Юрий Воробьёв: Государственная идеология в тисках пророчества Суркова (31.03.2019)

Времена, когда публицистические статьи были криком сердца прошли, уступив место холодному расчету. Сегодня многие статьи пишутся либо по заказу, отражая определенные интересы, либо по политической необходимости. Если автор публикаций – чиновник высокого уровня, что случается редко, то думающий читатель начинает искать в них скрытый политический смысл. А если статьи содержат новые понятия, то многие готовы усмотреть в них глубокий, «культурологический» смысл. Общественное сознание, впавшее после избрания президента в состояние политической дремоты, заметно оживилось.  Особую интригу вызвала статья советника президента Суркова В.Ю. в «Независимой газете», в которой чётко просматривается поворот к возрождению идеологии, идеологии «путинизма». (1.)
Удаление идеологии из конституции РФ было серьёзной ошибкой либеральных политиков, пришедших к власти в 90-е годы. Свою идейную нищету и нравственное убожество они постарались прикрыть абстрактными лозунгами свободы, демократии, обещаниями красивой жизни в правовом государстве. Но фантазии растворились довольно быстро, эйфория надежды сменилась разочарованием.

Статья начинается с парадоксальной фразы: «Это только кажется, что у нас выбор есть». Автор пытается доказать, что в начале нового столетия Россия, находясь в состоянии транзитивности, стала отказываться от «иллюзорной» западной модели демократии и решительно сделала выбор своего пути. Причины такого разворота от якобы фатальной зависимости к непокорности и суверенности не раскрываются – просто констатируются. Аксиомы, как известно, не требуют доказательств. Такие утверждения требуют веры, а вера нуждается в идеологии, она её порождает, ею живет и развивается. Безусловно, статьи советника – попытка заполнить идейный вакуум нашей политики, обозначить фундаментальные принципы новой идеологии государства. Это похоже на поспешное заделывание темных дыр на фасаде олигархического государства. Понятие «идеология» употребляется автором редко, «скрепя сердце», основной упор делается на государстве, оно определяет идеологию, а не наоборот. Как можно в современное время создавать новое государство без идеологии? Оказывается, можно – на основе «длинной воли» людей, а не на осознанных интересах. Это есть целеполагание без смысла, как проявление безудержного хотения, слепой активности. Такое уже провозглашалось в истории. Ницшеанская воля к власти сегодня выдается автором за оригинальность и новизну. Элитаризм и в трактовке государства, хотя он ретушируется понятием глубинного народа, который слепо верит и молчит. «Они не понимают меня: мои речи не для этих ушей», говорил Заратустра, спустившись с гор. (2.С.12). Но сегодня реальность иная, козопасы другие и народ уже не тот. 

Чем сильнее обнажаются социальные противоречия, тем острее появляется необходимость объяснения причин стагнации общества, тем чаще задаются вопросы: что мы строим, куда идем, кто виноват в кризисе общественной жизни?  Каково «поле на поприще исторической деятельности человечества», которое мы возделываем?  (3. С. 87). И каковы достижения за эти годы?   Оружие? Им можно лишь устрашать, но не привлекать соседей.  В обществе происходит постепенное осознание своего места в историческом развитии, что мы способны созидать, с чего мы  начали  в девяностые, и что появилось в реальности. Наша власть на это не дает вразумительных ответов. До сих пор не дана объективная оценка своих успехов, каждый раз вектор осмысления достижений переводится в будущее. Критически оценил строй, созданный в России, подлинный патриот, известный логик, социолог и писатель А.А Зиновьев, назвав его «рогатым зайцем». (4.) С этим трудно не согласиться. Народ дал строю более точное определение – «дикий капитализм», который привёл лишь к росту обнищания народа. Большинству ясно, что без изменения содержания общественного строя «этот заяц» никогда не станет цивилизованным, поскольку суть у него волчья – неуёмная жажда добычи и пресыщения.

Главный вопрос, разумеется, не в названии строя или системы, а в содержании той идеологии, которой руководствуется власть, чьи интересы она отражает и защищает, отрицаем мы её формально или нет. Состояние неопределённости не может быть долгим. Как только доверие народа к власти начинает падать, она старается принять меры по защите своих материальных и духовных интересов. Идеологическое обоснование господствующего режима сегодня становится важнейшей задачей правящей элиты. Такова диалектика жизни.  Если есть начало, то будет и конец. Всё повторяется в истории, правда, чаще в виде фарса. Мыслящему человеку ясно, что без идеологии государство развиваться не может. Это идейный каркас, в котором сфокусированы основные ценности и идеалы конкретного общества. Либеральные правители явно поторопились похоронить идеологию в девяностые годы.

 Без идеологии большевики не могли ни совершить революцию, ни начать строительство нового государства, ни защитить его во время кровопролитных войн. Но, создав свою идеологию, большевики абсолютизировали её роль в жизни людей. Более того, каждый новоявленный вождь, взбиравшийся на вершину власти, старался видоизменить содержание идеологии под себя, чем наносил уродливые мазки на все холсты жизни, на судьбу государства в особенности. Но если большевики в разработки своей идеологии опирались на прочную, пусть спорную, но теоретическую основу марксизма, то у современных идеологов такой основы нет. Им приходится руководствоваться расплывчатыми идеями западных политологов, либо гипотетическими предсказаниями собственного сочинения. 

 Предсказатели, оракулы разного рода никогда не переведутся в жизни людей, поскольку закон самоутверждения человека продолжает действовать постоянно, как и закон всемирного тяготения. Желание предсказывать будущее – явление естественное для людей, тем более, если власть убеждена в своей непогрешимости. Придворные пророки всегда находятся, если они сочетают в себе литературные, научные, философские способности.   Правда, такое сочетание способностей в чиновнике сегодня – явление редкое, если не редчайшее. Оно еще и опасно, поскольку высшая власть редко, когда терпела рядом с собой превосходящий её интеллект, особенно в нашей стране. Поэтому приходится прибегать к предсказаниям. Поэты широко пользуются метафорам и символами, что сближает их с пророками, писатели увлекаются фантастикой и вычурностью стиля, желающие показать «китайскую учёность» – стараются наполнять тексты новыми понятиями, что придает пророчеству наукообразную форму.
 Пророчество всегда выходит на политическую сцену, когда снижается профессионализм властных структур. Сегодня он заметен невооружённым глазом. «Эффективные менеджеры» вытеснили профессионалов из важнейших отраслей промышленности, даже – космической. Замена теорий гипотезами, а то и вовсе пустыми абстракциями превращается в моду. Политический лексикон наполняется «суверенной демократией», «гибридной войной», а теперь вот, видимо, и «долгим государством», «глубинным народом», которые по замыслу авторов должны служить основными блоками формирующейся новой идеологии российского государства. Значение пророчества явно преувеличено в историческом процессе, поскольку «история не ползёт, а скачет». (5.)

 С чисто научных подходов многие понятия, вводимые предсказателями, – просто абстракции, несущие разные смыслы, не имеющие ни логических, ни теоретических, ни практических обоснований. Это своего рода, симулякры, знаки, не имеющие значения.  Что, правда, не снижает их роли в современной политике, других областях деятельности по созданию неких схем, копий без оригинала, появляющихся для обоснования «научности» политических программ, если таковые направлены на обоснование стабильности страны, незыблемости власти, даже её святости. Идеология, как теоретическое выражение интересов классов, опирается на общественную психологию, несет в себе её преобразованное содержание. Поэтому люди продолжают жить в мифологическом пространстве, удовлетворяясь его разными форматами. Не сотвори себе кумира – святая истина, но не для нас. Мы сначала создаем идейный антураж величия личности, затем сам пьедестал, его основание. О призыве номиналиста Оккама: (entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem) – cущностей не следует умножать без необходимости в наш информационный век – знают немногие. А надо бы, чтобы не погружаться в бесконечное словоблудие и тешить себя «тиранией слов». Сто лет назад уже наш великий соотечественник справедливо замечал, что «ребячеством было бы думать, что выдумкой нового словечка можно отделаться от основных философских направлений». (6.)

Можно придумать (и уже придумано) десятки эпитетов демократии, но содержание этого понятия как было, так и остаётся одним и тем же –  власть народа. Другое дело, как достичь торжества демократии, то есть реальной возможности осуществления народовластия? Или же мы всегда будим иметь дело с разным толкованием понятий, а не с их реальным содержанием в действительности. Известно, что многие мыслители эпохи зарождения демократической формы правления негативно относились к ней. Особенно удивляет Сократ, не принадлежавший к знатному роду, а бывший сыном каменотёса и повивальной бабки. Он называл демократию худшей из форм правления, ведущей к хаосу. Как полагал Платон, при демократии царит «своеволие и беззаконие». Аристотель считал, что демократия возможна только среди равных людей. Критическое отношение к демократии существовало и в российском обществе. «Избирательный бюллетень может подать всякий; но ответственно справляться с бременем государственного суждения и действия – может далеко не всякий», считал И. А. Ильин. (7.С.379.)   «Сила демократии не может быть абсолютной, неограниченной властью, – писал Н.А. Бердяев. «Власть должна принадлежать лучшим, избранным личностям, на которые возлагается великая ответственность и которые возлагают на себя великие обязанности». (8 С.196.)  Но как осуществить отбор «лучших» – он не предлагал.  Эти мыслители сходились на том, что в обществе должен происходить постоянный отбор лучших сил народа для привлечения их к управлению государством, что заслуживает особого внимания сегодня. Лучше демократии еще ничего не придумано. Просто надо совершенствовать этот механизм отбора и выбора, чтобы достойные люди, меритократы, приходили на вершину власти.

Пока же этого нельзя сказать о нашем государстве и его политическом руководстве. Существование демократия требует не только определенных привилегий, но и немалых средств. Во что обходится демократия обществу в материальном отношении – никто не подсчитал, а если учесть её негативные последствия в виде подкупов, коррупции, лжи, обмана, обещаний и разочарований, людских трагедий и прочих «прелестей», то неэффективность этой формы правления становится весьма очевидной. Поэтому поиск новых форм управления, особенно в период транзитивности общества становится насущной необходимостью. Поэтому появляются на свет всякого рода подкрашивания демократии под так называемую суверенную демократию, которые пока не решают проблемы эффективного управлением обществом.  Это та же симуляция, попытка выдать за новизну традиционное решение проблемы управления общественными процессами на современной основе. Введение понятия «суверенная демократия» (а демократия не может не быть суверенной) внешне означает отрицание принципа универсальности, что ведет к признанию невозможности существования и самой демократии. Это понятие, следовательно, превращается в средство манипулирования общественным сознанием. Десятки статей, написанных по поводу суверенной демократии, не прибавили ничего нового ни в теории, ни в практике реализации её принципов. Все разговоры о суверенной демократии – лишь первый шаг к продвижению властью более значимой парадигмы, парадигмы автократии.
Так и с понятием гибридная война. Каждому, признающему идею развития общества, ясно, что оно есть расширение сферы общественных взаимодействий и взаимоотношений, несущее в себе создание новых средств воздействий не только на природу, но и человека. Конфликты между государствами и народами постоянно привносят новые методы и способы борьбы, которые совершенствую старые или заменяют их вовсе. Информационные технологии таят в себе невиданные ранее возможности воздействия на людей, являются более гибкой силой, не уступающей  по результату военной силе, а то и превосходящей её. Теория «хаоса», «диссипативных структур» и другие посвящены данной проблематике. Если возможно возникновение порядка из хаоса, то допустимо и разрушение порядка. Введение в политический оборот новых понятий способствует формированию хаоса в головах читателей, что общество находится в состоянии постоянных потрясений, «войны всех против всех». «Весь мир – это быстро исчезающая ситуация». (8.С.18.)

Все эти рассуждения – цветочки, из которых вызревает уже ягодка, новая конструктивная модель государства и даже мироустройства.  На смену традиционной демократии, с её пороками и лицемерием приходит более реалистическая форма порядка, которая пророчески называется долгим государством Путина. Это следует признать как свершившийся факт, как чудо – рождение новой реальности: «государство нового типа, какого у нас еще не было. Поразительно, государство Путина, созданное «людьми «длинной воли». Не о таких ли белокурых бестиях вещал Заратустра?

«Государство – это я!» – известная многим фраза. Произносил или нет её Людовик Х1У – не установлено. Мы же пытаемся воплотить её в жизнь. Не верите? Придётся поверить, ибо «у нас длинные руки», как убеждал наивных граждан великий комбинатор О. Бендер. Сегодня политическая машина набирает обороты, констатирует автор статьи. «Описание путинской системы властвования и вообще всего комплекса идей и измерений путинизма как идеологии будущего», все еще впереди, успокаивает советник президента. Далее следует более радужный вывод: «Политическая система, сделанная в России, пригодна не только для домашнего будущего, она явно имеет значительный экспортный потенциал».  Таким образом, найдена еще одна золотая жила – идейная, чего нам так не доставало.  Если великий комбинатор своими фантазиями о Нью-Васюках космического масштаба убаюкивал граждан из-за мелкого денежного интереса, то здесь подход более серьезный, глобальный. Только клюнут ли на эту удочку наши граждане, получившие уже первые «подарки счастья» от власти в виде новых законов? Что же касается экспортного варианта реформирования государств, то пусть эта идея завоевания западного мира  отправляется туда вместе с её авторами и всеми «эффективными менеджерами», которые  обеспечили «процветание» нашего народа в новом тысячелетии. Дело теперь за Западом.

Печально, что такой опус выдаётся за серьезную программу преобразования действительно великой страны. Более того, наша так называемая культурная элита пытается выдать эти размышления за глубокое философское осмысление современной реальности, раскрывающее «глубинные культурологические пласты» исторического развития. Явное старание выдать желаемое за действительное вместо того, чтобы обратиться к идеям настоящих отечественных мыслителей, которых волновала судьба России. Главная проблема развития нашего государства, его будущего – не в военной организации, не в почитании власти и раболепии, а в решении растущей пропасти между властью и народом. О каком доверии народа может идти речь, если власть постоянно защищает небольшую группу людей, именуемых олигархами, которые присвоили себе практически все природные и созданные трудом народа богатства страны? Величие государства и его правителя достигается ростом благосостояния людей. Самая сильная привлекательность страны определяется уровнем жизни её народа. Сегодня государство нуждается в идеологии, отражающей и защищающей интересы ни отдельных элит, ни страт, ни классов, других гегемонов, а всего народа.

    Вторая наша проблема – «европейничанье», о которой писал подлинный патриот России Н.Я. Данилевский. Ещё в начале 18 века благодаря реформам Петра русский народ был расколот на два слоя: «низший слой остался русским, высший сделался европейским – европейским до неотличимости», писал Н.Я. Данилевский. (3.С.275.)  Этот раскол не преодолен за прошедшие столетия. Если кто и старался создать принципиально иное государство с новыми формами управления, государство всего народа, так это большевики. Но и их идеология была скопирована по кальке западных теорий с небольшими поправками на российскую действительность.  Государства по своим функциям не разнятся в зависимости от территории, где оно их осуществляет, в Америке или Азии.  Это известно каждому образованному человеку, поскольку оно является надстройкой над экономическим базисом, его породившим. И современное российское государство практически не отличается от государств Запада или Востока, разве что по формам правления.

«Глубинного государства в России нет, зато есть глубинный народ», утверждает автор, который хотя и участвует в мероприятиях государства и глянцевой элиты, но думает иначе. И это выдается за открытие особенности нашего народа. Какая китайская ученость, какая оригинальность мысли!  Данилевскому Н.Я. с его характеристиками русского народа и видевшему в качестве главной причины его деятельности «не материальный интерес, а внутреннее нравственное сознание», далеко до современного мыслителя. (3.С.195.) У русского народа в критически важные исторические моменты всегда проявляется перевес общенародного над индивидуальным интересом, что давало ему возможность побеждать. Да, веры и терпения русскому народу не занимать. Но эти характеристики не свидетельствуют, что он верит чему угодно и с рабской покорностью несёт бремя власти.  Нас, русских, часто упрекают в покорности, отсутствии прав и гражданских свобод, других атрибутов западного мира. Но «едва ли существовал и существует народ, способный вынести большую долю свободы, чем народ русский, и имеющий менее склонности злоупотреблять ею». (3. С.487.) 

Мысль автора о том, что у нас отношение к власти строится на полном доверии, и в будущем оно будет крепнуть – святая наивность. Если основу «долгого государство Путина» будут составлять «люди длинной воли», а это – силовые структуры, то тоталитаризм нам обеспечен. Данное понятие употреблял Л.Н. Гумилев, в работе «Древняя Русь и Великая степь», где изложил свое видение формирования государственности у монголов. Оно характеризует людей, порвавших свои связи с родом, его традициями и самостоятельно строивших свою жизнь, которая в силу объективных и субъективных причин носила воинственный характер. Эти волевые люди являлись носителями социальной активности, пассионарности и агрессивности.  Исполнив свою роль, они сошли с исторической арены. Кто же сегодня является носителем пассионарности, есть ли такие люди в нашем обществе? На этот главный вопрос автор не даёт ответа. Если не определён субъект исторического действия, не созданы условия его формирования, то красивые идеи останутся только благими намерениями. Автор ничего не говорит об этом, видимо, подразумевает современную элиту. Но наша элита, по всем признакам теории Гумилева, характеризует наступление фазы абскурации, когда «ценятся не способности, а их отсутствие, не стойкость в мнениях, а беспринципность». (10.С. 452.) Наша элита, скорее, «проедает» богатства, накопленные прошлыми поколениями, чем их создаёт. 

         Автор в своих статьях и размышлениях не дает ответа на важнейшие вопросы нашей действительности, в первую очередь, социальной справедливости, которую он вообще не замечает, а она - важнейшая особенность русской ментальности, являющейся  практически  сущностью  русского человека. Утверждать, что наше государство коренным образом отличается от западных государств по таким характеристикам, «как умение слышать и понимать народ», видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина» – верх «совершенства» философской мудрости. В духе компьютерной революции, прямых и обратных связей с мнением народа о пенсионной реформе, видимо, произошел сбой в хорошо налаженной сети. Российская Федерация сегодня действительно нуждается не в пророчествах, а в новой Конституции, в которой бы государственная идеология заняла достойное место. Существенными характеристиками такой идеологии должны быть: справедливость, свобода и патриотизм. Только это может обеспечить нашему государству долголетие.

Воробьев Ю.Л. – доктор философских наук, профессор. Курск.
 
 
Литература:
1.. Сурков В. Ю. Тексты. М. 2008.. Долгое государство Путина. Независимая Газета.
2. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Ницше Ф.Соч. в 2х т. Т.2. М. «Мысль», 208.С.12.
3.  Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М «Книга».1991.
 4. Зиновьев А.А. Нынешний строй в  России - это «рогатый заяц». Газета «Советская Россия».№54(12828), 13 мая 2006.
5. Талеб Насим. Черный Лебедь (под знаком непредсказуемости). М.: Изд. «Колибри». 2009.
6.Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Полно собр. Соч. Т.18.
7. Ильин И.А. Наши задачи. Соч. в 10т. Книга вторая.
8.Бердяев Н.А. Избр.произвед. Судьба России. Ростов-на-Дону. «Феникс». 1997.
9.Тоффлер Э. Шок будущего. .М: ООО. Изд. «АСТ»,2001.
10. Гумилев Л.Н.  Этногенез и биосфера Земли. М.: ООО изд. «АСТ», 2001.
 
 
31.03.2019

Юрий Воробьёв


Государственная идеология





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта