Александр Буренков: Фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» и канонизация святых ХХ века (2004г.) (01.12.2004)

I. Вступление. Общая информация о Фонде «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви».



Фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» создан по благословению его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия в 1997 г. Всю работу фонда возглавляет игумен Дамаскин (Орловский), автор известного семитомного труда «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия», член Синодальной комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви.


 
Жития, опубликованные в этих книгах, легли в основу канонизации мучеников и исповедников на архиерейских Соборах в 1997 и 2000 годах.

Сама исследовательская работа по рассматриваемой теме началась ещё в конце 1970-х годов. За это время вокруг о. Дамаскина сформировалась группа учёных-исследователей, технических помощников, добровольцев. К середине 1990-х годов стала очевидной необходимость юридического оформления работы всей группы, деятельность которой приняла масштабы научно-исследовательского института. К этому времени было издано три тома. В день вручения игумену Дамаскину премии имени митрополита Макария (Булгакова) Святейший Патриарх Алексий благословил нас на создание Фонда.

На прошлогодних рождественских чтениях в докладе «Труд игумена Дамаскина (Орловского) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия»» мы сделали попытку раскрыть категорию «народная память» как инструмента самосохранения народа. Показали, что в случаях физического уничтожения целых социальных групп – носителей культуры народа, как это было во время репрессий 20-х – 30-х годов, войн, насильственной «прививки» чужой культуры, как это произошло в России в результате петровских реформ, в сознании народа образуется провал. В случае если народ не справляется с задачей восстановления исторической памяти о себе самом, то он неминуемо денационализируется и превращается в этнографический материал, растворяясь в другой, победившей его культуре.

Историческое значение труда игумена Дамаскина «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия» как раз и заключается в том, что оно решает задачу восстановления исторической памяти русского народа в целях его самосохранения.

Далее мы показали уникальность исследования в связи с его своевременностью: оно началось в конце 1970-х годов исследованием устного народного предания (опрос свидетелей гонений на Церковь 20-х – 30-х годов). Сегодня таких свидетелей практически не осталось в живых. То есть исследование такого рода невозможно повторить сегодня.

Показав далее, как в 90-е годы стало возможным дополнить работу архивным исследованием, мы сделали вывод о том, что труд «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия» представляет собой уникальный опыт исследования устного народного предания как источниковой базы изучения истории, а также опыт восстановления летописно-проложного метода изложения истории.

В настоящем докладе мы делаем попытку полней раскрыть названные выше положения и расскажем об истории исследования более подробно, чем это делалось раньше.

II. История исследования гонений на Русскую Православную Церковь.

II.1. Первый этап: исследование устного народного предания (c 1970 г. по начало 1990-х гг.).

Поскольку в 1970-е – 1980-е годы до 1991 г. все архивы режимных ведомств были закрыты, то любой исследователь истории XX века вынужден был производить личные расследования путём опроса свидетелей на местах самих репрессий, восстанавливая как общую картину исторических событий на исследуемой территории, так и историю конкретного человека.

Изучение истории гонений на Русскую Православную Церковь началось с окраин, где лучше всего сохранилось устное народное предание. Первая поездка состоялась в 1978 г. в Вологодскую область. При этом не использовалась никакая первичная письменная информация, полученная из каких-либо источников, за ее почти полным отсутствием по этой теме.

При отсутствии информации о жизни конкретных личностей, подвергшихся преследованиям со стороны властей, как отправной точки исследования, вставал вопрос о выборе конкретного региона в качестве объекта исследования. Вологодская область была выбрана неслучайно: это территория, незатронутая войной, массовыми переселениями, что давало надежды на большую результативность поисков свидетелей. Такой подход полностью себя оправдал.

II.1.1. Географический подход.

Первый вопрос всегда был общий – об исторической картине событий, происходивших в данном месте, о том, какую политику проводило государство на этой территории. В процессе бесед люди говорили о священнослужителях и мирянах, пострадавших от властей и разговор переходил к истории жизни конкретного человека.

Полнота изучения картины событий на данной территории даёт исследователю представление о действующих лицах этой территории: пострадавших, свидетелях, очевидцах, гонителях. То есть, именно последовательное применение географического подхода позволяло выявлять имена собственные всех исторических персонажей, оказавшихся на исследуемой территории: и живших на ней постоянно, и принудительно переселённых властями, и бежавших от голода. В результате находились свидетели событий, происходивших не на исследуемой территории, а на той, из которой они уехали; и наоборот, выяснялись обстоятельства мученичества не местных подвижников, а высланных из других мест.

Таким образом, географический подход позволил выстроить план персональных исследований. Но и в дальнейшем, когда уже стало понятно, о ком надо исследовать на данной территории, вначале выяснялся характер общей исторической картины. Географический подход никогда не игнорировался и на архивном этапе исследования, что в конечном счёте вылилось в формулирование принципа единого информационного поля взаимодействия субъектов событий, о котором мы рассказывали в докладе на прошлогодних чтениях.
Таким образом, с помощью этой методики (первичное исследование истории региона в целом, а потом конкретного человека) с конца 1970-х годов до начала 1990-х годов были произведены исследования на территории Нижегородской, Ивановской, Владимирской, Кемеровской, Воронежской, Ярославской, Тверской, Костромской областей, Краснодарского, Алтайского краев, Крыма, исследования в городах Житомир, Киев, Чернигов, Харьков.

II.1.2. Исследование устного предания.

Исследования на Украине, в Воронежской, Тверской области, Краснодарском крае выявили трудности общеисторического порядка, показали большую сложность в изучении устного предания. Выяснилось, что такие глобальные исторические события как гражданская война, Великая Отечественная война, насильственные переселения смещали местное население с насиженных мест и заменяли его на новое. Например, в Краснодарском крае казаки выселялись целыми станицами, а на их место вселялись другие, в основном с Украины. Естественно, переселенцы не могли свидетельствовать о событиях, происшедших на этой территории. Но они же являлись свидетелями событий на своих территориях. А переселённые казаки обнаруживались в других регионах. То есть, вместо исследования событий конкретного города, в который приезжали исследователи, приходилось опрашивать свидетеля, который переехал или был выселен из другой области; показания такого свидетеля ложились в план будущей поездки. Таким образом, нельзя в широкомасштабных исследованиях ограничиваться какой-либо первоначальной идеей, надо идти вслед за открывающимися фактами.

Можно выделить три порядка проблем сохранения устного народного предания, выявленных во время экспедиций:

-первый – массовое уничтожение населения в гражданскую войну;

-второй – периодически организовываемый советской властью голод;

-третий – Отечественная война 1941-45 годов. Там где были линии фронтов, вопрос исследования того, что было до войны, оказался очень затруднительным.

Самыми простыми для исследования были – Архангельская, Нижегородская, Вологодская области. Там свидетели не были стронуты со своих земель. Массы населения не были перемещены. Разумеется, население уходило на войну, но это несравнимо с принудительным массовым переселением. (Попробуйте восстановить историю дома, жильцов которого разом переселили; новые жильцы ничего вам не расскажут об истории этого дома; для решения такой задачи необходимо найти старых жильцов на новых местах проживания.)
Но в благополучных областях для исследования устного предания были обнаружены и исключения:
- так, в Великом Устюге Вологодской области происходило глобальное выселение по сословному признаку, поэтому тоже мало свидетелей гонений 20-30 годов.

II.1.3. Периодическая печать как вспомогательный источник информации.

В результате нескольких лет полевых исследований к середине 1980-х годов была накоплена достаточно большая база фактического материала, которая потребовала определённой систематизации, уточнения и проверки через сравнение одних и тех же событий в разных источниках. Архивы по-прежнему были закрыты для исследователей, поэтому пришлось прибегнуть к анализу всей доступной периодической печати тех лет. Речь не шла об изучении официальной прессы, так как она имела заведомо идеологизированный характер, что позволяло в лучшем случае установить лишь сам факт какого-либо события, который порастал ложной информацией.

В 1980 годах была поставлена задача проанализировать всю периодическую прессу на территориях, где была Белая армия.

Но и в этот период экспедиции на места гонений с целью опроса очевидцев не прекращались.

II.1.4. Роль церковных людей как хранителей исторической правды.

За время экспедиций в различные области нашего Отечества мы сталкивались с разными людьми (по своему социальному происхождению, образованию), которые были свидетелями событий многолетней давности. Именно церковные люди осознавали важность имеющейся у них информации, верили, что придёт время и эта информация будет востребована. Они понимали, что факты истории, знанием которых они обладали, и есть то самое устное народное предание, и сохраняли его бережно, оберегая от домыслов и приукрашиваний. Чем более зрелым является человек в своём духовном развитии, тем с большей ответственностью он относится к сохранению устного церковного предания, понимая, что и сам он является действующим персонажем истории. Это и есть настоящая духовная элита народа. Исследователю остаётся только бережно записывать факты, не добавляя ничего от себя. Таким образом, почти что 15-летний период экспедиционной деятельности с целью исследования устного церковного предания позволяет сделать вывод о возможности и необходимости использования его в качестве источниковой базы для написания истории. Этот вывод мы сделали потому, что важность хранения и передачи устного предания осознается национальной элитой народа самостоятельно, и сам этот факт существует независимо от исследователя, как объективная реальность.

II.1.5. Особенности исторического периода.

По прошествии некоторого времени стало понятно, что в существовавшей тогда тоталитарной системе предпринятое исследование устного предания об истории гонений было только и возможным на стыке эпох.

Можно считать, что на рубеже 1970-х – 1980-х годов заканчивался исторический период существования государства в формате политической системы советской власти, которая взяла на вооружение крайние западноевропейские формы социального переустройства общества, а именно: коммунистические, но не сумела их полностью реализовать на практике в силу инородности данной системы для русского человека. Такая «прививка», выражаясь языком нашего гениального русского учёного Николая Яковлевича Данилевского, могла закончиться удачно только в случае превращения народа в этнографический материал – в случае его денационализации или физического уничтожения. Но этого не произошло. Уже в 1918 г. русский народ возвращает институт Патриаршества после 200-летнего синодального периода, когда государство, по сути, управляло всей церковной жизнью. Этот подвиг русского народа и есть первая восходящая линия возвращения развития русской государственности к её самобытной народной основе.

Второй подвиг – победа в Великой Отечественной войне, победа народа, против которого собственное государство вело политику геноцида. Третий подвиг – подвиг православных мирян и священства, отстоявших Церковь как таковую в условиях гонений со стороны государства, сравнимых разве только с гонениями против первых христиан во времена Римской Империи.

Исследования устного предания проводились исходя из понимания, что архивы скоро откроются. Было ясно, что время опроса свидетелей является рубежным: решено было собирать только устные свидетельства, нарочито опуская сбор письменных источников, так как время для изучения письменных источников ещё не наступило, а период 70-80-х годов был последним, когда свидетели ещё были живы.

Но, что ещё более важно, – период 70-х – 80-х годов был и единственным периодом, когда можно было осуществить и само исследование устного предания. Как было показано выше, заканчивалась прежняя историческая эпоха. И хотя государство существовало в коммунистической политической системе, но внутри этой системы произошла смена поколений. К власти пришли чиновники, физически не связанные с организацией гонений, а поколение чиновников, напрямую связанных с историей гонений, или умерло или вошло в пенсионный возраст.

Поэтому, хотя государство и продолжало существовать в форме старой политической системы, предпринятое исследование уже не могло вызывать у исследователя страх неминуемого преследования со стороны властей. Действовавшие на тот момент государственные чиновники уже не ставили себе в качестве личной задачи организацию такого рода преследования, да и не имели на то соответствующих инструкций со стороны властей в отличие от их предшественников в 20-е – 30-е годы.

II.2. Второй этап: исследование архивных материалов (с 1990 г).

В 1990 году игумен Дамаскин стал трудиться в Синодальной комиссии по изучению материалов, касающихся реабилитации духовенства и мирян Русской Православной Церкви, пострадавших в советский период.

Выступление главы комиссии митрополита Владимира в средствах массовой информации получило общественный резонанс. В комиссию стали обращаться родственники репрессированных священников и мирян, которые тогда ещё боялись напрямую обращаться в органы КГБ. Таким образом, комиссия взяла на себя функцию посредничества между родственниками и органами безопасности.

В комиссии стали аккумулироваться как письма родственников, так и ответы органов госбезопасности. Вся информация заносилась на специальные карточки. Работа в комиссии помогала уточнять уже имеющуюся информацию, собранную за предыдущие годы работы, также выявлялись и новые персоналии.

Но эта работа не только не остановила экспедиции, но и дала новый план организации поездок: приходилось выезжать на места с целью опроса родственников, которые обращались в комиссию. Несколько лет ушло на работу с документами партийных архивов.

Благодаря знанию общей исторической картины, собранной за предыдущие годы полевых исследований, удалось достаточно быстро и эффективно решить поставленные задачи.

С осени 1991 в соответствии с ходатайством его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия началась работа с архивами КГБ.

В те годы местные прокуратуры обращались к Церкви с некоторыми вопросами. Так произошло со списком реабилитированных в количестве 15 000 человек по Тверской области. Из этого общего списка всех пострадавших от советской власти нами были выбраны 1500 священнослужителей и православных мирян. Этот список нами был передан в Тверскую епархию, которая представила его в Синодальную комиссию.

С декабря 1996 года) игумен Дамаскин стал трудиться в Синодальной комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви.

Таким образом, в результате многолетней исследовательской работы были подготовлены материалы и жизнеописания 474 новомучеников и исповедников, канонизированных на архиерейских соборах 1997 и 2000 годов: для Тверской епархии – 115, Ивановской – 40, Пермской – 85, Воронежской – 14, Омской – 4, Барнаульской – 5, Белгородской – 16, Вятской – 1, Красноярской – 4, Нижегородской – 44, Рязанской – 13, Самарской – 9, Вологодской – 12, Московской – 110, Крымской – 1, для Одесской епархии – 1.

II.3 Мученичество за Христа и критерии канонизации.

В уголовном праве, как системе наказания, есть понятие преступления против государства, которое не обязательно связано с действительным сопротивлением (вооруженным восстанием и т.п.). Так бывает, когда государство начинает вести войну против каких-то категорий своих собственных граждан.

Так в Римской Империи, преступлением против кесаря считался сам факт принадлежности к Христианской Церкви. Языческая вера была частью государственной системы. Считалось, что христианская вера, отвергая языческих богов, выступала и против государства. Поэтому римляне законодательно признавали Церковь антигосударственной организацией, сам факт принадлежности к которой карался смертью. Для следствия достаточно было положительного ответа подсудимого на вопрос «ты христианин?», чтобы предать его казни.

В ХХ веке в коммунистической России дело обстояло несколько сложнее по процедуре, но точно так же по сути. Христианство не было объявлено вне закона, конституция предусматривала свободу отправления культа. Но война против Церкви была объявлена, о чем свидетельствуют многочисленные документы высших органов власти. Анализ следственных дел показывает, что следователи вначале интересовались какую социальную нишу занимал подследственный. Если оказывалось, что тот связан с Церковью, то от него требовали лжесвидетельств на себя или на других людей, что они являются членами преступной церковной организации, которая ведёт борьбу против советской власти.

Таким образом, если в римском праве вначале преступной была признана сама Церковь, и казнили по принадлежности к ней, то в советское время требовалось, чтобы человек признал, что и он сам, и Церковь являются антигосударственной силой.

На самом деле не было никакого сопротивления государству со стороны Церкви. Но безбожное государство, объявившее в качестве практической задачи строительство «земного рая» (коммунизма), обожествившее своих вождей, не могло смириться с существованием Православной Церкви, которая призывает верующих к раю небесному, отрицая возможность его построения в условиях земной жизни.

Таким образом, в результате изучения устного предания и архивов, длившегося 25 лет, стало возможным восстановление всей картины гонений на Русскую Православную Церковь.

Русская Православная Церковь впервые в своей истории столкнулась с самим фактом мученичества за Христа и проблемой канонизации мучеников. Вселенская Церковь имеет такой опыт канонизации, связанный с мученической смертью первых христиан во время римских гонений.

Подследственный мог прекрасно вести себя на следствии, не быть лжесвидетелем на себя и близких, но, вызванный в качестве свидетеля, мог свидетельствовать против другого человека ложно, или вообще войти в тесное сотрудничество со следствием. Но, как известно, репрессивная машина в тридцатые годы уничтожала и своих сотрудников. Поэтому сам факт казни не может являться исключительным свидетельством мученичества за Христа. Основным критерием канонизации является праведное, достойное подражания житие христианина. Исследователю для решения вопроса о наличии данного основания канонизации необходимо обеспечить всю полноту сбора информации о человеке:

- необходимо выявить и изучить все следственные дела, касающиеся самого человека;

- необходимо иметь независимый доступ ко всем следственным делам на исследуемой территории;

- необходимо точно выявить, не мог ли этот человек являться сам сотрудником репрессивного аппарата; а именно эта информация недоступна;

- выявить, что человек не состоял ни в каких расколах;

- выявить, что он не лжесвидетельствовал на себя и близких;

- действительно принадлежал к Православной Церкви.

II.4. Третий этап исследования – исследование гонений на Православную Церковь в Московской Епархии.

С таким пониманием постановки исследовательской задачи подошли мы к началу работы по Московской епархии.

Этот этап работы мы выделяем в самостоятельный этап исследования. Работу по Московскому региону исследовательская группа под руководством игумена Дамаскина начала в 1999 г.

Работа проведена не только в ГАРФе, но и в других архивах, которые могли иметь информацию по нашей теме: РГИА, ЦИАМ, ЦГАМО и других.

В ГАРФе просмотрено 96 000 дел фонда № 10035.

При этом исследование ведётся не только по репрессированным, но и составляется полный список всех свидетелей по всем процессам, выявляются лица, которые в одних делах проходят как обвиняемые, а в других как свидетели.

Исследуется все время гонений, начиная с 1918 года и заканчивая началом 1950-х годов.

Этот этап работы мы рассчитываем завершить через два года.

Результат работы этого этапа представляется в новой серии книг «Жития новомучеников и исповедников российских Московской епархии», три из которых уже изданы.

II.5. Обретение мощей.

Отдельно стоит остановиться на работе по обретению мощей. Это один из практических результатов исследования наряду с представлением материалов для канонизации и изданием книг.

II.5.1. Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской.

В 1993 году по благословению Тверского архиепископа Виктора были начаты работы по изучению возможности обретения мощей священномученика Фаддея. 26 октября этого же года обретение состоялось.

Предварительное исследование места захоронения было проведено в 1980-е годы.

II.5.2. Священноисповедник Виктор (Островидов), епископ Глазовский.

1 июля 1997 г. по благословению вятского архиепископа были обретены мощи священноисповедника Виктора. Само исследование по поиску места захоронения было проведено в середине 1980-х гг., в результате которого и была найдена могила.

II.5.3. Священномученик Пётр (Зверев), архиепископ Воронежский.

История обретения мощей священномученика Петра очень поучительна как иллюстрация достоверности изучения устного предания.

Источником, побудившим отправиться в первую экспедицию на остров Анзер Соловецкого архипелага в 1986 году, стали свидетельские показания некоей монахини, которая участвовала в погребении владыки. Эти воспоминания записала монахиня Серафима (Булгакова), духовная дочь владыки Петра. Согласно этому источнику он был похоронен напротив алтаря Воскресенского храма на острове Анзер.

В 1990 годах были опубликованы исследователем Одинцовым воспоминания архимандрита Феодосия (Алмазова), рукопись которых хранилась в Пражском архиве, который после 1945 года был вывезен в Россию. Его свидетельские показания совпадали с показаниями, записанными монахиней Серафимой. Это свидетельства двух людей, которые впоследствии никогда не встречались. При такой достоверности свидетельских показаний встал вопрос нравственного порядка. Если церковные люди сохранили это свидетельство, считая его важным, то надо быть достойными их веры, войти в их веру, исполнить свой христианский долг. В результате была организована экспедиция на остров Анзер по благословению его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия, которая и привела к положительному результату 17 июля 1999 г.

II.5.4. Священноисповедник Агафангел (Преображенский), митрополит Ярославский.

Могила священноисповедника Агафангела была известной и почитаемой в Ярославле. Но в конце 70-х в начале 80-х годов могильная плита была сдвинута. У церковной общественности появилось сомнение в том, находится ли в ней исповедник. Могила пришла в забвение. Так как были живы еще свидетели захоронения, то в 80-х годах удалось реконструировать подробности захоронения. Могила была очищена от мусора и установлено, что владыка Агафангел почивает на своём месте.

И в 1998 году были обретены мощи священноисповедника Агафангела.

II.5.5. Мученицы Евдокия, Дарья, Дарья, Мария.

В 2000 г в июне были обретены мощи мучениц Евдокии (Шиковой), Дарьи (Тимолиной), Дарьи (Сиушинской) и Марии.

II.5.6. Священномученик Константин (Голубев)

20 ноября 1995 года как результат предварительных исследований были обретены мощи священномученика Константина (Голубева), пострадавшего в г. Богородске (ныне – Ногинск) Московской епархии.

III. Начало просветительского этапа работы Фонда.

В настоящее время ведётся подготовительная работа по изданию житий мучеников и исповедников Русской Православной Церкви ХХ столетия в формате традиционного месяцеслова.

Собираются материалы для телевизионной духовно-просветительской программы о русских святых, в большей степени о новомучениках.

Изданы два тома духовного наследия священномученика Фаддея, работа владыки Амвросия (Полянского). Готовятся к изданию два тома духовного наследия священномученика Андроника. В 2004 году будут выпущены две книги житий мучеников и исповедников московской епархии.

Учитывая резонанс чтений игуменом Дамаскиным своих книг на радио Радонеж, мы посчитали уместным приступить к выпуску ещё одного варианта собрания житий – в звуковом формате - на аудиокассетах. Только что выпущена первая аудиокассета серии – с житиями новомучеников, память которых совершается Церковью в январе.

Нами создан Интернет ресурс, содержащий в электронном виде все 7 книг игумена Дамаскина с фотографиями, полное собрание жизнеописаний мучеников московской епархии, книги серии «Духовное наследие мучеников и исповедников Русской Православной Церкви», статьи и исследования по новейшей истории Русской Церкви, кино- и видеофильмы производства Фонда в сжатом формате и другие материалы. Причём наш сайт разработан таким образом, чтобы выполнять функцию справочно-информационного пособия, в котором наиболее достоверно, полно, своевременно и удобно отражалась бы вся информация, касающаяся прославления новомучеников и исповедников российских.

Как видно из всего изложения, исследовательский этап работы подходит к своему логическому завершению. Сегодня перед церковной общественностью стоит задача освоения дарованного нам Господом духовного богатства.

Обращаемся, прежде всего, к учителям воскресных и православных школ с предложением о сотрудничестве. Обращаем ваше внимание на возможность и необходимость использования житийной литературы не только в целях христианского воспитания молодёжи, но и в целях использования её в качестве хрестоматий по изучению истории Отечества; до некоторой степени такая литература компенсирует дефицит учебников по истории.

 

РОФ «Память мучеников и исповедников РПЦ» – «ТРУДЫ. Выпуск 1. Новомученики ХХ века». Москва, ООО «Издательство Булат», 2004 с. 42-45.

 
 

01.12.2004

Буренков Александр
Директор Института русско-славянских исследований им. Н.Я. Данилевского, главный редактор газеты "Гражданин-созидатель", предприниматель





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта