Юрий Сергеев: Евровидение по-украински (25.09.2016)

Кощунство и балаган в святом месте
Решение об этом принято “Национальной телекомпанией Украины” (фактически – первым и единственным государственным телеканалом), Европейским вещательным союзом, киевской мэрией и Стокгольмом, “хозяином” предыдущего Евровидения 2016 года.

Можно заметить, что с организацией этого шоу “незалежной” хронически не везло. Когда немного утихли ура-патриотические восторги по поводу победы “нашей певицы Джамалы” (хотя она, вообще-то, своей песней действовала на руку не украинцам, сколько радикальной части крымских татар). Оказалось, что на голову горе-победителей свалилась куча проблем.

Неопределенность с финансированием, затруднение с выбором города, готового принять песенный конкурс – всё это заставило Европейский вещательный союз предъявить в начале сентября Киеву форменный ультиматум:  или определяйтесь с этими вопросами в течении недели, или право проведения Евровидения может быть передано другой стране. Конкретно – Австралии или России, чьи артисты заняли в Стокгольме второе и третье места. Но с учетом, что “пятый континент” находится, мягко говоря, далеко от Европы, реальным претендентом на замену Украины оказалась Российская Федерация.

Упомянутая европейская “оплеуха” чуть отрезвила украинские власти и те мигом сообщили, что город проведения Евровидения выбран. Им стал, как нетрудно догадаться, Киев, что, в свою очередь, вызвало целую волну возмущения  со стороны лоббистов обойденных кандидатов – Одессы, Днепропетровска и Львова.

Кто оплачивает музыку?

Разумеется, выбор столицы местом музыкального конкурса всех проблем не решил. Например, очень туманно выглядит ситуация с финансированием довольно дорогостоящего (как для “великой европейской державы”) мероприятия. Первоначально сообщалось,  что общие расходы на его проведения составят около 2,2 млрд. гривен – где-то под 85 миллионов долларов по нынешнему, часто прыгающему курсу украинской валюты.

Из них власти первоначально планировали выделить больше половины – 45 миллионов долларов. Но, в итоге, не потянули – и заложили в бюджет-2017 на конкурс почти втрое меньше – 17,5 миллионов американских денег.  Что, кстати говоря, намного больше, чем “кумиры Майдана” планируют выделить на достройку и оборудования республиканской детской больницы “Охмадет”.

Остальное ожидается получить от киевской мэрии (которая и так в долгах ввиду двукратного повышения цен на топливо для ЖКХ и катастрофического роста неплатежей от населения), а также от щедрых европейцев. Но последние предпочитают действовать по принципу “утром деньги – вечером стулья”, видимо, справедливо опасаясь, как бы их деньги банально не “распилили” самые демократические в мире “клептократы”. А потому обещают перевести целевой транш на Евровидение лишь после его гипотетического проведения, в июне 2017 года.

Так что, где Киев наскребет денежек до этого срока, и наскребет ли вообще – тайна великая. А потому, думается, России, всё же, надо иметь в виду, что её помощь европейцам может понадобиться – в случае, если “никогда-мы-не-будем-братьями” окажутся не в состоянии провести слишком уж дорогое для их “незалежных” карманов мероприятие.

Как святыню решили превратить в балаган

И вот теперь новый скандал, с намерением использовать в качестве “концертной площадки” древний киевский храм, построенный 980 лет назад великим князем Киевской Руси Ярославом Мудрым – где, кстати, покоится его прах. В связи с чем руководитель пресс-службы Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) Василий Анисимов уже заявил:

“Этого ни в коем случае делать нельзя, потому что это кощунство… Ведь на этой территории расположено огромное кладбище. В советское время могилы срыли, проложили газон и сделали дорожки. Но там был похоронен князь Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, а также выдающиеся горожане, киевские митрополиты. Не стоит устраивать пляски на костях, это аморально, должно же быть уважение к своим предкам”

Но украинские чиновники ничуть не смущаются вышеприведенными соображениями. Так, заместитель киевского мэра Алексей Резников считает:

“София Киевская сейчас не действует как храм – это музей. Поэтому мы не оскорбим никаких религиозных чувств верующих”

Всю лицемерность этого тезиса вскользь развенчал Василий Анисимов.

“Теперь храм превратили в музей. Нам заявляют, что богослужения нельзя проводить, якобы храм обвалится. Почти тысячу лет был действующим — не обваливался, а тут вдруг непременно разрушится. Получается, концерт там можно проводить, строить подземные парковки тоже дозволено, а вот использовать дом Божий по назначению нельзя”

Кстати говоря, опасения насчет угрозы нанесения вреда храмовому комплексу “многодецибельной” аппаратурой высказывают и профессиональные музейщики – в частности, директор музея-заповедника София Киевская Неля Куковальская.

“К нам приезжали представители оргкомитета конкурса, походили по территории заповедника, посмотрели. Я им четко сказала: никакой музыки, танцев, громких выступлений здесь быть не может! Мне кажется, что речь идет о закрытый VIP-прием для небольшого количества людей — это все, что может здесь быть. Собор не будет задействован для этого. Речь шла только о территории заповедника, и то событие должно длиться недолго — час или полтора”

Увы, Неля Михайловна сама признает, что со сценарием проведения Евровидения ее не знакомили – возможно потому, что его еще просто нет. Ну и потом, что для нынешнего режима снять слишком строптивого директора – если его позиция “угрожает национальным интересам Украины”? А проведение песенного шоу, конечно же, воспринимается официальным Киевом именно так – еще одна возможность привлечь к себе с каждым днем все более угасающее внимание Запада, смертельно уставшего от дикой коррупции и недоговороспособности украинских политиков.

Даром, что ли, “самосвяты” из никем не признанного мировым Православием “Киевского патриархата”, которому киевская мэрия недавно даже разрешила проводить богослужения в Софии, до сих пор, как в рот воды набрали, несмотря на намерение сотворить на их глазах невиданное кощунство? Конечно, если освящать геноцид мирных граждан Донбасса карателями, то и с превращением древнего храма в балаган можно смириться…

Богу – богово, кесарю – кесарево

Ведь на самом деле, ссылки на “музейный статус” того или иного культового сооружения в цивилизованном мире обычно не отменяет требования соблюдения элементарных принципов, принятых в той или иной религии. В Индии, например, туристы, заходящие в древние храмы, должны разуваться, женщины не должны носить коротких юбок, мужчины – шорт. Приблизительно такой же “дресс-код” (за исключением разувания) и при посещении православных храмов и святынь, таких, как, скажем, пещеры Киево-Печерской лавры, куда праздных посетителей тоже пускают, но не в откровенно же “затрапезном” виде?

В конце концов, на светские рауты не принято появляться в кроссовках и шортах, а в турпоходы не идут во фраках и вечерних платьях. Между тем, достаточно посмотреть лишь парочку фотографий, сделанных на прошлых “Евровидениях”, чтобы сделать вывод, как одевается тамошняя публика.

С давних времен есть четкое разграничение того, что можно делать в храме, для чего он предназначен, а для чего есть другие места. Даже если эти действия в целом и разрешаются для верующих. Так, в церкви могут благословить воинов на битву, но туда не принято входить с оружием, там венчают влюбленных, но познать друг друга им разрешается отнюдь не в священном месте. Потому что это – дом лишь для молитвы и богослужений.

К всевозможным зрелищам христианская церковь всегда относилась, мягко говоря, прохладно. От откровенного осуждения, как это было с языческим театром в первые века его существования, до минимального терпения на грани раздражения, как, скажем, с конскими забегами.

До недавнего времени понимание необходимости строгого разграничения “мирской” и “духовной жизни” существовало и на Западе, в том числе и в отношении храмовых сооружений. Но это раньше. А ныне в той же Европе, словно в СССР на волне максимального торжества воинствующих безбожников, превращавших церкви в клубы и склады, молитвенные сооружения все чаще перепрофилируются в ночные клубы  и пивные бары. Пусть даже не из-за насилия радикальных атеистов, просто из-за все большего охлаждения местных христиан к вере.

Да и как может быть иначе, если жалкие потомки рыцарей-крестоносцев, проливавших кровь за “святой Грааль” и “Гроб Господень”, ныне не способны навести порядок даже с агрессивными гостями из Ближнего Востока, зато агрессивная толерантность, замешанная на либеральном антихристианстве давно превратила Европу в арену торжества “голубых” ценностей.

Так чего ж удивляться, если вышеописанные европейские “ценности” ударными темпами внедряются в православной Украине. В конце концов, так ли уж эпатирующе будет выглядеть скакание на территории древней святыни какой-нибудь очередной “кончиты вурст”, если Киев уже давно принял на себя обязательства защищать права тех же содомитов?

Взвешено, подсчитано, измерено…

В заключении поневоле хочется вспомнить один знаменитый эпизод из Библии, когда-то популярный и в европейской литературе “пир Валтасара”. Так звали вавилонского царя, который однажды, пируя со своими гостями и наложницами, решил использовать в качестве обычной посуды священные сосуды, вывезенные ещё его дедом из Иерусалимского храма.

Во время веселой пирушки невидимая рука начертала на стене таинственные письмена. Царь в ужасе послал за пророком Даниилом, пользовавшимся большим уважением у отца и деда Валтасара, но попавшего в опалу после воцарения их недостойного потомка. Пророк Божий быстро разъяснил самодержцу значение и смысл огненных знаков. “Мене, текел, перес” – “исчислил Бог царство твое и положил конец ему; ты взвешен на весах и найден очень легким; разделено царство твое и дано Мидянам и Персам”.

Что и сбылось в туже ночь, когда Валтасар был убит, а Вавилонское царство навсегда прекратило свое существование, перейдя под власть более удачливых соседей.
25.09.2016

Юрий Сергеев
Источник: news-front.info




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта