Валерий Емельянов: Гаджеты стали признаком бедности, а живое общение – атрибутом богатства (Общество) (30.03.2019)

Гаджеты стали признаком бедности, а живое общение – атрибутом богатства. В США провели ряд исследований, подтвердивших, что устройства ломают жизнь целого поколения. Дети, выросшие на современных технологиях, оказались полностью лишены тех качеств, которые делают людей успешными. Зато дети богатых людей все чаще ходят в сады и школы, в которых гаджетов нет вообще. Родители платят большие деньги за простые игрушки и живое общение. Это полностью противоречит современным трендам. В Интернете сегодня можно научиться всему. Но насколько качественно это образование?
Дети богатых американцев, сделавших состояние на гаджетах и программных новинках, сами ими почти не пользуются. Элита Кремниевой долины ограждает своих чад от гаджетов – вплоть до того, что не отдает их в сады и школы с программой цифрового обучения. Негласный бойкот устройств долгое время считался причудой богатых. Но теперь появились исследования, которые утверждают, что “выросшие на гаджетах” дети в каком-то смысле обречены на неудачи. Например, у них хуже развиваются речевые навыки и так называемый социальный интеллект, а значит – и умение управлять людьми. Возможно, из-за этого в последнее время отказ от технологий превратился в признак высокого статуса. В среде богатых американцев отсутствие смартфона и аккаунтов в соцсетях – правила хорошего тона. Все важные дела обсуждаются только при личной встрече. Тренеры – только персональные, воспитатели и учителя для детей – только в аудитории, живое общение – обязательно. Это во многом оправдано, говорит руководитель исследовательского портала Superjob.ru Наталья Голованова. Невозможно вырастить лидера, если ребенок вечно утыкается в экран.

ГОЛОВАНОВА: Говорят же, что у состоятельных и состоявшихся людей дома не телевизоры, а библиотеки. Чем больше доход у человека, тем больше он стремится получать услуг, в том числе образовательных. Но не с помощью гаджетов, не онлайн, не через Интернет. Если говорить о каких-то бизнес-компетенциях, то это на 100% правильное утверждение. По крайней мере для менеджерских позиций это верно.

Эти запреты идут вразрез с мировым трендом, по которому онлайн-образование (наряду с телемедициной) считается чуть ли не главной технологий ближайшего будущего. В пользу онлайн-обучения говорит то, что оно гораздо дешевле. Как и все оцифрованные услуги, оно универсальное, простое в использовании и максимально доступное. Некоторые американские вузы заменяли свои лекции на онлайн-курсы звездных профессоров из других учебных заведений. Аналогично – в школах: рабочее время учителей все чаще заменяют “экранными уроками”, которые включают через проектор прямо в школе или задают посмотреть дома. В ряде штатов есть детские сады вообще без игрушек: дети приходят с планшетами и коротают время под присмотром воспитателя, пока за ними не вернутся родители. Это поколение детей, многим из которых предстоит получить свой первый аттестат, а затем и диплом, вообще не выходя из дома. Но насколько качественными будут такие специалисты – это большой вопрос, рассуждает председатель Общества защиты прав граждан в сфере образования Виктор Панин.

ПАНИН: Однозначно на этот вопрос вам не ответит ни один эксперт. Качество онлайн-образования в последнее время растет. И будущее, безусловно, диктует свои правила. Все больше в повседневную жизнь внедряются гаджеты и программные продукты. Все это вызывает изменения и в сфере образования. Но делать крен в эту сторону я не намерен. Скажу, что пока рано говорить о конкурентоспособности дистанционных форм обучения в сравнении с традиционными.

В России онлайн-обучение пока сильно ограничено. Отучиться в школе, а затем и в вузе, вообще не посещая занятия, невозможно. Но можно получить отдельные навыки, теоретическую базу для новой профессии или повысить квалификацию. Правда, и здесь тоже не все однозначно. Российские вузы охотно загружают в Интернет короткие курсы и целые специализации от своих лучших преподавателей по всем предметам, какие только есть: лекции, дополнительные материалы, проверка знаний – все онлайн. В ряде зарубежных вузов можно по скану загранпаспорта, ни разу не выезжая в кампус, получить даже полноценный диплом о высшем образовании (бакалавра или магистра). Но проблема в том, что цифровые сертификаты и дипломы пока не имеют большого спроса у работодателей. Онлайн-обучение полноценно воспринимается в основном в IT-среде. Также относительно успешно изучают иностранные языки. Сейчас это – самые востребованные дистанционные программы. Они улучшают словарный запас и знание грамматики через игровые интерфейсы и дают возможность сэкономить на репетиторе – по видеосвязи общение с учителем стоит дешевле. У этих сфер определенно есть будущее, говорит директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.

АБАНКИНА: Здесь огромный потенциал. Есть возможности подключиться в любое время, выбрать любое время – все очень гибко. Преимуществ у онлайн-обучения немало. Но главное, пожалуй, – это самоорганизация и самостоятельность. Это – залог успеха. И там как раз нет никакого давления, никакой обязательности. Это абсолютно добровольное участие. В получении этих навыков, подтвержденных сертификатом, заинтересован только тот, кто самообучается.

Все это звучит оптимистично, если только не учитывать, что гаджеты при использовании (для обучения или развлечения – неважно) вызывают нездоровую привязанность. Одна из причин этого в том, что разработчики сознательно применяют нейротехнологии, направленные на удержание пользователя с первых минут на максимально долгий срок. Например, при изучении языков очень распространены типичные для социальных сетей триггеры: накопление “лайков”, “уровней”, поощрений, цель которых в том, чтобы превратить процесс в удовольствие. Но в конечном итоге для пользователей это выходит боком. Избыток гаджетов дома и на работе приводит к падению качества и учебы, и труда, к усталости и даже проблемам со здоровьем. Недавнее исследование на эту тему показало, что самые молодые работники – в возрасте до 25 лет – хронически страдают от подобных проблем. Причем, если в начале века усталость от гаджетов фиксировалась у десятой части молодых работников, то сегодня – уже у каждого пятого.

Источник
30.03.2019

Валерий Емельянов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта