Максим Исаев: Франция и ФРГ решили пойти против ЕС? (Франция - НАТО) (05.03.2019)

Европейскому союзу не следовало бы передавать национальным правительствам контроль над антимонопольной политикой европейского блока.
В прошлом месяце Европейская комиссия заблокировала соглашение о слиянии немецкой Siemens и французской Alstom, в результате которого в ЕС мог бы появиться новый железнодорожный гигант. Решение Европейской комиссии стало настоящим ударом для обеих компаний. С серьёзным препятствием также столкнулись правительства Германии и Франции, которые решительно поддержали сделку между Siemens и Alstom, пишут Жан Тироль и Патрик Рей в статье для издания Project Syndicate.

Решение Европейской комиссии не устроило правительства Франции и Германии, поэтому теперь они хотят переписать европейские правила слияния крупных компаний, чтобы у государств-членов появились новые возможности для защиты будущих слияний. Несмотря на то, что всё это может показаться очень заманчивым, Европейскому союзу не следовало бы передавать национальным правительствам контроль над антимонопольной политикой европейского блока.

Сторонники слияния Alstom и Siemens заявили, что создадут европейского железнодорожного гиганта по производству скоростных поездов, который мог бы конкурировать с китайской корпорацией CRRC, работающей на большом и в основном закрытом внутреннем рынке КНР. Сторонники слияния предупредили, что вскоре CRRC может увеличить своё присутствие в Европе. Слияние Alstom и Siemens неизбежно привело бы к росту конкурентоспособности железнодорожной отрасли ЕС на мировом рынке. В конце концов, Alstom и Siemens уже заняли лидирующие позиции на своих национальных рынках систем железнодорожной сигнализации и высокоскоростного подвижного состава.

Слияние назвали Railbus в попытке провести параллель с созданием европейского производителя самолетов Airbus в 1970 году. Однако тогда Airbus был всего лишь одним из конкурентов компании Boeing, которая в то время была чуть ли не монополистом на рынке коммерческой авиации. Что касается слияния Alstom и Siemens, то оно могло бы привести к сокращению количества игроков в европейской железнодорожной отрасли.

Европа должна осознать весь масштаб вызова со стороны КНР и США. В число 20 крупнейших мировых компаний в сфере высоких технологий входят именно китайские и американские компании. Понятно, что Alstom и Siemens разочарованы отсутствием доступа к огромному рынку высокоскоростных железнодорожных перевозок в КНР, однако существуют процедуры урегулирования споров во Всемирной торговой организации. ЕС также мог бы использовать свою торговую политику для поддержки Alstom и Siemens, вместо того чтобы ослаблять конкуренцию.

Тем не менее 19 февраля 2019 года министры экономики Франции и Германии объявили о разработке совместного плана по пересмотру правил слияния в ЕС с целью создания европейских промышленных гигантов. Однако требование, в рамках которого Европейская комиссии должна уделить внимание расширению глобального присутствия европейских компаний, может войти в противоречие с её обязанностью защищать граждан ЕС. В конце концов, Европейская комиссия заблокировала сделку между Alstom и Siemens в первую очередь из-за серьёзных опасений, что слияние двух компаний приведёт к повышению цен на системы железнодорожной сигнализации и высокоскоростные поезда.

Франция и Германия хотят предоставить государствам-членам право отменять антимонопольные решения Европейской комиссии только в «определённых случаях». Однако у национальных правительств может возникнуть соблазн, поскольку не исключено широкое толкование «определённых случаев» для обеспечения слияния крупных компаний. Чтобы этого избежать, нужно, чтобы последнее слово всегда оставалось за комиссаром по вопросам конкуренции и генеральным директоратом ЕС по вопросам конкуренции.

Есть несколько факторов, которые нужно учитывать. Во-первых, политики всегда подвергаются интенсивному лоббированию со стороны крупных фирм и отраслевых организаций, заинтересованных больше в ограничении конкуренции, чем в её поощрении. Во-вторых, даже если бы выборные должностные лица дали отпор такому лоббированию, совсем не обязательно, что они могли бы принять более эффективные решения, чем власти ЕС. Например, в состав генерального директората ЕС по вопросам конкуренции входят около 30 кандидатов наук, специализирующихся на вопросах конкуренции. Маловероятно, что немецкие, французские и другие национальные правительственные министерства ЕС захотели бы и смогли создать столь многочисленную экспертную группу на местном уровне.

Наконец, утверждение о том, что антимонопольный орган ЕС слишком назойлив, является необоснованным. Всё совсем наоборот. Европейская комиссия поддерживает большую часть слияний. Например, в 2018 году Европейская комиссия безоговорочно поддержала 370 слияний, а в остальных 23 случаях компаниям пришлось выполнить ряд требований, однако это не заняло больше месяца. Европейская комиссия заблокировала только два слияния в 2017 году, ни одного в 2018 году и менее 30 слияний с момента принятия регламента ЕС о слияниях в 1990 году.

Политическое разочарование, вызванное в связи с отказом Европейской комиссии утвердить одну-единственную сделку по слиянию, — это не повод для подрыва деятельности независимого европейского органа. Лучшим выходом из ситуации является ставка на успех, достигнутый в Южной Корее и США. Эти страны сосредоточены на разработке технологий XXI века. Такой подход, не противоречащий политике ЕС в сфере конкуренции, поможет сделать европейскую промышленность более продуктивной и конкурентоспособной на мировом рынке. Однако нельзя, чтобы отдельные европейские политики получили возможность блокировать антимонопольные решения.

Источник: http://www.iarex.ru/articles/64972.html
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
05.03.2019

Максим Исаев





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта