Николай Петров: «Голубая дивизия» на Восточном фронте (История) (26.02.2019)

Популярная в Испании газета ABC опубликовала статью, где описывается «героический» путь «Голубой дивизии», сформированной из испанских добровольцев-фашистов, которая воевала в годы Великой Отечественной войны в составе вермахта и участвовала в осаде Ленинграда. Журналисты газеты назвали этих вояк «бесстрашными и храбрыми бойцами».
По мнению авторов статьи, «Голубая дивизия» «бросала вызов смерти», сражаясь против Красной армии. В издании отметили, что боевое соединение проявило особенное отличие во время боев под Волховом в 1943 году, где участвовала в «осаде Ленинграда». В газете рассказали, что в это время в Красном Бору, пригороде Ленинграда, 5,9 тысяч легковооруженных солдат «Голубой дивизии» на протяжении нескольких часов противостояли «мощнейшему натиску» 38 батальонов Красной армии, которых поддерживали танки и артиллерия. «Успехи сталинской армии были весьма далеки от того, чтобы назвать их победой. Она потеряла 7–9 тысяч человек из-за героического сопротивления испанских добровольцев. Амбициозная операция „Полярная звезда“ провалилась из-за слишком высокой цены за освобождение Красного Бора от испанцев», – сказано в статье.

Вы только послушайте, какие высокопарные слова: «героический путь», «бесстрашные и храбрые бойцы», «достойно сопротивлялись»… Это они так о ком? О том, кто пришел в чужую страну  вместе с Гитлером грабить и убивать? 

А кто звал этих жизнерадостных жителей Пиреней, которые нам были известны больше по книгам Сервантеса, серенадам под мандолину и своими темпераментными танцорами, на русские просторы? Правда, в СССР об испанцах много говорили в годы Гражданской войны в Испании, на которую мы посылали своих добровольцев сражаться с фалангистами генерала Франко. Но СССР помогал там испанским республиканцам и не помышлял о том, чтобы эту страну потом аннексировать и разграбить. Франкистам помогал Гитлер, а испанским республиканцам – Сталин. «Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать», –  писал в те времена советский поэт Михаил Светлов. Совсем с другими целями отправилась в СССР испанская «Голубая дивизия».

Когда Гитлер напал на СССР, это вызвало в Испании небывалый ажиотаж среди местных националистов. Выступить непосредственно на стороне Германии диктатор Франко опасался, а потому объявил о нейтралитете. Но уже 22 июня 1941 г. испанский министр иностранных дел Серрано Суньер сообщил послу Германии в Мадриде, что Испания приветствует нападение на СССР и готова оказать помощь добровольцами. По всей Испании были открыты десятки вербовочных пунктов, на которые устремились тысячи волонтёров. Количество желающих бороться с большевиками превысило ожидаемое в 40 раз (!). Большую часть добровольцев составляли ветераны Гражданской войны, фалангисты, которые прибывали на призывные пункты в своей традиционной униформе – синих рубашках и красных беретах. У германских нацистов рубашки были коричневые, у итальянских фашистов – черные, а у испанских – синие. Отсюда и название – «Голубая дивизия». 

Уже 13 июля 1941 года первый эшелон с испанскими добровольцами отправился в Германию, где они были собраны в Баварии в учебном лагере. Там им выдали стандартную полевую форму вермахта.

От обычных пехотных дивизий испанцев теперь отличал только особый знак на рукаве выше локтя, который венчала надпись «Испания». Вскоре испанцев отправили под Ленинград. 

Одновременно в дивизии воевало около 20 тысяч солдат и офицеров. А за всю войну в боевых действиях на советско-германском фронте в составе «Голубой дивизии» приняло участие более 50 тысяч человек (по некоторым данным, до 70 тысяч). Что на самом деле значительно превышает размеры типичной дивизии того времени и приближает ее к размерам армии. Но испанская историография настаивает на «дивизии», старательно принижая численность оккупантов.

В «Дневнике коллаборантки» Людмилы Осиповой, пережившей под Ленинградом немецкую оккупацию, любопытна запись от 25.08.1942 года: «Испанцы разрушили все наши представления о них как о народе гордом, красивом, благородном и пр. Никаких опер. Маленькие, вертлявые, как обезьяны, грязные и вороватые, как цыгане. Но очень добродушны. Все немецкие кралечки немедленно перекинулись от немцев к испанцам. И испанцы тоже проявляют большую нежность и привязанность к русским девушкам. Между ними и немцами ненависть, которая теперь еще подогревается соперничеством у женщин… 

Население немедленно оценило все испанское добродушие и привязалось к испанцам так, как никогда не могло бы привязаться к немцам. Особенно детишки. Если едет на подводе немец, то никогда вы не увидите на ней детей. Если едет испанец, то его не видно за детьми. И все эти Хосе и Пепе ходят по улицам, обвешанные детьми...».

Однако хотя испанцы чем-то и отличались от немцев, презиравших русских, но оккупант есть оккупант. Вовсе не все испанцы в форме вермахта были так «добродушны».

Костяк «Голубой дивизии» составили фалангисты и кадровые военные франкистской армии, прошедшие через гражданскую войну в Испании.

Это были идейные фашисты, имевшие опыт ведения боевых действий, они участвовали в карательных операциях против «красных» у себя на родине. 

Они ехали в Россию уничтожать коммунизм и русских: убивать врагов фашизма, бок о бок с другими фашистами – добровольцами со всей Европы, вступившими в ряды вермахта, чтобы участвовать в грабительском  походе Гитлера на Восток.

В октябре 1941 года «Голубая дивизия» прибыла в Новгород, где приняла активное участие в наступательной операции. В боевых донесениях советских войск мелькнуло сообщение о появлении на фронте испанцев под командованием генерала Муньос Грандеса. Оно гласило, что дивизия укомплектована молодёжью 20–25 лет, большинство –идейные фалангисты, которые сражаются очень храбро.

4 декабря 1941 года советские войска нанесли контрудар по позициям пехотной дивизии, укомплектованной испанскими добровольцами. Однако в промёрзших окопах испанцы упорно обороняли свои рубежи. Красноармейцам удалось окружить часть 269-го полка, дело доходило до рукопашных схваток. Причём, как указывали в оперативных сводках советские командиры, испанцы, в отличие от немцев, не боялись штыковых атак, и сами охотно навязывали противнику ближний бой. К 7 декабря бои в районе Отенского посада утихли, прорвавшиеся части советских войск были отброшены назад. Эта победа дорого обошлась испанцам. Например, только 2-й батальон 269-го полка потерял 580 человек: 120 убитыми, 440 ранеными и обмороженными, 20 пропало без вести.

В конце декабря Красная армия начала ещё одно наступление, массированному удару снова подверглась «Голубая дивизия». «В сводках 52-й армии от 24, 25 и 27 декабря сообщалось, что части 250-й испанской пехотной дивизии, оставив Шевелёво, в прежней группировке обороняются на западном берегу реки Волхов на участке Ямно-Еруново –Старая Быстрица и оказывают упорное сопротивление продвижению наших частей, неоднократно переходя в контратаки», –  так вспоминал об этих событиях генерал И.И. Федюнинский в своей книге «Поднятые по тревоге».

Отступив на западный берег реки Волхов и получив очередное пополнение маршевыми батальонами, регулярно прибывающими из Испании, солдаты «Голубой дивизии» заняли оборону. Однако отсидеться в тёплых блиндажах им не удалось. 7 января войска Волховского фронта нанесли новый удар. В разведсводке штаба 225-й дивизии 52-й армии от 18-28 января отмечается, что «263-й и 262-й полки 250-й дивизии, опираясь на узлы обороны, упорно сопротивляются действиям наших частей». Напряжённость боёв была велика: по данным штаба 52-й армии, потери полков испанской дивизии доходили до 100 –150 человек ежедневно, и к началу апреля 1942 года составили 8000 человек. 

Однако немцы относились к cоюзникам-испанцам с пренебрежением. Адольф Гитлер в своих «Застольных беседах» 5 января 1942 года заметил: «Немецким солдатам испанцы представляются бандой бездельников. Они рассматривают винтовку, как инструмент, не подлежащей чистке ни при каких обстоятельствах. Часовые у них существуют только в принципе. Они не выходят на посты, а если и появляются там, то только, чтобы поспать…».

Испанцы отличались под Ленинградом не только упорными штыковыми атаками, но и тем, что не были похожи на вымуштрованных немцев.

Как свидетельствуют советские историки, испанские добровольцы отличались бесчинствами по отношению к местному населению и зверскими пытками, применяемыми к пленным.

Например, в ходе освобождения от оккупантов села Дубровка Новгородской области красноармейцы обнаружили трупы зверски замученных испанской «Голубой дивизией» русских солдат: «Оба трупа скальпированы <…> лицевые кости у одного из трупов раздроблены, ногти на пальцах рук сорваны, кисти рук закопчены и имеют следы ожогов. У каждого трупа выколото по одному глазу и отрезаны уши. Все эти зверства произведены головорезами испанской «Голубой дивизии», – передавала с фронта газета «Известия».

Отчеты Чрезвычайной государственной комиссии (ИГК), начавшей расследование военных преступлений еще до конца войны, подтверждают, что главным пороком испанских добровольцев было еще и воровство. Причем воровали они и у русских, и у немцев. Когда зимой 1942 года ударили 40-градусные морозы, в ружьях замерзло масло, а картошку, по воспоминаниям очевидцев, можно было только разрубить, теплолюбивые испанцы стали безжалостно раздевать мирное население. За неповиновение и отказ отдать теплые вещи и валенки следовал расстрел.

Иван Алексеевич Митрофанов из деревни Гвоздец дал показания ЧГК: «В ту же зиму 1942 года испанцы содрали валенки с ног в поле на дороге у идущего Гришина Михаила Алексеевича, и он босиком, избитый, едва прибежал в деревню. Много отняли валенок у живущих в деревне инвалидов из инвалидных домов. У гражданки Филипповой Прасковьи Алексеевны испанцы отобрали все валенки, при этом избили её очень сильно ручными гранатами, мне тоже угрожали гранатой».

Как свидетельствует ведущий научный сотрудник института истории РАН, доктор исторических наук Борис Ковалев, испанцы под Ленинградом отличались повальными грабежами в Пушкине и Павловске.

«Они вывозили мебель. Они вывозили какие-то гобелены. Они могли вывозить какие-то понравившиеся им даже каменные безделушки… Берем, например, советских журналистов, того же самого Лукницкого, который описывает первое впечатление от освобожденного Пушкина, Павловска. Немеренное количество испанских надписей. То есть испанские граффити на каждом шагу. Многие местные жители вспоминали, что все, что можно было, испанцы вытаскивали. Привлекали их картины. Привлекали их иконы. Привлекала их любая мебель… Все, что было не приколочено, все, что было не привязано, все это бралось».

Испанские солдаты разграбили Новгородскую церковь Федора Стратилата на Ручью и сожгли иконостас, используя его вместо дров, а также похитили и вывезли в Испанию в качестве трофея крест главного купола собора Святой Софии – крупнейшего духовного центра Северной Руси на протяжении столетий. Новгородская София была построена в середине XI века. Являясь первым каменным храмом всего Русского Севера, она представляет собой реликвию русского православия. Похищенный фашистами крест был возвращен в Великий Новгород только в 2007 году. Остальные украденные в СССР трофеи испанцы и не думают возвращать.

В январе 1943 года Красная армия предприняла решительное наступление и в результате ожесточённых боёв сумела взять 18 января Шлиссельбург и полностью очистить от фашистов весь южный берег Ладожского озера. Узкий коридор, шириной всего в несколько километров, восстановил связь Ленинграда со страной. В рамках этой операции Красной армией было предпринята попытка оттеснить немцев от города на южном направлении и снять блокаду, что, однако, не принесло большого успеха. Блокада Ленинграда продолжалась до 27 января 1944 года. Однако именно в той операции 10 февраля 1943 года под Красным Бором советские войска разгромили испанскую «Голубую дивизию». Хотя теперь испанские СМИ и оценивают это сражение, чуть ли не как «победу» испанцев.

По свидетельству одного из военнопленных, испанцы под Красным Бором «понесли колоссальные потери, были уничтожены целые батальоны». По словам командира «Голубой дивизии» Эстебана-Инфантеса, под Красным Бором попало в плен 80% от всех военнопленных испанцев за всё время пребывания дивизии на Восточном фронте.

В 1943 году, после разгрома «Голубой дивизии» Красной армией и отзыва её остатков на родину, вермахт включил тех из них, кто решил остаться в немецкой армии, в Немецкий иностранный легион. В его составе были созданы две испанские добровольческие роты СС: 101-я и 102-я. 

Испанские добровольцы продолжали воевать в рядах вермахта до последнего дня: в окружённом Берлине до капитуляции сражалось около 7 тысяч испанцев.

Однако важно еще и другое. Как считают историки, именно «Голубая дивизия», оказав ожесточенное сопротивление в Красноборском районе, тем самым замедлила продвижение Красной армии на север, к Ленинграду, и усугубила положение блокадного города.

Так что испанские вояки, которых испанская газета назвала «храбрыми и бесстрашными воинами», несут полную ответственность за блокаду и чудовищную трагедию Ленинграда наравне с гитлеровцами. И потому описывать после этого их «героические подвиги» в России – настоящее кощунство, глумление над памятью сотен тысяч погибших от голода и бомбежек ленинградцев. Неслучайно в самой Испании неоднозначно оценили публикацию, отметив, что «Голубая дивизия» продлила трагическую блокаду, которая унесла бессчетное число жизней мирных ленинградцев.

Но, пожалуй, самое отвратительное это то, что такое фальшивое описание минувшей войны, попытки пересмотреть ее итоги, превратить оккупантов в «героев», похоже, становится уже в Западной Европе обычным делом. Совсем недавно, как уже писало «Столетие», немецкая газета «Зюддойче Цайтунг» осудила празднование снятия блокады Ленинграда. А в Прибалтике и на Украине «героями» объявили головорезов, воевавших в частях СС.

Источник: http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/golubaja_divizija_na_vostochnom_fronte_142.htm
26.02.2019

Николай Петров





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта