Татьяна ОКУЛОВА. Фото автора и из архива Н.Т.Глебова.: Гордость за свою страну (28.12.2012)

Николай Тимофеевич Глебов - личность легендарная. Судьба с первого дня, даже с первого часа жизни постоянно его испытывала, загоняла в безвыходные положения, в невыносимые условия. Он всё выдержал, всё превозмог, совершил в мирное время столько подвигов, что диву даёшься: неужели это всё выпало одному человеку?!
В нём сошлись талант лесковского Левши и самоотверженность толстовского Тушина. Он не чертил на карте нитки водоводов, не рассчитывал вес металлоконструкций. Он их строил, крепил, монтировал. Не один конечно, а со своей бригадой монтажников. Бригадиром он стал - только представьте - в 18 лет! И его трудовые подвиги - это не рекорды, к которым специально готовился и шёл вместе с бригадой, а личное мужество и героизм, проявленные в чрезвычайных обстоятельствах, на грани жизни и смерти.
На встречу с ним я шла почти что в отчаянии: накануне прочитала его воспоминания и увидела, что из них, как из песни, «слова не выкинешь». Даже если опустить подробный и поучительный рассказ о предках, о детстве и юности, то на газетную полосу всё равно не встанет (и даже на разворот). Скрепя сердце, пришлось брать «из куплета по строчке», а некоторые страницы и вовсе пропускать, мысленно давая обещание обязательно опубликовать их отдельно.
Прочтя мои наброски, Николай Тимофеевич предложил: «Лучше напишите, я Вам расскажу, о тех, кто уже о себе не расскажет. И о тех, кто жив, тоже». Он рассказывал ещё лучше, чем написано в его воспоминаниях: образно, искренне.
Во время беседы стало ясно, что мой собеседник настолько же по-платоновски (хоть речь ведёт не о котловане, а о высоте) мудр, сколь прост и понятен. Я не смогла выполнить его просьбу. Этот очерк - о нём, Человеке и Строителе. Сколько было в его жизни несправедливостей и обид! Ни одной не помнит, всех оправдывает и всех, с кем вместе работал, благодарит.
С Министерством среднего машиностроения его жизнь связана с 1960 года, когда он 17-летним пареньком, имея уже три года трудового стажа и специальность тракториста-комбайнера, поступил учиться в Учебный комбинат п/я 50 в Новосибирске.
Первым объектом молодого монтажника-высотника по монтажу металлоконструкций был Дом культуры Новосибирского Академгородка, а потом одна за другой в его биографию вписывались стройки МСУ-26 треста «Гидромонтаж», которое тогда ещё не имело названия (п/я 19) и находилось на берегу Каспийского моря на полуострове Мангышлак в городе Актау Казахской ССР, многим известного как Гурьев-20.
Уже на следующий год Николая Глебова назначили бригадиром. Под его началом было от 35 до 55 человек гражданских и военных (срочную службу он проходил «без отрыва от производства», в стройбатальоне), иногда к ним добавлялись и заключённые. В этой должности Николай Тимофеевич работал 42 года! В 2003 году его назначили заместителем начальника МСУ по строительству.
В основном его работа была связана с атомной энергетикой. На Мангышлаке бригада принимала участие в строительстве многих промышленных объектов: азотно-тукового и сернокислотного завода, тепловой электростанции, атомной станции на быстрых нейтронах, атомного опреснителя морской воды и других очень опасных и вредных для человека производств, где экстремальные ситуации возникали значительно чаще, чем на других стройках.
Когда строили обогатительную фабрику урановой руды, при одном из выбросов серной кислоты двое военнослужащих из бригады Глебова попали в зону азотно-сернистого газа. В этот момент они были без противогазов. Солдаты находились от них в пяти шагах, но выброс газа отсёк им подход к противогазам. Надев свой противогаз, через густые клубы желтого дыма бригадир побежал к ним на помощь, он знал все лестницы и трапы наизусть. Он быстро надел им противогазы, вывел из опасной зоны и отправил в больницу.
Он спас им жизнь, но после полученного тяжёлого отёка дыхательных путей они были комиссованы со службы и отправлены на лечение домой. При спасении рабочих Глебов тоже успел «хватить» газа и его положили в больницу. Через сутки, оставив записку, что он «сам отвечает за свои действия и снимает ответственность с врачей», больной через окно третьего этажа сбежал из больницы! Испугался, как бы ещё чего без него не случилось. Ну как тут не вспомнить слова из песни: «Прежде думай о Родине, а потом о себе»?!
Кроме основного труда, бригаде иногда поручалось выполнять работы «для блага местного народа». Хотя в городе были другие отличные бригады монтажников, некоторыми даже руководили Герои Социалистического Труда (В.И.Достовалов, Г.И.Шевченко, Е.А.Болдышев), но именно глебовской бригаде доверяли монтажные работы, связанные с особым риском при их эксплуатации - стальные перекрытия крыш, сцен, подвесные потолки домов культуры, клубов, гостиниц, кинотеатров, кафе, ресторанов. И слава людям, вот уже более полувека эти здания служат без аварий и разрушений. Была построена большая «Гидропоника» по выращиванию овощей (четыре урожая в год), такелажным способом подняты две телевышки высотой 130 метров и весом 110 тонн - в посёлке Жетыбай и в порту Баутино.
- Сколько было благодарностей, подарков, качания меня как бригадира в воздухе, - вспоминает Николай Тимофеевич. - Люди устраивали нам замечательные праздники! Местные жители угощали нас свежей бараниной, рыбой (осётр, севрюга), чёрной икрой, поили кумысом и айраном.
В 1970 году Н.Т.Глебов награждается медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия В.И.Ленина», а в 1971 году за успешное выполнение заданий по выпуску специальной продукции, внедрению новой техники и передовой технологии его представляют к званию Герой Социалистического Труда. Но «наверху» понизили награду до ордена Трудового Красного Знамени. Видимо, сочли, что слишком молод. В 1973 году ему присвоили почётное звание «Заслуженный строитель Казахской СССР» с вручением ценного подарка (телевизор).
Но это были, как говорится, цветочки, ягодки ждали впереди, когда в 1975 году в карьере добычи урановой руды случилась авария экскаватора. Да не простого, а изготовленного в ГДР специально для этого рудника. Радио «Свобода» и другие иностранные СМИ стали трезвонить, что немцы поставили некачественное изделие в СССР, экскаватор ремонту не подлежит, и в СССР упала добыча урановой руды, а значит, ослабнет атомная энергетика и стратегическая мощь нашего государства. Это било по престижу страны.
Руководством КПСС, министерством и лично Е.П.Славским тресту «Гидромонтаж» и МСУ-26, которым тогда руководил Н.Ф.Ярёменко, была поставлена задача восстановить и в течение года запустить землеройный комплекс ЮГ-2 (так он официально назывался). Её выполнение поручили бригаде Глебова. Были организованы три рабочих смены, работа велась круглосуточно. Бригадиру, под на-чалом которого было больше сотни человек, редко удавалось поспать больше трёх-четырёх часов в сутки, почти в таком же режиме работал директор Прикаспийского горно-металлургического комбината Ю.А.Корейко, начальник треста Я.А.Кузнецов неделями не покидал стройку. Экскаватор ЮГ-2 весом две с половиной тысячи тонн, высотой 50 метров и размахом стрелы двести метров был пущен в работу за девять месяцев. Специалисты до сих пор не понимают, как вообще мог быть достигнут такой результат.
Ю.А.Корейко и Н.Т.Глебов за этот подвиг были представлены к званию Герой Социалистического Труда, но от нашего земляка фортуна снова отвернулась, и он получил орден Октябрьской Революции и ценный подарок холодильник «Ока-3», который по сегодняшний день служит герою и его семье без ремонтов.
Были и другие задания, когда в нечеловеческих условиях приходилось выполнять монтажные работы в срок. Например, при строительстве серно-кислотного завода на Мангышлаке. Кислота была очень нужна для местного производства и для страны. Опоздали с поставкой оборудования и сроки ввода завода срывались. Приехал Я.А.Кузнецов и организовал с руководителями МСУ-26 «продлёнку». Николай Тимофеевич вспоминает, что Яков Андреевич сам ходил с монтажными ключами и помогал обтягивать болты задвижек, а высотников, которые устанавливали фермы на высоте 30 метров, приказал тепло одеть. В этот год на Мангышлаке два месяца не прекращался сильный мороз с ветром, времени переждать непогоду не было. Монтажников одели в спецодежду, тёплые валенки, тёплые подшлемники, дублёнки, ватные штаны, тёплые шерстяные перчатки. Но даже в таком одеянии находиться наверху больше 30-40 минут люди не могли. В паре с Глебовым работал хороший смелый монтажник Александр Иванович Чумаков, даже он, бывало, кричал бригадиру: «Если ты через пять минут не дашь команду спускаться, то я от холода потеряю сознание и повисну на монтажном ремне». Приходилось слушаться и выпускать на смену другое звено монтажников.
Рассказывая об этом, Николай Тимофеевич был очень серьёзен, но вдруг внезапно улыбнулся: «Хотите верьте, хотите нет, но нам в бытовке главный инженер МСУ-26 Владимир Андреевич Ковальчук наливал по 50 граммов чистого спирта. Закусывали его вкусной советской колбасой, икрой и другими хорошими бутербродами, пили горячий чай. От печки-«буржуйки», от такой выпивки и закуски тепло расходилось по всему телу, поднималось настроение и мы снова поднимались наверх. По 10-12 часов работали в смену и монтировали до сотни тонн металлоконструкций и оборудования».
В жизни Николая Тимофеевича была стройка, после которой его имя стало нарицательным в городе. В это дело его «втянул» секретарь обкома КПСС В.Г.Савченко. Он привёз его на хлебозавод, строительство которого тянулось долго, и конца ему не было видно, завод несколько раз начинали строить, а потом замораживали. Показав Глебову этот долгострой, где «от сквозняка все пищало и трещало», Савченко сказал: «В городе 300 тысяч человек населения, нам нужен новый технологичный большой хлебозавод. Мы надеемся, что под Вашим руководством завод будет построен и запущен».
Глебов не мог не согласиться: его бригада как самая достойная была командирована в Ливию на строительство Центра атомных исследований (ЦАИ), были оформлены все документы. Секретарь обкома наложил временное вето на его отлёт туда, согласовал свою просьбу с руководством треста и пообещал бригадиру, что при получении хлеба из любой транспортной печи, а их было шесть штук и один кондитерский цех, вето будет снято и он сразу улетит в Триполи.
Как всегда и везде, Глебов не считался со временем. Через одиннадцать месяцев хлебозавод был запущен в эксплуатацию, получен первый подовой хлеб. Наградой Н.Т.Глебову за героический труд было присуждение премии Совета Министров СССР за 1981 год. О значимости этой стройки для города говорит то, что народ сразу назвал хлебозавод «Глебзаводом» и зовёт его так до сих пор в знак благодарности Строителю Николаю Тимофеевичу Глебову!
Завод по выпуску хлебобулочных изделий был сдан 25 апреля 1981 года. А 2 мая Н.Т.Глебов уже летел к берегам Северной Африки. Ещё в раннем детстве он мечтал увидеть Африку и не верил, что эта мечта когда-нибудь сбудется. Но заветные мечты сбываются! В самолёте его переполняло чувство гордости за свою страну и свой трест, готовность оправдать доверие и показать себя среди многих иностранных строителей.
На строительстве ЦАИ Глебов опять совершил подвиг. Не мог не совершить: надо было спасать страну от международного скандала. За два часа до показательных испытаний «забуксовал» затвор ядерного реактора. Вместе с руководителем монтажников Ж.Г.Металлининым они, переведя управление в ручной режим, с помощью красной краски выявили место «пробуксовки». Затем Николай Тимофеевич взял «болгарку» с шлифовальным кругом, надел головной фонарь, так как в реакторе было темно, вошёл туда, за 2,3 минуты (время фиксировалось песочными часами) отшлифовал отмеченное место и вышел. Затвор закрылся, на пульте управления загорелась зелёная лампочка. Какую дозу облучения получил Глебов в реакторе, никто не знает. Металлинин три дня лечил его спиртом и самогоном.
Через несколько лет в Чернобыле во время работ по ликвидации последствий аварии на АЭС он получил дозу внешнего гамма - облучения 2,07 рентген. Вместо положенных 30 дней он отработал на АЭС с 24 июля по 27 сентября 1986 года, сменив две бригады. «Совесть и Мужество - вот что помогало нам справиться с этой катастрофой», - говорит ликвидатор Н.Т.Глебов, и надо слышать, как он это произносит!
Когда приехал на лечение грязями в Адлер, администрация санатория встретила его цветами и поздравлениями как кавалера высшей награды страны - ордена Ленина.
А раньше, сразу по возвращении из Ливии, он с семьёй поселился в Селятине и в июле 1982 года был командирован на строительство авиационного комплекса в Ульяновск. «Был очень интересный монтаж, - Николай Тимофеевич делает ударения на каждом слове, - этот комплекс был очень нужен нашему государству. Курировал его министр обороны Д.К.Устинов. И я лично был удостоен его рукопожатия со словами: «Молодцы, сынки, хорошо работаете».
Двухгодичная командировка в Ульяновск закончилась, но ненадолго. Стройка нуждалась в кадрах, одна за другой оттуда шли телеграммы. На пусковые работы Глебов на два месяца опять отправился туда. И об этом не жалеет, так как увидел наяву, как от основного сборочного комплекса тягачи буксировали на взлётную полосу первый самолёт АНТ-124 «Руслан». «Была гордость за себя, за трест «Гидромонтаж», за свою любимую страну СССР, - вспоминает Николай Тимофеевич. - Когда я вижу в небе это огромное красивое создание рук человеческих, чувство радости переполняет мою душу, ведь в нём есть и частичка моего труда».
Бригады, которыми руководил Н.Т.Глебов, участвовали в строительстве многих объектов Наро- Фоминского района и Московской области, среди них: птицефабрика «Дружба» (ныне «Элинар-Бройлер»), монтаж оборудования ВИМСа,пять автозаправок, Рудневский мясокомбинат, завод «Киромет», насосные станции в Наро-Фоминске, Апрелевке, Калининце, ремонт и прокладка водопровода и теплотрассы в Москве (ул. Большая Якиманка), трубопроводов водоснабжения, газопроводов, теплотрасс, канализации в Наро-Фоминске, Апрелевке, Селятине, Кокошкине, Крёкшине, Первомайском, Калининце, Чехове. В 1990 году за долголетний добросовестный труд Н.Т. Глебова награждают медалью «Ветеран труда».
После вручения ему ордена Ленина начальник главка В.И.Рудаков, поздравляя его на приёме, сказал, что «уже два раза представляли к званию Герой Социалистического Труда, в третий раз обязательно присвоят», и объявил всем присутствующим: «Это наш будущий Герой Соцтруда».
Завершая рассказ о светлой полосе в своей жизни, Николай Тимофеевич подытоживает: «В конце 80-х и в начале 90-х предали советскую власть, предали СССР, предали все наши жизненные подвиги и мужество, сказав, что до сих пор мы не так жили и не так работали. И героем я, конечно, не стал. Но время всё рассудит и расставит на свои места. Коммунистическая партия меня не забыла, в 2009 году наградила орденом «Партийная доблесть».

/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
Статья опубликована в номере от 28.12.2012

Татьяна ОКУЛОВА. Фото автора и из архива Н.Т.Глебова.





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта