Валерий Коровин: Евразийские стратегии (Россия - Турция) (12.04.2019)

Президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган провели в понедельник масштабные переговоры и встретились с ведущими представителями деловых кругов двух стран. Мы живём в торговом строе, где экономикой прикрывается всё — от прямой геополитической экспансии до откровенных военных авантюр, поэтому новый эзопов язык нынешнего мира — это язык экономики. «Большой брат» не приветствует, когда конкуренты говорят о чём-то, кроме экономики, за его спиной.
 
Об экономике можно сговариваться, а о стратегическом сближении, военном сотрудничестве, вопросах безопасности нельзя: в этом наши «партнёры» видят наибольшую опасность — для себя в первую очередь. Поэтому, как водится, и Путин с Эрдоганом отметили, что в основном обсуждали экономическую тематику. По словам президента РФ, переговоры были деловыми и конкретными, но и без споров обойтись не удалось.

Теперь же, отметив формальности, обратимся к самому главному. Турция, о чём прямо и косвенно свидетельствует множество факторов, уже приняла главное для себя решение. После неуклюжего, грубого и вероломного американского переворота июля 2016-го, чуть не стоившего Эрдогану жизни, Турции с США и НАТО больше не по пути. Конечно, сейчас кричать у каждого столба об этом нет смысла, ибо к реализации такого разворота нужно подготовиться, причём довольно основательно. В первую очередь — военным образом.

Турки, имеющие огромный военный опыт, чувствующие войну и умеющие хорошо воевать, прекрасно представляют себе, что такое безопасность, что такое оборона и даже что значит быть империей и осуществлять экспансию. Они на уровне подсознания понимают, что несёт в себе угрозу, а кто действительный союзник.

Решение о покупке российских зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф» — это только для внешнего наблюдателя торговая сделка, сформулированная эзоповым языком нынешнего торгового строя. В действительности же это геополитический выбор, смена стратегических приоритетов. И главная угроза, которая возникает у Турции в этот момент, — американские авиаудары и ракетные удары с авианосцев.

Вы скажете: как можно, ведь Турция — член НАТО? А смещать действующий законный режим с помощью атлантистских сетей Гюлена — это как, ничего для союзников по НАТО?

Турецкие власти и глазом не успеют моргнуть, как им прилетит — не за одно, так за другое. За «Турецкий поток», например, или кому-то в Вашингтоне не понравится, что турецкие войска уж больно резво крошат американских союзников — курдов — в Сирии, или торговые связи с Россией, в конце концов, кому-то не будут давать покоя, ведь они-то ввели против России санкции — как вы можете торговать?

А разговор у вашингтонских аутистов с подростковым сознанием, как известно, короткий: послать авианосцы, нанести удар «Томагавками», поднять в небо F-35. Кстати, США прекращают поставки Турции оборудования для истребителей F-35. Это, как говорится в официальном заявлении оборонного ведомства США, первый практический ответ на решение Анкары начать в октябре развёртывание российских зенитно-ракетных комплексов С-400. А знаете, какой последний ответ (он же, как правило, второй, максимум третий)?

Вот именно для этого Турции и нужны С-400. Не системы Patriot какие-нибудь, которые для отражения американских ударов не годятся, а именно те, у которых правильно настроена система «свой-чужой». А если придётся втягиваться и наносить ответные удары по авианосцам, с которых бывшие «союзнички» будут бить по Турции, то здесь вот как раз F-35 и пригодятся, их американские силы ПВО сбивать не смогут.

Конечно, все надеются, что до этого не дойдёт, но, когда имеешь дело с англосаксами, особенно имеешь их в «друзьях», тут уж нужно быть во всеоружии. При нынешнем стремительном падении ментального уровня у американских элит ожидать от них можно чего угодно. Обезьяна с гранатой — это как раз тот самый случай, и нужно быть готовыми к тому, чтобы гранату эту нейтрализовать.

Вторая тема — это стратегические ориентиры России и Турции, направленные на укрепление и реализацию евразийского блока, его противодействие атлантистской экспансии в Евразию и совместные действия по устранению тех проблемных точек, которые наделали глобалисты США за два последних десятилетия по всей Евразии. В первую очередь — сирийский очаг нестабильности, который стараниями России уже практически погашен, но всё ещё тлеет.

Остаётся пара вопросов, которые и стали ещё одной главной темой обсуждения Путина и Эрдогана. А именно — роль курдов и вопрос сохранения целостности сирийского государства. Понятно, что турки настрадались от национально-освободительной борьбы курдов, в том числе и на своей территории. Но нельзя и не считаться с тем, что курды — это народ со своими языком, историей, культурой, со своим логосом, в конце концов. И вот так просто взять и отмахнуться, сказать, что никаких курдов не существует, что все они террористы, — это не решение проблемы, но лишь попытка загнать её ещё глубже, а значит, усугубить.

Конечно, не все курды одинаково полезны. Некоторые из них сотрудничали и продолжают сотрудничать с глобалистами, в том числе и с американскими, получая от них оружие, боеприпасы, провиант и тем самым ставя себя в двусмысленное положение. Но, с другой стороны, курды воюют с ДАИШ (ИГ*) — этим порождением американской глобалистской политики по дестабилизации и разрушению Ближнего Востока, а враг моего врага — по логике войны мой друг.

Нельзя однозначно записывать во враги тех, кто борется с твоими врагами. Или тут не всё так однозначно? Тогда невольно возникает вопрос: кто для Турции больший враг — ДАИШ или курды? И это тоже тема для отдельного разговора. К тому же не только каждый человек, но и каждый народ имеет право на покаяние. Ну совершили курды ошибку, ну брали оружие и принимали советников от США. Но и турки тоже были союзниками США и даже членами НАТО, коими всё ещё формально пока и остаются. Всё это повод понять и простить друг друга, признать взаимные ошибки, обняться и начать жить мирно. Признать, что курды — это народ, который не может быть весь объявлен террористом, не может быть подвергнут тотальному геноциду, рассеян и ассимилирован, который сражается за свою идентичность и лучше умрёт, чем от неё откажется.

С другой стороны, признать, что Турция — это суверенное государство, отстаивающее свою целостность, и что бороться с ним, пытаясь оторвать кусок и создать на нём ещё один осколок, ещё одно национальное государство на европейский модернистский манер, да ещё и на деньги американских глобалистов, — занятие не только бесперспективное, но и подлое.

Не все народы имеют своё национальное государство, но все народы имеют свои права: жить по своим законам и традициям, говорить на своём языке, сохранять свою культуру и идентичность, пусть не в рамках светского государства-нации, но в рамках культурно-этнической автономии, например, — и в этом решение. Вот что является на сегодня второй важнейшей темой переговоров Путина и Эрдогана. А рост оборота помидоров, визы для туристов, среда для бизнесменов, газопровод и строительство АЭС — всё это, безусловно, очень важно для торгового строя, но не это войдёт в историю и будет оценено нашими потомками в России и Турции.

Евразийский блок, российско-турецкие военные стратегии, баланс безопасности, разгром гегемонии американских милитаристов, решение курдской проблемы на евразийских принципах прав народов — вот что делает сегодня историю будущего. Россия и Турция — стратегические партнёры по евразийскому блоку, от которых зависит мир и безопасность во всём регионе. И это главный итог нынешних переговоров Путина и Эрдогана.

Источник
12.04.2019

Коровин Валерий






Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта