Госкомпаниям поручено импортозаместить ПО до 2021 года (18.12.2018)

Первый заместитель председателя правительства России Антон Силуанов утвердил директиву о переходе государственных компаний страны на российское программное обеспечение (ПО). Как сообщили «Ведомости» со ссылкой на копию документа, предприятиям предложено разработать «четкий план» такого перехода до 2021 года. Речь идет о компаниях из перечня №91-р, утвержденного правительством еще в 2003 году. В него входят «Аэрофлот», «Газпром», «Шереметьево», «Роснефть», РЖД, «Первый канал», «Роснано», ВТБ и др. В течение десяти дней после получения директив компании должны инициировать проведение заседаний советов директоров или набсоветов с включением в повестку вопроса об импортозамещении софта. На этих заседаниях представители РФ должны проголосовать за переход на российское ПО.
Затем госкомпаниям необходимо за два месяца подготовить и утвердить согласованный с Центром компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий план мероприятий на 2018–2021 годы с указанием ответственного лица, мероприятий, источников, объемов и сроков финансирования, ключевых показателей эффективности. Мероприятия нужно внести в долгосрочную программу развития и ежеквартально представлять в Минцифры отчеты об исполнении директив и плана мероприятий. Этот подход нужно внедрять и в дочерних компаниях, если прямая или косвенная доля участия в их уставных капиталах превышает 50%.

Директор Центра компетенций по импортозамещению Илья Массух поясняет:

«Речь идет о любом софте: операционные системы, серверы приложений, офисное ПО, антивирусы и т. д. Компании сами должны определить, насколько глубоко они хотят импортозаместиться: кому-то хватит 50%, а кто-то захочет на все 100%.

Но в любом случае к 2022 году больше половины ПО в этих компаниях должно быть российским».


В пресс-службе ВТБ “Ъ” заявили, что банк «внимательно следит за всеми изменениями, касающимися импортозамещения и рисков, связанных с использованием иностранного ПО». ВТБ уже реализует программу импортозамещения, которая будет уточнена в соответствии с директивами. «Оценка финансовых затрат и времени реализации замены ПО потребует отдельной проработки»,— сообщили в банке. В пресс-службе ОАО РЖД также заявили, что намерены увеличивать долю отечественного ПО, соответствующий план мероприятий на 2018–2024 годы уже утвержден. В крупнейших зарубежных разработчиках софта Microsoft, Oracle и SAP обсуждать ситуацию не стали.

Президент России Владимир Путин еще в 2015 году потребовал от госкомпаний перейти на отечественное ПО. В ноябре того же года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, запрещающее покупать программное обеспечение за рубежом, если его аналоги имеются в России. Тогдашний первый вице-премьер Игорь Шувалов в июле 2016 года подписал директиву, задающую общий курс на импортозамещение. В отличие от нее, документ, подписанный Силуановым, предлагается как руководство к действию.

«Хотя инициатива имеет немало плюсов и отвечает мировым тенденциям, ее реализация в столь коротки сроки, скорее всего, не обернется успехом», — заявил интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев:

«То, что государственные компании должны в большинстве своем потреблять отечественные продукты и тем самым формировать рынок, это абсолютно нормальный тренд, и вопросов здесь никаких быть не должно. Таким образом поступают практически все государства на планете Земля, у которых есть какой-то шанс по развитию того или иного продукта, выдавая преференции своим отечественным производителям. Поэтому в целом сигнал позитивный, но боюсь, что за два года это не получится, а в горизонте 5-7 лет при правильном стимулировании рынка, при правильном управлении рынком, формировании потребностей и контролем за теми же госрасходами на информационные системы, все сделать можно. Но здесь главное, не рубить шашкой с плеча, не доказывать, что за два года все должны начать покупать отечественный софт, а не иностранный. Это будет профанацией. Нужно комплексно подходить к решению этой проблемы».

Эксперт отметил, что такую технологическую экспансию нужно было проводить уже давным-давно, но все же, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Разумеется, переход на отечественное программное обеспечение, как и любой технологический «переезд», будет затратным, но при правильном подходе эти траты будут оправданы, добавил Мариничев.

Российский софт отключают от заграницы Требования к отечественному ПО ужесточают в деталях.

Экспертный совет по программному обеспечению (ПО) при Минкомсвязи через полгода планирует начать исключать из реестра отечественного софта продукты, базирующиеся на разработках иностранного происхождения. Это делается в интересах заказчиков, которые находятся под санкциями или могут попасть под них. Часть разработчиков опасаются, что установленного срока не хватит для перехода на импортонезависимое ПО, который может потребовать серьезных инвестиций.

В ноябре на заседании экспертного совета по российскому ПО при Минкомсвязи было решено поэтапно отказаться от использования софта, базирующегося на программных продуктах иностранного происхождения, «в части СУБД, серверов приложений и платформ», следует из опубликованного протокола. Такие продукты не будут включать в реестр отечественного софта, попадание в который дает преимущество при госзакупках. Разработчикам уже включенного в реестр ПО дается шесть месяцев, чтобы привести его в соответствие с новым требованием.

Изменения нужны, чтобы у «заказчиков, для которых важна санкционная устойчивость» была возможность работать полностью на российских технологиях, поясняет член экспертного совета, управляющий директор «Росплатформы» Владимир Рубанов. Среди них — «все госорганы, ВПК, госкорпорации, все, кто уже под санкциями, и те, для которых риск попадания велик». «Российские решения, жестко зависящие от внешних иностранных платформ, косвенно продолжают стимулировать использование этих платформ. Теперь же происходит регулирование рынка в сторону интересов государства по укреплению цифрового суверенитета. Использование иностранных СУБД и прочего не запрещается, требуется лишь поддерживать российскую альтернативу»,— подчеркивает господин Рубанов.

Многие иностранные вендоры соблюдают экспортные ограничения, запрещающие использование ПО в определенных странах и территориях, подтверждает заместитель гендиректора компании «Интертраст» Александр Савельев: «Если сегодня это бесплатное ПО работает, то завтра, после очередного обновления, может перестать работать в том же Крыму». Но предложенные формулировки «могут привести к печальным последствиям» и для российских производителей, предупреждает он: под формулировку «ПО иностранного происхождения» попадает много известных продуктов на основе свободно распространяемого софта. По оценкам участников ассоциации «Отечественный софт», реестр может потерять не менее 30% продуктов в соответствующих классах. «В реестре сейчас около 5 тыс. продуктов, из них меньше трети не соответствует новым требованиям»,— оценивает член экспертного совета по российскому ПО Илья Массух.

Гендиректор «Базальт СПО» Алексей Смирнов называет инициативу «внезапной». Если государство считает, что надо отказаться от зарубежных СУБД, то должно заранее сформулировать требования, чтобы их можно было учитывать в рамках нормального цикла разработки, который составляет полтора-три года, рассуждает он. Определять единый срок в шесть месяцев «не совсем целесообразно, так как все продукты имеют разную технологическую сложность и длительность их переноса может варьироваться», согласен гендиректор «ABBYY Россия» Дмитрий Шушкин. При этом компания уже начала оценку коммерческого потенциала разработки решений, поддерживающих работу на российских СУБД, отмечает он.

Корпорация «Галактика» давно начала масштабную инвестиционную программу по переводу продуктов на импортонезависимые технологии, сообщил член ее правления Антон Мальков. Но пока нет даже понимания, какие платформы и серверы приложений считать отечественными, указывает он: «Инициатива должна содержать четкий регламент, должна быть утверждена ответственная за проверку совместимости организация».

Участники рынка по-разному оценивают стоимость перехода на импортонезависимое ПО. Для большинства продуктов она будет в пределах 10 млн руб., полагает заместитель гендиректора Postgres Professional Иван Панченко. По мнению господина Смирнова, для отдельных участников рынка затраты могут достигать десятков миллионов долларов, а в масштабах отрасли — сотен миллионов. «Стоимость перехода не так велика, однако в отдельных случаях действительно может составлять миллионы рублей»,— полагает Илья Массух. Если срок в шесть месяцев окажется недостаточным, его, вероятно, можно будет продлить, добавляет он.
18.12.2018


Источник: https://aftershock.news/?q=node/712219




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта