Геннадий Грановский: Эстонская демократия дала ультраправый крен (ЕС: Эстония) (15.05.2019)

В праздничный для нас День Победы 9-го мая на правительственной конференции в Таллине министр внутренних дел Эстонии Март Хельме предъявил России территориальные претензии. По словам министра, 5,2% эстонской земли находится сегодня в Российской Федерации.
Рийгикогу не нравится договор о границе

Хельме не назвал конкретно, о каких землях идёт речь. Однако в постсоветское время Эстония претендовала на правобережье реки Нарва вместе с Ивангородом Ленинградской области и Печорский район Псковской области. Эти территории после заключения Тартуского договора (2 февраля 1920 года) отошли к Эстонии, ставшей в первый раз за свою историю независимой. Позднее, когда Эстонская Республика вошла в состав СССР, правобережье Нарвы и западные псковские земли передали РСФСР.

Спор об этих землях затянулся до 2005 года. Эстония видела свою территорию в границах Тартуского договора. Москва настаивала, что этот договор утратил силу после вхождения Эстонии в состав СССР. В конце концов, стороны пришли к взаимопониманию и заключили двусторонний пограничный договор. 

Над документом потом «творчески поработал» Рийгикогу – эстонский парламент. Он внёс в согласованный текст упоминание о Тартуском договоре. Для России поправка оказалась неприемлемой, и Москва отозвала свою подпись под договором.

Переговоры о границе возобновились через семь лет. К февралю 2014 года согласовали новый текст. Его подписали главы внешнеполитических ведомств Эстонии и России. Только вот Рийгикогу отказался ратифицировать договор о границе. Вопрос завис. Теперь о нём напомнил новый министр внутренних дел Эстонии Март Хельме.

Премьер беспринципности

Министром Хельме стал 29 апреля, когда приступило к работе новое правительство Эстонской Республики во главе с лидером центристской партии Юри Ратасом, сформированное по итогам выборов в Рийгикогу 3 марта. Его состав озадачил западных партнёров Эстонии. Американская газета Politico, например, вышла с заголовком «Эстония может стать классическим примером того, как высокую репутацию страны выбрасывают в мусорную корзину».

Дело в том, что в правящую коалицию впервые вошли ультраправые из консервативной народной партии Эстонии (EKRE). Возглавляет EKRE тот самый борец за «эстонские» земли Март Хельме, который выторговал себе у премьера Ратаса кресло министра внутренних дел. В новом кабинете ультраправым достались пять министерских постов. Кроме МВД, представители консервативной народной партии возглавили министерства финансов, сельской жизни, окружающей среды, внешней торговли и информационных технологий.

Следует отметить, новый состав кабинета министров Эстонии формировался достаточно трудно. Процесс занял почти два месяца. Сразу после выборов в Рийгикогу президент страны Керсти Кальюлайд поручила формировать правительство председателю партии реформ Кае Каллас, получившей на выборах наибольшее количество голосов (28,8 %).

Каллас попыталась было образовать правящую коалицию с занявшей пятое место (9,8 %) социал-демократической партией. Но вариант был заведомо проигрышным. Потому что эти две партии получили в парламенте только 44 мандата из 101. Они не могли рассчитывать на большинство при голосовании за их коалицию. 

В итоге Кальюлайд предложила формировать правительство (до выборов он уже возглавлял кабинет министров) лидеру центристской партии Юри Ратасу. Послевыборный расклад в эстонском парламенте сложился так, что у центристов правящее большинство получалось только в альянсе с ультраправыми из EKRE. Общество заволновалось, но Юри Ратас успокоил недовольных – пообещал не вступать в коалицию с представителями консервативной народной партии. 

На деле Ратас не только позвал ультраправых в правящий альянс, но и отдал им два ключевых министерства – внутренних дел и финансов. «Самые важные посты он раздал партнерам по коалиции, хотя его партия набрала больше голосов, чем они», – оценил действия Юри Ратаса немецкий политолог Флориан Хартлеб. По иному у Ратаса никак не получалось сохранить за собой премьерское кресло. Властные амбиции политика оказались выше декларируемых им принципов. 

Керсти Кальюлайд против министра Марти Куузика

Новый кабинет затрещал, ещё не приступив к работе. Президент Эстонии Керсти Кальюлайд пришла на церемонию принятия присяги правительством в Рийгикогу в свитере с надписью «Sona on vaba» («Слово свободно») и покинула зал, когда к присяге приводили министра внешней торговли и информационных технологий Марти Куузика. 

Демарш Керсти Кальюлайд был вызван тем, что накануне государственной прокуратурой Эстонии в отношении Куузика было заведено уголовное дело о домашнем насилии. По сообщениям местных СМИ, новоиспечённый министр «много лет применял силу по отношению к своей теперь уже бывшей супруге».

Керсти Кальюлайд не только покинула церемониальное заседание Рийгикогу, но и отказалась поприветствовать приведённый к присяге кабинет министров. Это решение президента Эстонии вызвало нервную реакцию у главы МВД Марта Хельме. «Президент, – процитировал Рамблер гневную тираду Хельме, – просто вела себя не в соответствии с протоколом и должна серьезно поразмыслить, годится ли она сама на должность президента».

Лидер ультраправых встал на защиту Куузика не случайно. Ведь в министерское кресло тот попал по квоте консервативной народной партии Эстонии, хотя фамилия Куузика уже мелькала в скандальных сводках. Вскоре после выборов, например, он был замечен за управлением транспортом в нетрезвом состоянии.

На этот факт Кальюлайд не обратила внимания при утверждении кабинета министров. Зато уголовное преследование прокуратурой заставило президента проявить свою публичную позицию в отношении оскандалившегося министра. Куузику ничего не оставалось, как подать в отставку. Случилось это на второй день после принятия им присяги в парламенте.

На антироссийской волне

История с министром-драчуном и формирование коалиции с ультраправыми повлияла на отношение эстонцев к Юри Ратасу и его партии. Рейтинг центристов пополз вниз. По данным недавних опросов их популярность упала до 19,4%. Притом, что на выборах 3 марта Центристская партия получила 23% голосов. 

Впрочем, общественное настроение мало влияет на политическую практику нового эстонского кабинета. В пику президенту Керсти Кальюлайд, своим апрельским визитом попытавшейся наладить контакты с Россией, правительство Ратаса, наоборот, повело дело к разрыву любых отношений между министерствами и ведомствами двух стран, как ранее это сделала Литва.

На этом поприще отличился не только министр Хельме. Антироссийскую риторику лидера EKRE поддержал глава МИД Эстонии Урмас Рейнсалу. Этот озаботился выдачей российских паспортов жителям Донбасса. В интервью местному изданию Eesti Päevaleht Рейнсалу заявил о своём намерении на ближайшей встрече министров иностранных дел Евросоюза поднять вопрос о введении новых санкций в отношении России. 

Недружественные к России поползновения эстонских радикалов не принесут благ прибалтийской республике. Она вряд ли может всерьёз рассчитывать на компенсации «за период советской оккупации» или владение «эстонскими землями» (на что намекнул в своём заявлении министр Хельме). Ультраправый крен эстонской демократии может только окончательно испортить отношения между странами.

Кому от этого будет хуже? В таллинских СМИ уже опасаются, что «Россия вполне может пойти на принцип, заморозив все оставшиеся экономические проекты с Эстонией, в том числе окончательно перенаправить транзит, не рассматривая нашу страну даже в качестве запасного коридора». 

Так предупреждают СМИ. Понимание того, что у большого соседа и большие возможности, пока не стало достоянием нового кабинета министров Эстонии…

Источник
15.05.2019

Геннадий Грановский





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта