Государство в государстве - Британская Ост-индская торговая компания (30.04.2018)

По мере копания в принципах управления компанией рано или поздно натыкаешься на две большие формации — Инквизицию и Ост-индскую торговую компанию. Про первое я не готов дискутировать во избежание холиваров, а вот про второе немного раскопал. 
Это бизнес, который внезапно стал больше Англии, повлиял на технический прогресс, развязал пару войн и перебил сотни тысяч людей. На половине планеты следы этой компании — от «Садов Компании» близ мыса Доброй Надежды до упоминаний в современных фильмах вроде «Пиратов Карибского моря». Бизнес впечатлял. 
Представьте ситуацию: вторая половина шестнадцатого века, в Англии полная задница с финансами. Народ бухтит и не повинуется, отлаженная судебная система стала жёстким рандомом, угроза войны, никаких надёжных внешних союзов. Понятно, что всё это приведёт к ещё большим проблемам, внутреннему расколу и гражданской войне. Надо было что-то делать, и делать довольно быстро. 
Первый способ решения проблемы был прост как полено — перекредитоваться и зализать раны, а потом медленно отдавать занятое. Но вот только Амстердам давал под 14% в месяц, и поэтому слегка окосевшие от голландской наглости англичане брать отказались. 

Оставалось думать. Это было непривычно, поэтому результат тоже получился неожиданный.

Сам я в этом деле, конечно, не участвовал, но поднимать данные было увлекательно. Сразу говорю — источников много, они противоречивые, но кое-какое целостное впечатление составить можно. Дальше — исключительно то, что я понял, вполне возможно, что сюжет шёл как-то иначе. Мне это всё было важно не для исторической точности, а в прикладном плане для изучения теории управления. Именно на этом я и постарался сделать акцент дальше. 

Наиболее прибыльным бизнесом тогда была торговля с новыми землями. Напомню, в это время Португалия медленно отдавала пальму первенства на морях Испании, плюс была сильна Венеция. У Англии даже толкового флота ещё не было. 

Раньше уже была создана компания для торговли с Испанией, и она давала достаточный поток доходов. Но вся эта песня кончилась аккурат в момент смены короля — Филипп II запретил возить товары на чужих судах. На английских нельзя, на своих испанских можно. Для англичан это был алес — денег и так не хватало, а тут стало не хватать совсем. Вот прямо вилы.

Началась контрабанда, дикая и беспощадная. В 1563 году пришло эмбарго на ввозы товаров в Англию, потому что английские Джеки Воробьи с Морганами и Бладами уж больно грамотно давали испанцам отмашку на дальних рубежах. Кстати, настоящий из всего списка только Морган, и родился он на век позже. Поэтому почтим память безымянных героев. 

А ещё чуть позже корсары умудрились поцапаться заодно и с Португалией, и внешней торговле Англии окончательно пришла толстая полярная лисичка. 

В 1553 году англичане разведали дорогу до нас, русских. Иван Грозный в 1558 году пробился к Балтике и — понеслось. Нам нужно было много пороха и ружей, пушечной стали — и вот англичане-то их и поставили. Ничего другого нам от них не было надо — всё можно было достать ближе. А вот оружие нам европейцы не давали — и я их вполне понимаю. Кстати, про ружья — похоже, это были те самые, которые мастер Левша завещал кирпичом не чистить. 

Европа от такого зрелища поставок боеприпаса в обход всех, мягко говоря, впала в когнитивный диссонанс. Торговые объединения долго думали, чего бы такого сделать, и таки убедили датского короля, что англичане возят стволы шведам, чтобы поименованные шведы могли напасть на него лично. Датский король был параноиком. В медицинском смысле. Морской путь перекрыли. Англичане попробовали контрабанду, но быстро узнали, что датчане — это нифига не расслабленные испанцы, ловить умеют, и суда отжимают сразу вместе с товаром. 

Английские купцы были одиночками, которые если что — сидели по закону. Центрального объединения и профсоюза у них не было, и это очень мешало отстаивать интересы. Забегая чуть вперёд, аж до времён окончания кругосветки Дрейка в Испании, они спорили обо всём — но уже разбились на два фронта, англо-испанскую торговую компанию и «профсоюз». В этот же момент кто-то особо ушлый наладил канал поставок берберам (1576). Испанцы, воюя с пиратами султаната, были очень обрадованы тому, что у необразованных пиратов есть дальнобойные ружья и пушки с клеймом «сделано в Англии». Следствие: май 1585 — конфискация всех английских судов Испанией. 

В ответ Елизавета начала массово выдавать корсарские патенты. Пример героя этих лет — Жора Клиффорд, угрюмый мужик с очень интересной манерой развлечений. Он накопил рейдами аж на 47-пушечный корабль, а потом начал перехватывать испанские конвои с серебром и золотом. Проблема была в том, что их ещё надо было найти, что не получалось. Трижды он эпически промахивался мимо конвоя и грабил непричастных. Потом случилась феерия у Сан-Хуана. Там англичане в большом ассортименте подошли к острову грабить. Испанский генерал де Гусман приказал закатить пушки поглубже и не стрелять. Англичане решили, что пушки ещё не завезли, и подошли поближе, аж на 150 метров к форту. И начали устраивать военный совет. Обстрел 24-фунтовыми пушками со 150 метров с возможностью тщательно прицелиться, по пристрелянным секторам — это как пулемётом по фуре в упор. Рейд обломался. Мягко говоря.

Но наш герой Жора поднял опыта, сделал выводы и вернулся через полгода с 18 кораблями. А на острове как раз шла пересменка бойцов — старых солдат увезли, а новые ещё не прибыли. В итоге англичане с двух попыток взяли всё и сразу — 60 человек убитыми в потерях, 4 миллиона песо выручки. Через месяц потери составили ещё 200 умерших от дизентерии и 500 больных. Пришлось уходить с острова. После выплаты кредитов Жора Клиффорд спустил оставшиеся деньги на скачках, чем серьёзно обогатил в итоге (после возгонки и дистилляции) бюджет Англии. 

Примерно из таких замечательных людей тогда состоял «свободный флот». 

Напомню, вся история морской торговли — это история астрономии и навигации. У кого лучше карты, тот и выигрывает. Англичане банально не могли обогнуть мыс Доброй надежды, что в Африке. Три раза отправляли экспедиции: три корабля, три корабля, два корабля. Всё пожрал долгоносик. Всё бы шло медленно и печально, если бы голландец Ян Гюгейн не спёр карты у испанцев. Он в 17 лет устроился слугой архиепископа Ост-Индии, и злостно злоупотребил служебным положением — скопировал все карты, которые мог достать, до чёрточки. Он ими иллюстрировал свой бложек (простите, книгу) про путешествия. За 4 года до образования Компании он её и издал. 

31 декабря 1600 года 214 купцов и один уже упомянутый граф Джордж Клиффорд получили отличный новогодний подарок — королева Елизавета основала ЗАО «Ост-Индская торговая компания». Управляющим стал мужик по имени Томас Смит, появилось 24 директора. Но 31 декабря они не отмечали, потому что у них Рождество, а не Новый год. Теперь про Жору. Жора Клиффорд успел конкретно разориться и вступил в этот проект ради того, чтобы было куда приткнуть суда, которые никак не могли стать ликвидным активом в момент, когда торговый флот не был нужен. Ушлый тип. 

Первая экспедиция стартовала в 1601 году и вернулась в 1603 году. Они обошли Индийский океан и закупили всего интересного. Драгоценности и шелка почти ничего не весили, зато корабли загрузили до самого верха перцем. Маржа 400%. Его было столько, что продать просто не успевали — 3 года он числился на складских остатках. В следующем году стартовала ещё одна экспедиция. По её итогам учредители получили полный возврат инвестиций — и у них остались доли в компании. 

Модель английской компании была построена на облигациях — купцы давали компании в долг, а потом требовали возврат с процентами независимо от обстоятельств. Успешность экспедиций в этом аспекте была неважна. Доли вкладчикам никто не давал. А в Голландии уже был фондовый рынок, и там понимали, что такое акция — именно акции голландской компании торговались в Амстердаме. Акция даёт долю. 

Денег у голландцев как у населения было в 10 раз больше, и население активно вкладывалось. Пока просто учтите этот факт, он ещё не начал драматически влиять на историю.

В это же время голландцы закрепились в Индонезии — англичане не могли себе позволить вкладываться в местную инфраструктуру и не могли позволить себе закрывать риски неудачных экспедиций, денег не хватало. А голландцы могли показать пару лет убытков инвесторам, но зато получить после этого десятилетия процветания. Плюс все их операции рассчитывались по долям, — если одна неудачная приходилась на две удачных, вы всё равно были в дикой прибыли. 

Следствие такой модели — голландская ост-индская компания на 1603-й год имела полный бюджет Англии в операционных расходах. Молодая английская ост-индская компания имела хрен с маслом.

В 1688 году англичане расчухали про акции и тоже реорганизовались — в эту сторону их задолго до фактической реорганизации очень активно пинал ещё дядька Кромвель, известный в кругах экономистов.


Чуть более поздний пример испанской базы. Это остров Палаван. История интересна тем, что камня на месте не было, поэтому испанцы строили из коралла. Очень долго.


Вот так живописно это выглядит с земли.

В 1620-х годах голландцы захватили острова Банда, и получили монополию на мускатный орех. Адмирал Кун решил создать внутриазиатскую торговую систему, своего рода шину для обмена товарами между Китаем и другими странами. И у него получилось. Англичане, испанцы и португальцы, глядя на эту наглость, просто кипели от ярости, но сделать ничего не могли. «Даже самая высокая виселица в старой доброй Англии недостаточно высока для Куна» — отметил директор английской ост-индской компании. 


Начались вооружённые столкновения. Голландцы и англичане пободались за острова Ай и Рун. Причём силами японцев. Но это отдельная песня. В 1621-м году азиатские наёмники вырезали там всех англичан. Свои действия перед акционерами Кун оправдал просто: «Не бывает торговли без войны, как не бывает войны без торговли». Потом голландцы напали на Джакарту, где был склад перца, снова вырезали всех поголовно. Англичане тоже в долгу не оставались — если встречался голландский купец, то его команда высаживалась прямо в море. Так продолжалось ещё некоторое время — англичане потеряли почти все торговые порты кроме индийских.

В Европе началась тридцатилетняя война. Через тридцать лет она кончилась, но в Ост-Индии творилась натуральная Санта-Барбара — Бомбей, который должен был быть английским, всё никак не могли правильно передать. Воевали все против всех, потому что конъюнктура постоянно менялась.

Исторически прибыль была всего около 5% в год, но акции стабильно росли — за 9 лет с 1672-го по 1681-й они скакнули с 80 до 365 фунтов стерлингов. В 1694 в Ост-Индской компании работало 35 человек и куча фрилансеров (включая капитанов). 

Бизнес не шёл. Точнее, шёл медленнее, чем у соседей, с трудом и надрывом. В 1688 году сформировался так называемый «Синдикат Папилльона», который начал в парламенте торг-аукцион по поводу отдельного разрешения на торговлю с Востоком. Вильгельм смотрел на эти споры, и в 1694 году (уже став королем) выпустил указ, согласно которому монополия Ост-индиской компании отменялась. Все торговые компании имели равные права на торговлю с Индией. 

Бизнес почесал голову, скинулся и поддержал свержение кровавого режима, но ничего не вышло. Чтобы как-то вернуть монаршее доверие, Ост-индиская компания в 1696 году вышла к Вильгельму с предложением — давали ссуду в 500 тысяч фунтов под 4% в обмен на восстановление монополии. Однако тут же появился дядька Папилльон, который предложил королю 2 миллиона под 8%. Вильгельм принял оригинальное решение: взял оба займа и оставил ситуацию как есть. Через десяток лет учредители поумирали, и дело стало только за коммерческими интересами. В результате в 1702 году синдикат и Ост-индиская компания слились в одну компанию, которая теперь называлась «новая или Единая Ост-Индская компания». Монополия была восстановлена к вящей радости владельцев. Плюс кое-кто в управлении сделал выводы из неудавшегося свержения короля — и начал понимать, что нужны собственные силовые структуры внутри бизнеса. Чтобы дальше таких провалов не было. 

Задача поставлена — надо решать. 

К 1720-1730 по Индийскому океану до Китая доплыли почти все развитые европейцы. В Китае жили китайцы, которые уже давно привыкли отлично справляться сами без внешней торговли. Зато у них был небольшой излишек товара, который они с удовольствием меняли на золото и серебро. 

Это значит, что туда ходили полные «инкассаторы», а обратно везли чай и шёлк, смекаете? Джордж Энсон тоже смекнул и захватил испанца с двумя годовыми оборотами британcкой ост-индской компании на борту. Это было хорошим развитием бизнеса для англичан. И англичане решили сделать это повторяющимся бизнес-процессом. 

На месте ещё вела операции датская ост-индская компания, в 1717 году учреждена австрийская, в 1731-м году открылась шведская. Голландцы с португальцами уже весело воевали как в торговом плане, так и в очень даже оффлайне. Голландцы побеждали. И тут в этот тёплый междусобойчик просочились французы. В регионе было невероятно много всякого сброда включая довольно хорошо военно-подготовленных изгнанных японских ронинов. Их, по скромным оценкам, было до 100 тысяч рыл. Французы наняли всех, до кого смогли дотянуться — и внезапно начали и учить европейским правилам боя, что никто раньше не делал. А заодно добавили им суперабилку — аналог дипломатического иммунитета. Только трибунал французскй ост-индийской компании мог судить их поступки. 

Пока англичане чуть выдохнули и продолжили размеренно развиваться, французы неожиданно навонзали всем. 

В это время надо понять, почему Англия вдруг нашла средства. Был такой парень по имени Лоренцо Тонти, который предложил беспроигрышную схему — даёшь в компании товарищей миллион государству, а потом всю жизнь получаешь с него проценты, пока последний из товарищей не погибнет. Схема пиратского братства Карибов, слегка докрученная Тонти. Во Франции этот «лохотрон» не разрешили, предположив, что тогда друзья будут резать друг друга, чтобы последний получил куш. А в Англии и Голландии прокатило. Только разница в том, что голландцы давали 6%, а англичане 8%. 

Никто ещё ничего не понял, но это была катастрофа для Голландии. Вот на эти два процента англичане и жили. Потому что зажиточные голландцы пришли в английские банки. Операционный счёт очень быстро рос, Англия начала позволять себе огромные обороты. Плюс дядька Вильгельм реально взял за самое ценное элиту общества — бабки-то у него, и о тылах беспокоиться не надо. Свергать его никто не будет, иначе бабок не видать, потому что вся система держалась на королевском слове и королевской казне. 

А ещё налоги в Англии были 13,2% на 1740-й, а в Голландии — около 30% итого. И голландцы вдруг начали строить промышленность в Англии. Потому что английские банки давали голландцам дешёвые кредиты из их же голландских денег с тонтин. Процесс вызвал ещё несколько рекурсивных последствий, и англичане стали жирными котами. Обороты из голландской Компании пошли в английскую Компанию. 

Общественность поняла масштаб происходящего примерно через 40-50 лет, когда дёргаться было уже поздно.

Набрав денег, Англия резко поменяла стратегию: торговать стало выгоднее, чем корсарствовать. И началась стадия окукливания, то есть защиты своих интересов. Пиратами для англичан стали все остальные. Появились большие вооруженные конвои, перевалочные военные базы, вот это всё. Следующая стадия — занятие плацдарма и построение инфраструктуры. Пока себе в убыток, но с пониманием, что надо один раз вложиться сейчас, чтобы потом всё работало как часы. Обошлось не без эксцессов, но инфраструктуру англичане подтянули и хорошо укрепились в индийском бассейне.

В 1750-х и Англия, и Франция столкнулись с армиями индусов и других местных государей и очень, ну прямо очень удивились. Оказалось, что преимущество в технологии и обучении сильно важнее преимущества в числе. Всех местных стали раскатывать просто как паровым катком, — и единственным сильным противником были другие европейцы. 23 июня 1757 года, дата битвы при Плесси, многими британскими историками считается днем рождения Британской империи. Это была дата окончательного осознания превосходства технологий стимпанка над тактикой зерграша. 

Обе торговые компании стали строить настоящие империи. Но если в случае Франции это были колонии Франции, то в случае Англии — колонии Английской торговой компании. 

Задержка связи составляла полгода. Поэтому служащие Компании были очень автономны. Собственно, чтобы вся эта структура работала эффективно, ещё где-то около основания Компании были выбиты привилегии на то, что служащие — неприкосновенны. В смысле, это почти как армия — свой суд, свой устав, своя политика. То есть Компания стала мини-государством, инъективным Англии.

В текущем периоде принцип найма служащих был такой: «маленькое жалование и огромный приработок». Например, «основатель Британской империи» Роберт Клайв был изначально писцом с зарплатой в15 фунтов в год на 1743-й год. А в качестве лорда, барона Плесси и генерала понтовался перед английскими друзьями: «Я бродил по открытым для меня подвалам между грудами золота и драгоценностей!». 

Служащие воровали в полный рост. В 1763 году произвели оценку и поняли, что они своровали примерно на годовой оборот компании. Государство такое положение вещей, естественно, не очень радовало — получалось, что бизнес Англии ничего не даёт. С бизнесменов потребовали отчётность и заплатить налоги. Но тут внезапно выяснилось, что большая часть правительства либо была повязана с Компанией долями, либо получала пенсию от Компании. В 1767-м году Компания предложила сыграть в «Поле чудес»: «Мы даём вам 400 тысяч фунтов стерлингов, но не открываем этот чёрный ящик». А ещё директор Компании заявил, что «все подвластные Компании территории были завоеваны без какой-либо помощи английской армии и Королевского Флота», поэтому что происходит в Индии, остаётся в Индии. 

В 1773-м Бенгалией (20 миллионов населения) управляли, по факту, 250 чиновников Компании. Плюс силовой корпус — 500 офицеров и 3000 белых солдат. Британцы нашли местные кадры, которые послужили, по сути, оккупационной администрацией и бодро начали прессовать своих же. В 1781-м году начали расследовать эту истории в Лондоне. В 1783 появился законопроект о создании парламентской комиссии для контроля над Компанией. В этом же примечательном году начал извергаться Лакагигар, и делал он это аж 8 месяцев. Началась вулканическая зима из-за взлетевшего пепла. В Исландии погибло около 9 тысяч человек впрямую, и немного поменялись сезонные циклы по всей планете. Нил не разливался, погибло 2 миллиона человек. А в Индии поднялась температура воды, что привело к засухе. 

У Компании были запасы галет на складах, но склады не открывали. Предполагалось, что надо просто подождать, пока конкуренты вымрут естественным путём. Когда буханка хлеба стала стоить примерно 1000 рублей по нашим меркам — только тогда клерки по своей инициативе начали зарабатывать бешеные бабки. В 1783–1784 годах в Индии умерло, по разным оценкам, от 10 до 14 миллионов человек, в том числе на подведомственных англичанам территориях — до 4 миллионов. 

13 февраля 1788 года началось слушание дела по этим событиям в Лондоне. Компанию принудительно разделили на несколько частей. Коммерция была отдельно, а политика — под присмотром государства. Но по факту система управления была достаточно эффективной, поэтому ничего не поменялось особо. Отчёты генерал-губернатора проверял директорат Компании, то есть они проверяли не растраты и злоупотребелния, а то, что губернатор не стал нелояльным компании. Лоялен чиновник — и на его воровство можно закрыть глаза. Нелоялен — и вполне можно обвинить его в коррупции. Новая схема прижилась — и Компания продолжила работу. 

В 1779 году изобрели прядильную машину, и хлопок не надо было больше возить. Ввели заградительную пошлину на ввозимую ткань. Стали возить сырьё. Это аукнулось уже в 1800-е годы, когда индийские ткачи, оставшись без заказов, начали массово умирать от голода. Даже сырьё не продавалось — дешевле оказалось возить из Бразилии. А ещё в Европе начался очередной виток войн, и не стало денег, чтобы возить их в Китай для закупок. В 1771 году обанкротилась голландская Компания. 

В 1793 году сотрудникам английской ост-индской компании подняли зарплату чуть ли не в два раза, но при этом (наконец-таки!) запретили заниматься собственными торговыми операциями. Теперь клерки должны работать исключительно на Компанию. 

Англия начала воевать с Францией. Франция начал активно раздавать каперские патенты в акватории. Кое-что напоминает, правда? В 1807 году французские и прочие пираты охренели настолько, что английская Компания начала менять стратегию. Перешли к конвоям, сыграв на том, что у пиратов не было средств связи. Но система конвоев резко снизила тактовую частоту сделок. 

В 1811 году в Европе поделили зоны ответственности в акватории. В 24-м году в ходе переговоров оказалось, что Сингапур продан голландцам. Султан, сидящий внутри, мягко говоря, обрадовался такой новости. И предложил сделку — продать Сингапур Компании. И продал. То есть город оказался сразу отбит обратно, не находился в английской юрисдикции, не находился вообще ни в чьей юрисдикции — и стал свободной гаванью. Компания повезла опиум. Рядом развернули базы китайские контрабандисты. Мы тоже возили из России, но верблюдами. То есть получалось меньше.

Китай охреневал. Компания не хотела воевать с ним (партнёр же и поставщик), а вот свободные торговцы начали продавать контрабанду напрямую. 

В это время наши (русские) настучали Персии в военном конфликте. Это оттянуло правительственные войска англичан. Мы боялись, что англичане перейдут в атаку, англичане боялись, что мы перейдём в атаку. Паранойя крепла, бюджеты увеличивались, войска накапливались и хмуро смотрели друг на друга. 

В Англии решили организовать войну с Китаем, но поскольку своих сил не было, поручили эту обязанность Компании. Ситуацию спасло то, что армия у Китая оказалась такой же плюшевой, как раньше у Индии. И Компания неожиданно выиграла. 

Успех удивил всех: и Англию, и Китай и даже Компанию, кажется. Глядя на такую картину, правительство Англии решило подрезать полномочия Компании. Сначала забрали монополию на Ост-индию (1813), потом на Китай (1833), запросили 6 миллионов фунтов стерлингов (1834), ввели тогда же параллельную систему управления в Индии. 

Компания теряла средства, и надо было что-то срочно придумывать. Провели разведку и установили, что в Индии, оказывается, тоже растет чай. В Ассаме. Но местные не умеют делать это как китайцы, и обжигают листья. Чай получается красивый и крепкий. В 1837 появилась британская компания, которая занималась только чаем. В 1841 году врач Бенгальской медицинской службы Артур Кэмпбелл тайно вывез из Китая образцы и попробовал выращивать в Западной Бенгалии, в местности Дарджилинг. «Иностранец» очень легко прижился на новой земле, и теперь настоящий китайский чай англичане могли выращивать и в Бенгалии. Китайский рынок чая получил здоровенного конкурента.

В 50-х Компания раскатала Бирму. Причина была совершенно идиотская — кто-то пустил слух, что патроны, которые выдавались сипаям, были со смазкой из свиного и коровьего жира. А это имеет важный религиозный подтекст. Рабочие завода начали ржать над элитой элит и обзывать их лохами. Английский полковник объявил общий сбор и довёл до личного состава, что это всё ложь и провокация, и поэтому он прикажет обезжирить патроны. Народ закономерно подумал, что если это ложь и провокация — то зачем обезжиривать? Индусы обижались, их продолжали дразнить низшие сословия. 

А потом через год началось восстание. Которое, возможно, быстро подавили бы, если бы не вот этот рычаг влияния на сипаев. Им было как-то уже не так весело сражаться за англичан. А ещё англичане научили местную интеллигенцию, что и как делать. На свою же голову. И местные проявили чудеса изобретательского подхода в решении задачи, как поубивать оккупантов. Совет: по возможности не воюйте с хорошо замотивированными инженерами, которые хотят вас убить. 

Вторая война в Бирме подорвала бюджет компании, и новых прибылей не было. Компания сначала попала в кассовый разрыв, а потом стала банкротом. 

Ещё через год индусы читали в Лондоне доклад «об истинном положении вещей во владении Ост-Индской компании». Следствие — законопроект о закрытии Компании. Предполагалось, что Королева должна управлять Индией впрямую. Денег там было мало, зато там было много рабочей силы, хороший рынок сбыта и ещё Индия была доказательством того, что Англия — это сила. Без Индии Империя как-то не складывалась. В итоге акционерам ост-индской компании выплатить компенсацию в 15 миллионов фунтов, и бизнес закрыли. 

Компания изначально спасла Англию и сделала её великой, добиваясь торговыми путями того, чего нельзя было сделать прямым вторжением в азиатские страны. Потом она стала слишком автономной и слишком сильной, — настолько, чтобы стать конкурентом самой Англии. И в этот момент ей начали обрубать полномочия. Модифицированная Компания стала тормозить прогресс Англии (в частности, использовать рабский труд вместо развития капиталистических моделей), и её по накопившимся со всех сторон причинам пришлось закрыть совсем. 

Следов осталось много. Верфи Компании вроде как стали образцом для Санкт-Петербурга. Огромный Кейптаун — бывшая перевалочная база Компании. Джакарта — немного подросшая штаб-квартира Компании. 
30.04.2018


Источник: https://habr.com/company/mosigra/blog/353016/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта