Николай Коньков: Если всё так хорошо, почему так плохо? (15.02.2019)

Росстат по итогам 2018 года порадовал нас новой цифрой роста отечественной экономики — целых 2,27%, по номиналу — с 92 089,3 до 103 626,6 млрд. рублей. Наилучший результат с предкризисного 2007 года, когда российский ВВП вырос на 3,7%! 
Можно ли нам этим цифрам радоваться, откупорить шампанского бутылку и перечесть «Женитьбу Фигаро»? Или перед этим всё-таки стоит задуматься о том, насколько они соответствуют действительности? Ведь если обратиться к первоисточнику, сайту gks.ru, то там специально сообщается, что данные, начиная с 2015 года, в декабре 2018 года были пересмотрены в соответствии с рекомендациями МВФ и несопоставимы с данными, которые публиковались ранее. Трудно сказать, насколько этот пересмотр связан (и связан ли вообще?) с переподчинением Росстата Минэкономразвития (МЭР) РФ и со сменой ведомственного руководства, но в данном случае важны не эти нюансы. Важны «голые» цифры, а также их соотношения между собой.  

Нетрудно заметить, что рост российского ВВП, если считать его в текущих  ценах, без поправки на инфляцию, составил вовсе не 2,27%, а почти 12,53%. Но отсюда следует, что дефлятор 2018 года должен находиться на уровне, близком к 9,9-10%. В то же время, официальный индекс инфляции в РФ за 2018 год определён в 4,1%, то есть почти в два с половиной раза ниже принятого Росстатом «по умолчанию» дефлятора, зато в соответствии с пунктом з) путинского указа №204 от 7 мая 2018 года. Та же цифра следует также из данных о российской экономике в «базовых» ценах 2016 года. Возникает естественный вопрос: с какой целью Росстату — вернее, всей «вертикали» его начальников понадобилось подобное несоответствие? 

Вариант первый. Росстат кратно занижает реальные темпы инфляции в нашей стране, чтобы дать нужную цифру. Объяснение очень простое, большинству наших сограждан понятное и близкое, — по состоянию их кошельков, но вызывающее по большому счёту недоумение. И вот почему. Что могло помешать Росстату «нарисовать» более высокие темпы роста отечественной экономики — тем более, превышающие эти самые 2,27%, которые всё равно ниже среднемирового роста 2018 года (прогнозная оценка — 3,1%)? Опасения перед закономерными в таком случае требованиями общества объяснить. Почему всё так плохо, если всё так хорошо? Это вряд ли. Подобного рода моменты «наверху» принимают в расчёт только после какой-то выраженной реакции общества, а не до неё. 

Тогда, в качестве возможного второго варианта, — что? Необходимость отчётности перед тем же МВФ плюс зависимость от оценок им этой отчётности? Если рублёвый ВВП России перевести в доллары по среднегодовому курсу нашей валюты, равному 62,6906 руб., то окажется, что "грязный" долларовый ВВП РФ 2018 года (по номиналу) будет соответствовать примерно 1,653 трлн. долл. Сопоставив эту цифру с откорректированными данными того же МВФ по ВВП РФ за 2017 год (1,587 трлн. долл.), мы увидим, что темпы роста отечественной экономики в прошедшем году составили около 4,16%, а дефлятор национального ВВП должен был находиться в диапазоне, близком к 8%. Вот так, без всяких несоответствий и парадоксов, но зато с разными вытекающими и втекающими отсюда последствиями. 

Так что может означать найденная нами «вилка» между официальными 2,27% «чистого» рублёвого роста и 4,16% «грязного» долларового роста российской экономики на фоне более чем 7,5%-ного за 2018 год ослабления российской валюты по отношению к американской? Следует ли из неё, что перед Росстатом по итогам 2018 года стояла весьма нетривиальная задача "замаскировать" перед обществом (и президентом) реальный уровень инфляции, а перед МВФ — реальные темпы роста российской экономики, "припрятав" от глаз Лагард и Ко примерно 31 млрд. долл. (по текущему курсу это соответствует примерно 2 трлн. рублей, или 10% российского бюджета) произведённого национального дохода, списав их на инфляцию, "усушку, утруску, угар и утечку"?  

Интересно и другое: такая «вилка» означает дальнейший рост коэффициента паритета покупательной способности (ППС) рубля к доллару. В 2017 году он составлял, по данным того же МВФ, 2,53 раза, теперь — «возьмёт планку» 2,6. Такая недоценка рубля на внешнем рынке и доллара внутри России — повод ли это для гордости? 

По-моему, нет. Потому что на этом фоне даже рекордный торговый профицит России за 2018 год в размере 211,6 млрд. долл. означает, что мы «проспонсировали» мировую экономику своими реальными активами на эквивалент примерно 200 млрд. долл., при этом получив «на руки» всего половину своего номинального экспортного дохода, чуть больше 250 млрд. долл. Ну, это как если бы в послевоенные времена вам выдали зарплату на треть деньгами, а на две трети — бумагами «сталинских займов». А 200 млрд. долл., — это ни много ни мало (опять же, по обменному курсу) больше 13 трлн. руб., совсем чуть-чуть — всего-то на те же 2 трлн.! — меньше, чем все запланированные доходы федерального бюджета РФ 2018 года…  

Думаю, уже одна эта цифра многое проясняет в модели современной российской экономики. Проблема заключается только в том, каким образом делится и на какие цели используется подобного рода «маржа» (я, кстати, вовсе не исключаю, что за её счёт — ну, хотя бы часть этого счёта — финансировались и новые системы отечественного оружия, например). А вот таким образом «прикрыться» данными Росстата от западных «партнёров», отломив в свою пользу весомую часть российского экономического «пирога»?.. 
15.02.2019

Николай Коньков
Источник: http://zavtra.ru/blogs/esli_vsyo_tak_horosho_pochemu_tak_ploho




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта