Александр Буренков: Главное препятствие роста российской экономики – катастрофическое падение платёжеспособного спроса граждан в результате «антиинфляционной» политики Центробанка по сжатию денежной массы (27.01.2018)

Первенствующая роль денег в современной экономике, построенной не на натуральном хозяйстве, а на развитом товарно-денежном обращении ещё не осознается обществом в достаточной степени. 
Только в последнее время, пройдя через череду кризисов, бизнес и научное сообщество начали говорить о нехватке денег в экономике страны и объяснять её искусственной привязкой эмиссии рубля к количеству наличествующих в стране американских долларов. В значительной степени эта  проблема становится понятной благодаря гражданской позиции академика Глазьева и профессора Катасонова.

Гражданское общество России должно сосредоточить своё внимание на денежной проблеме и потребовать от государства решить её.

Мне бы хотелось развить данную тему, сделать её ещё более понятной для широкой общественности, для простых граждан, показать, что без решения проблемы денег все остальные меры по стимулированию роста экономики будут в лучшем случае малоэффективны, но с большей вероятностью – бесполезны. Гражданское общество России должно сосредоточить своё внимание на денежной проблеме и потребовать от государства решить её.

Чтобы понять роль денег в нашей жизни, вернёмся мысленно в начальный этнографический период истории народа, когда люди преимущественно удовлетворяли свои нужды в предметах первой необходимости путём непосредственного их добывания у природы: разведением домашнего скота, сеянием зерновых, выращиванием овощей, сами строили себе жильё, сами изготавливали орудия труда, сами шили одежду и т.д. Потребление результатов своего  труда   также происходило непосредственно, то есть без опосредования процессом денежного обмена. Ещё недавно в СССР доля натурального производства овощей, особенно картофеля, на дачах и в личных подсобных хозяйствах была очень значительной. А в те давние времена хозяйство было преимущественно натуральным.  Благосостояние народа напрямую зависело от его трудолюбия. Естественно, и от навыков, ремесленно-технических достижений, торговли с соседними территориями и т.д. Но на первом месте стоит трудолюбие: количество и качество затраченного на удовлетворение своих нужд труда; все остальные факторы являются его следствием.

Труд является источником благосостояния народа.  Конечно, есть ещё один источник – захват имущества других народов военным путём. Но этот источник благосостояния в исторической перспективе может быть эффективным только в случае, если он дополняет собственную экономику, то есть результаты труда собственного народа.

Благосостояние граждан России никогда не строилось на чужеземных завоеваниях

Примером может служить история Монгольской империи, которая не смогла выжить в связи с преобладанием внешнего источника благосостояния путём военных завоеваний. С другой стороны, западная цивилизация демонстрирует высокую живучесть: в её истории военные завоевания всегда строились на трудолюбии своих народов, дополняли внутренние процессы, создающие большой внутренний спрос. Колониальные же завоевания способствовали дополнительному  его росту.

В целях нашего мысленного эксперимента и в связи с тем, что нас интересует наша Родина – Россия, благосостояние граждан которой никогда не строилось на чужеземных завоеваниях, а только на трудолюбии своего народа, остановимся именно на этом утверждении: труд граждан – источник благосостояния граждан.

Это означает, что в условиях преимущественно натурального хозяйства сама семья как первичная хозяйственная ячейка, сам человек решали, сколько труда потратить на удовлетворение своих потребностей и рост своего благосостояния. Возможно, этот начальный этап истории народа является на самом деле высшей точкой реализации либеральной идеи.

Всё изменилось с переходом к товарно-денежной экономике. Пропустим все переходные периоды и посмотрим внимательно вокруг: современный человек потерял право и саму возможность  самостоятельно решать, что ему произвести непосредственным образом или добыть для удовлетворения своих нужд. Сложный общественно-экономический механизм, основанный на машинном производстве, разделении труда, товарно-денежном обмене требует от него узкого навыка в той или иной сфере, то есть узкоспециализированной профессии.

В условиях товарно-денежной экономики государство ответственно за трудоустройство граждан и их возможность конвертировать заработанные деньги в предметы/удобства/услуги, обеспечивающие им достойную жизнь

Современному человеку нужна работа где-то на стороне, вне его домохозяйства, от наличия такой работы зависит его благосостояние. За часы, которые современный человек проводит на работе, выполняя свои обязанности, он получает заработную плату наличными или электронными  деньгами.

Государство в его глазах является гарантом того, что деньги, эти условные значки, он сможет обменять на предметы, необходимые ему  для удовлетворения своих потребностей. При этом гражданин,  если он будет хорошо трудиться и получать зарплату,  имеет право рассчитывать на следующее: 1) что он сможет обменять заработанные деньги на то количество товаров и услуг, которые ему обеспечат ожидаемый им уровень жизни, адекватный его профессии и затраченному времени; 2) что на рынке всегда будет необходимое  количественное предложение этих самых товаров и услуг; 3) что цены будут стабильны; 4) что  он сможет всегда найти работу, но  желательно по своей профессии, да ещё и недалеко от места проживания.

В этом перечне условий удовлетворения своих потребностей при условии хорошего отношения к труду полностью от гражданина ничего не зависит. Само устройство  на работу зависит от него только отчасти, так как связано  со спросом именно на его профессию в месте проживания. Если рассматривать человека трудолюбивого, обладающего нужной профессией, то при прочих равных условиях можно сказать, что и устройство на работу от него не зависит, а зависит от внешних факторов. Допустим, гражданин согласен искать работу по всей стране и согласен на любую работу, а не только в месте проживания и не только по профессии. Сразу становится очевидным, что трудоустройство, то есть возможность добывания средств удовлетворения своих нужд, от гражданина вообще не зависит, а зависит от состояния всей экономики (забегая вперёд, скажем: состояние экономики зависит в первую очередь от адекватного насыщения экономики денежной массой). Также от человека не зависит ценообразование в магазинах, от стабильности цен зависит осуществление ожиданий работника, получившего зарплату за свой труд. Современный человек, став гражданином своего государства в результате выбора когда-то его предками именно этой, государственной, формы общественного устроения, оказывается, лишился возможности самому решать, как ему удовлетворять свои нужды. Это за него делает внешняя среда. Возможно, в этом  заключается секрет живучести анархических теорий, не признающих государства в принципе.

Далее, если подняться на уровень выше отдельного работника, на уровень предприятия, которое даёт ему работу, можно увидеть аналогичную картину. Специализация предприятия на производстве чего-то конкретного – это аналог профессии человека.  Спрос на продукцию предприятия полностью от предприятия не зависит. Допустим, сама продукция нужна обществу, оно испытывает естественную потребность в ней, допустим – качество отменное, допустим – прочие условия соблюдены самим предприятием, но покупатель (другое предприятие, которое тоже производит нужную обществу продукцию, соблюдая прочие равные условия) должен обладать денежными средствами, чтобы рассчитаться за него. И первое предприятие, чтобы произвести нужную для второго предприятия продукцию, должно обладать деньгами. В конечном итоге, производство товаров и услуг в системе «бизнес для бизнеса» замыкается на предприятия, производящие товары и услуги непосредственно для населения, которое тоже должно обладать деньгами.

Конечным логическим итогом нашего рассуждения неизбежно становится вывод: все трудящиеся субъекты экономики предприятия и их работники  должны обладать необходимой денежной массой, способной обслужить этот сложный, основанный на денежном обмене, процесс  удовлетворения современным обществом своих потребностей.

В таком случае встаёт вопрос: откуда деньги берутся в экономике? Кто отвечает за соответствие объёма денежной массы в экономике страны её необходимому уровню, способному обеспечить этот сложнейший процесс обмена узкоспециализированного труда на необходимые человеку товары и услуги? Известно, что эмиссия денег и насыщение ими экономики страны – это исключительное право и обязанность государства. И государство следит за тем, чтобы никто не вздумал выпускать свои деньги.

Из «новостей» мы недавно узнали, что в Егорьевске судили фермера за выпуск «суррогатных денег», т.н. «колионов» – по названию деревни Колионовка. Бедолаге фермеру надоела нехватка денег у своих контрагентов, которые за его гусей предлагали постоянно то солярку, то дрова.

В Егорьевске судили фермера за выпуск «суррогатных денег»

Фермер выпустил свои расписки, привязав их к стоимости одного гуся. Эксперимент получился в микроскопическом масштабе, но государство увидело в этом посягательство на свои монопольные эмиссионные права. А вот о хронической нехватке денежной массы в экономике страны мы из сводок новостей центральных каналов информации не получаем.

Именно громадная нехватка денег в товарно-денежном обращении является главной проблемой экономики России, потому что именно она в первую очередь влияет на платёжеспособный спрос населения, который остаётся очень низким и не даёт экономике страны возможности для расширенного воспроизводства. Это утверждение основано как на личном предпринимательском опыте автора статьи, так и на изучении вопросов истории и теории денег.  Только решение проблемы адекватного насыщения экономики страны деньгами может дать импульс решению всех остальных проблем!

На современном этапе, когда опасность дальнейшего территориального распада исторической России в целом преодолена, когда на внешнеполитическом поприще Россия вновь заявила о себе как о суверенном государстве, первостепенную важность приобретают вопросы внутренней политики, прежде всего, экономические. Движение в сторону размежевания граждан на сверхбогатых и бедных с явно наметившейся тенденцией уничтожения среднего класса должно быть осознано Верховной властью как гибельное для России, для всех её граждан, независимо от материального состояния. В результате, должна быть принята адекватная программа экономического развития.

Размежевание граждан на сверхбогатых и бедных с явно наметившейся тенденцией уничтожения среднего класса должно быть осознано Верховной властью как гибельное для России

На первом месте программы «Новой экономической политики» в качестве «главного звена» должна стоять идея суверенной денежной политики, идея восстановления платёжеспособного спроса населения за счёт достижения необходимого уровня насыщения экономики деньгами во всех её отраслях и уголках, где ещё сохраняется желание к труду. Все остальные идеи (налоги, кредиты, льготные вычеты, зоны опережающего развития и т.д.) должны быть признаны вторичными по отношению к идее суверенной денежной политики, целью которой должен быть рост благосостояния граждан, а не уменьшение инфляции (что сегодня составляет основное содержание политики ЦБ).  Только возврат к суверенной денежной политике даст необходимый импульс к решению всех остальных проблем экономики.

Если исходить из того, что цена всей произведённой массы товаров (валовый внутренний продукт, ВВП) в конечном итоге есть цена затраченного на них труда живого или прошлого, но только труда, то денежная масса в экономике должна быть сопоставимой с ВВП страны. Сегодня пишут, что в 1990-е годы отношение денежной массы к ВВП колебалось в районе 15-20 %. Мы хорошо помним, что происходило: недостаток денег заместился бартером и долларом. В последние годы это отношение (коэффициент монетизации) колеблется в районе 40%. При этом указанный показатель в Китае и Японии в 4 раза выше, а в странах Еврозоны в 2 раза выше.

Вообще, существующий способ эмиссии денег в стране не обсуждается. В курсе ситуации только специалисты, и то – только в последнее время, когда из-за бесконечных искусственных кризисов скрывать факт потери суверенитета России в этой сфере уже невозможно. Эмиссия рублей в России привязана к объёму долларов, которые поступают в страну в виде выручки наших экспортёров (в основном сырьевых) и в виде иностранных инвестиций, и производится по «рыночному курсу» рубля к доллару. Этого объёма рублёвой массы хронически не хватает для обслуживания внутреннего обмена даже всей произведённой массы товаров, не говоря о потребностях в деньгах сохраняющегося уровня производительных сил, способных к расширенному производству. Ставки по кредитам из-за политики ЦБ растут выше рентабельности предприятий; предприятия разоряются, количество рабочих мест уменьшается и, как следствие, гражданин не может найти работу и обменять свой труд на деньги с целью последующего обмена их на необходимые ему товары и услуги. А другого способа удовлетворения своих нужд в полном объёме в современных условиях не существует даже для сельского жителя, не говоря уже о городском. Гражданин находится в полной зависимости от своего государства, точней от его чиновников, ещё точней – от чиновников Центробанка. В этом кардинальное отличие экономики преимущественно товарно-денежной от экономики преимущественно натуральной. Вся ответственность за благосостояние своих граждан ложится на государство и его чиновников.

"...Врачи одной больницы пытались вылечить пациентов, убедив их всех сдать 60% крови..."

Если государство длительное время проводит политику искусственного сжатия денежной массы, то в обществе в конечном итоге нарастают разрушительные процессы: длительная безработица или работа за низкое вознаграждение на уровне и даже ниже прожиточного минимума приводит к нарастанию в обществе настроения апатии и отчаяния, оборачивается потерей у граждан желания к труду, распространением пьянства и прочих пороков. Роль денег в экономике страны часто сравнивают с ролью крови в организме человека. Развивая эту аналогию, возьмём больницу в качестве прообраза страны, а под медицинским персоналом больницы будем соответственно понимать чиновничий аппарат государства. Каким-то образом и когда-то врачи убедили больных сдать 60% крови (предположим, что с остатком в 40% можно как-то жить). После этого доктора говорят, что теперь они будут больных лечить: таблетками, уколами, операциями и т.д.; требуют, чтобы больные платили налоги больнице дополнительной сдачей крови и т.д. и т.п.  Ясно, что больные попросту умрут. Разница с реальной экономикой состоит только в том, что в больнице без согласия больных кровь не взять, а в реальной сфере экономической жизни от граждан не требуется их согласия на проведение процедуры «обескровливания» экономики.

Из этих рассуждений можно сделать вывод о роли государственной формы управления обществом на современном, цивилизационном, этапе исторического движения. Напомним, что приведенные выше рассуждения, основаны на сравнении свободы человека в принятии решения по удовлетворению своих нужд в начальный период истории, когда преобладало натуральное хозяйство и в современный период развитого товарно-денежного обращения. Настоящий период характеризуется ограничением свободы человека в вопросах удовлетворения своих нужд.  

Сжатая, в результате политики ЦБ, денежная масса в экономике страны является препятствием для граждан в сфере
удовлетворения своих нужд.
Причем это препятствие без участия государства непреодолимо для граждан  в силу существующего обмена узкоспециализированного труда на потребительские блага посредством денег. Напрашивается вывод: это препятствие должно быть устранено самим государством, так как очевидно, что задача-минимум государства состоит в том, чтобы не мешать жить его гражданам[1]. Поскольку в руках государства оказалось монопольное право на эмиссию денег и, соответственно, на способы насыщения деньгами всех отраслей и домохозяйств, то оно обязано проводить денежную политику таким образом, чтобы к современному человеку начали возвращаться его естественное право и естественная обязанность самому решать, каким образом удовлетворять свои материальные нужды (как это было на заре истории).

Вместе с тем встаёт вопрос: что позволяет государству на протяжении продолжительного времени без согласия граждан проводить политику сжатия денежной массы?

Во-первых – сам статус государства как института отвлечённой власти над гражданами с правами принуждения.  Институт государства (тот самый институт, лишь обладая которым народ  становится способным к отстаиванию политической независимости, без чего невозможна никакая самобытная национальная жизнь) на цивилизационном этапе развития может начать функционировать против гражданской нации и государствообразующего народа.

В западной цивилизации государство совершенно правильно проводит денежную политику

Форма (государство) берёт верх над содержанием (обществом, народом, нацией) через крайнюю бюрократизацию управления; происходить это может во всех сферах народной жизни общества.  В западной цивилизации, например, государство «трудится» над уничтожением института семьи, заменяя понятия «папа» и «мама» на «родитель 1» и «родитель 2»; но совершенно правильно проводит денежную политику: в основе немецкой системы эмиссии лежат потребности предприятий в деньгах; банковский процент при этом минимальный, в кризисы может быть даже отрицательным.

Во-вторых – добровольно-принудительное вхождение любого национального государства в так называемую международную, а на самом деле западную, денежную систему. Эта система берет своё начало с 1944 года, когда страны западной цивилизации в Бреттон-Вудсе (США) пришли к согласию о привязке курсов национальных валют к доллару, курс которого в свою очередь жёстко привязывался к золоту в соотношении 35 долларов за тройскую унцию.  Подготовка к такому решению шла в 1930-е годы, когда правительство США ввело процедуру принудительной сдачи населением наличного на руках золота, за неподчинение можно было получить 10 лет тюрьмы.  Бреттон-Вудская система просуществовала до начала 1970-х годов: на Ямайской конференции была принята денежная система, основанная на свободном плавающем курсе валют, так как США после обмена Президентом Франции Де Голлем порядка 700 млн. долларов на золото приняли решение в дальнейшем отказаться от такого обмена своей валюты. От такого решения американцы только выиграли: тридцатилетнее функционирование доллара в качестве мировых денег не прошло даром, привычка осуществлять международные расчёты в национальной валюте США осталась, организационные институты Бреттон-Вудской валютной системы в виде МБРР и МВФ[2] также остались.

США провели виртуозную операцию по отказу от обмена долларов на золото

Более того, цель внешней политики США стала теперь прагматичной как никогда: загонять «правдами и неправдами» как можно большее число стран в свою денежную систему в целях получения громадной сверхприбыли за счёт преимуществ использования своей национальной денежной системы в качестве мировых денег. Правила этой денежной системы в своей совокупности направлены на сдерживание экономического развития стран незападной цивилизации.  Механизм такого сдерживания очень прост: денежная эмиссия страны привязывается к объёму долларовых поступлений от экспорта и долларовых займов. 

Далее делается всё, чтобы страна не могла наработать необходимого ей объёма долларов за счёт экспорта в страны западной цивилизации, где самый ёмкий рынок и высокий платёжеспособный спрос населения, основанный на суверенной денежной эмиссии ещё недавно всех национальных валют, а сегодня евро, свободно обмениваемого на доллары. Наращивание же долларовой массы за счёт кредитов МВФ и МБРР всегда обставляется условиями, направленными на снижение экспортного потенциала страны (как мы сегодня хорошо видим на примере Украины, эти условия направлены, прежде всего, на деиндустриализацию). Вступление в ВТО всегда только ухудшает положение стран незападной цивилизации, так как в результате для стран западной цивилизации, обладающих финансовым и технологическим преимуществом, открывается возможность дешёвой приватизации и т.д. А возможность экспорта в эти страны обставлена барьерами различных уровней власти. К мерам сдерживания экономического роста относится, безусловно, и поощрение национальной банковской системы к участию в валютных и прочих спекуляциях: лишь бы деньги не вкладывались в реальный сектор; хранение резервных фондов в валютах стран западной цивилизации (доллар, евро и фунт) и в их же ценных бумагах (в основном США), безумный банковский процент и т.п. .

Самое ужасное для России – что мы уже второй раз теряем суверенитет в сфере денежной политики. Как ни странно, первая потеря произошла не в Советский период, когда этот суверенитет как раз был восстановлен. Речь идёт о дореволюционном периоде царской России, который в настоящее время совершенно незаслуженно идеализируется точно так же, как ещё недавно так же несправедливо этот период был выкинут из нашей истории. Эта идеализация касается, прежде всего, экономического развития страны,  и достигает своего апогея в мифе о достижениях пресловутого 1913 года. 

Россия во второй раз теряет суверенитет в сфере денежной политики

Понять настоящее можно только обращаясь к своему прошлому. Наша беда – в том, что мы совершенно не умеем накапливать исторический опыт, планируем будущее без анализа как текущего положения, так и прошлого. Благодаря свободе печати, к нам сегодня возвращаются мыслители прошлого, творческое наследие которых и сама их жизнь позволяют увидеть ошибки высшей государственной власти в прошлом, увидеть их аналогию с происходящими событиями настоящего.  В творческом наследии таких мыслителей конца XIX - начала XX веков, как С.Ф. Шарапов, Г.В. Бутми, А.Д. Нечволодов, П.В. Оль, содержится убийственная критика проведённой в 1897 году министром финансов С.Ю. Витте реформы денежной системы. Суть этой реформы очень напоминает случившееся в России в 1990-х годах. Разница только в том, что эмиссия денег в России сегодня искусственно привязана к доллару, а в царской России реформы Витте привязали её к наличию золотого запаса. Последствия в обоих случаях одинаковые: искусственное сжатие денежной массы. Золота для обращения бумажных денег, свободно размениваемых на него, естественно не хватало, приходилось занимать на Западе. В результате Россия, которая уже вошла в период освоения достижений промышленной революции проводила индустриализацию страны при уменьшающейся денежной массе.  Последствия такой политики для народа описаны в русской литературе («На дне» Горького, «Москва и москвичи» Гиляровского).

Общее в ошибочных экономических курсах предреволюционной и современной России состоит ещё и в том, что как царская Россия имела до этого неразменный на практике на золото и серебро бумажный рубль, так и Российская Федерация имела свой неразменный рубль, доставшийся от Советской России. В обоих случаях именно развитие национальной денежной системы на основе бумажного рубля обеспечивало потребности экономики страны длительное время. Выше мы показали, как США провели виртуозную операцию по отказу от обмена долларов на золото, добившись для своего бумажного и безналичного доллара функции мировых денег. В теории денег давно известно, что золото не может служить ни мерой стоимости, ни средством обращения, так как просто его физический объём не соответствует всей массе производимых товаров. Исторически же не только золото и серебро становились деньгами, обеспечивая товарный обмен в  целом натуральных экономик. В Англии, например, Король Генрих I на рубеже XII века ввёл в обращение деревянные деньги из ореховых дощечек, на которых предварительно делались зарубки; эти дощечки кололись пополам, одна половина хранилась при дворе короля, вторая шла в обращение; эта денежная система просуществовала до 1826 года.

Король Генрих I на рубеже XII века ввёл в обращение деревянные деньги из ореховых дощечек

Китайские императоры использовали бумажные деньги ещё с X-XI веков, очевидно, благодаря изобретению бумаги. Оба примера имеют общие черты: введение в оборот этих денег производилось государством принудительно, и их трудно было подделать (в случае с дощечками подделка вообще невозможна, так как каждой дощечке в обращении соответствовала другая половинка с уникальным сколом дерева, совпадающим только со своей «сестрой»). Такие деньги вполне выполняли свою главную функцию: меры стоимости и средства обращения, не имея собственной стоимости в отличие от золота и серебра.  Россия перед Первой мировой войной вынуждена была всё-таки отказаться от свободного размена денег на золото; Советская Россия ввела денежную систему, очень похожую на ту, о которой писали указанные выше русские мыслители. Эта денежная система была основана на неразменном на золото рубле в сочетании с особым механизмом наделения предприятий оборотными средствами в виде «фондов» и «лимитов».

Исторический опыт России свидетельствует о том, что нет никакой необходимости привязывать свою денежную систему ни к золоту, ни к иностранной валюте.

Нет никакой необходимости привязывать свою денежную систему ни к золоту, ни к иностранной валюте

Необходимо строить свою собственную суверенную денежную систему, как это делают страны западной цивилизации, эмиссия национальных валют которых привязана только к потребностям своих экономик и в целом к своим национальным интересам, а в задачах их «центробанков» прописан рост благосостояния граждан, а не борьба с инфляцией, как у ЦБ РФ.  Правильная организация денежной политики государства является необходимым и достаточным условием, чтобы экономика вообще работала в интересах граждан.  Можно только повторить мысль, высказанную в начале статьи, но  уже доказанную: гражданское общество России должно сосредоточить своё внимание на денежной проблеме и потребовать от государства решить её.
 
[1] Задача-максимум государства состоит в том, чтобы осуществлять управление обществом таким образом, чтобы историческое движение народа происходило по критерию экономии общественных творческих сил и способствовало наиболее полному раскрытию творческого потенциала граждан, достижению прогресса именно в той сфере народной жизни, к которой народ имеет больше всего дарований. Такой подход наиболее полно раскрыт в творческом наследии Н.Я. Данилевского.
[2] Международный Банк Реконструкции и Развития, Международный Валютный Фонд
27.01.2018

Буренков Александр
Директор Института русско-славянских исследований им. Н.Я. Данилевского, главный редактор газеты "Гражданин-созидатель", предприниматель





Обсуждение статьи

Ильина Зинаида Дмитриевна 2018-01-31 14:35:43
ВВ статье вынесены на обсуждение, две взаимосвязанные экономических и угрожающие будущему России проблемы: 1) нарастающее снижение платёжеспособного спроса населения (который остаётся очень низким и не даёт экономике страны возможности для расширенного воспроизводства) и 2) нехватка денежной массы в товарно-денежном обращении российского государства. Приведенный автором, в этой связи, пример о введенной в Егорьевске местной валюте (в третьем тысячелетии!) может напугать современников сравнением со периодом гражданской войны, экономического и политического хаоса, голода, когда в условиях нехватки товаров и денег на базарах «были в ходу» и царские купюры и керенки, или местные – по имени военного диктатора, захватившего конкретный город, село или губернию (как в фильме «Свадьба в Малиновке» член банды, предлагая деньги, говорит: «Бери! Я себе еще нарисую»). Неужели, это может угрожать нам и сегодня?
Согласна с утверждением автора о том, что угрозой для будущего развития России представляет собой современное «движение в сторону размежевания граждан на сверхбогатых и бедных с явно наметившейся тенденцией уничтожения среднего класса...». Конечно же, государственная политика нашей страны в экономической отрасли должна соответствовать общим принципам деятельности суверенного государства. И в это смысле, Ваша мысль о приоритете идеи суверенной денежной политики (то есть, в государственной стратегии вполне оправдана.

[Ответить]
↑ +2 ↓
Алексей Черников 2018-01-31 11:05:38
Объем денежной массы должен быть привязан к объему товаров и услуг, произведенных в стране. Если объем товаров больше возникает дефицит денежной массы, как следствие кризис перепроизводства - товаров больше чем население может их приобрести. Соответственно предприятия вынуждены сокращать производство, работников и т.д. Если денег больше, чем товаров, возникает товарный дефицит, и как следствие - коррупция, "черный рынок", рост экономической преступности и другие сопутствующие явления. Поэтому объем денежной массы должен примерно соответствовать объему товаров и услуг в стране. С другой стороны, нынешнее товарное "изобилие" (которое так любят ставить себе в заслугу гайдаровцы-либералы, по сравнению с "совковым" дефицитом) - дутое. Нехватка денег у населения ведет к сокращению покупательной способности, а это, в свою очередь - к тому, что товары лежат на прилавках долгое время, создавая иллюзию изобилия.
[Ответить]
↑ -1 ↓
Руслан 2018-01-30 21:23:00
При существенном недостатке денежной массы в стране Россия в 2017 году нарастила вложения в американские ценные бумаги в золотовалютном портфеле, доведя их до 108,7 млрд долларов. И это в инвестиции экономику страны, проводящую крайне агрессивную во всех сферах политику в отношении России. При этом нельзя не понимать, что Россия, может, и не вполне осознанно, однако давит на курс российской валюты. Приобретение облигаций является инвестицией в доллары и несет в себе угрозу для рубля. Возможно, нашим чиновникам этого только и надо. Экономический блок правительства выступает за ослабление рублевого курса на 10%. По их мнению, это приведет к оздоровлению отечественного финансово-промышленного сектора. Только какая-то странная терапия получается: лечим свою экономику, а вкладываем деньги в другую. В целом валютные запасы РФ в основном состоят из долговых бумаг стран, поддержавших антироссийские санкции.
[Ответить]
↑ +4 ↓

Страницы: [1]


Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта