как и тогда Германия, считает, что пора действовать пока они еще сильнее своих противников, что время работает против них. Летом 1914 г. частный случай – убийство австрийского наследника Франца-Фердинанда стало той самой костяшкой домино, в результате падения которой развалилась вся система, погибли миллионы людей, рухнули четыре империи и лицо мира изменилось навсегда.
19.12.2017

Черников А.В.
сотрудник Курского филиала Института русско-славянских Исследований им. Н.Я.Данилевского, кандидат исторических наук





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта