Гамлет Чипашвили: Грузия запуталась: «первый господин» — Турция, США или Европа? Интервью (Грузия) (30.07.2019)

«Турция — это страна, которая первой протянула руку помощи Грузии после объявления ее независимости и сделала все для восстановления территориальной целостности Грузии. В 2004 году, когда возникли проблемы в Аджарии, Турция сделала все, чтобы население Аджарии избежало кровопролития и гражданского противостояния», — заявил в мае 2008 года третий президент Грузии Михаил Саакашвили.
Слова экс-президента были сказаны в связи с подготовкой документа о режиме свободной торговли Грузии с Турцией, целью которого было максимальное привлечение в Грузию турецких инвестиций. Турецкие деньги предполагалось направить в сферу строительства, перерабатывающую промышленность, развитие предпринимательства и т. д. Уже сегодня, по прошествии 15 лет, в Аджарии говорят об экономической экспансии Турции, опасаясь того, что вскоре населению автономии и вовсе запретят говорить на грузинском языке. У аджарцев такое ощущение, что они живут не в Грузии, а в Турции. О том, как развиваются современные грузино-турецкие отношения, а также о том, насколько сильна экономическая зависимость Грузии от Турции рассказал грузинский политик и дипломат Гамлет Чипашвили.

На протяжении многих лет Чипашвили был представителем Аджарской автономной республики при центральном правительстве Грузии и приближенным лицом экс-лидера региона Аслана Абашидзе. Будучи депутатом партии «Возрождение» в парламенте Грузии, он до «Революции роз» 2003 года занимал должность заместителя председателя комитета парламента по внешним отношениям.

— Насколько силен сегодня в Аджарии турецкий фактор?

— В годы правления Аслана Абашидзе единственным турком, который осуществил инвестиции в Аджарии, был известный бизнесмен Шенер Арда, он построил паромную переправу в Батуми, что стало большим событием для того периода, данное сооружение по сей день считается одним из уникальных сооружений региона. Тогда в Аджарии не было такого наплыва турецкого бизнеса. После того же, как в 2004 году Аслана Абашидзе изгнали из Аджарии, а всю власть взяло в руки «Единое национальное движение», этот регион превратился в турецкий мир. Вам хорошо известно, что Саакашвили раздавал туркам грузинские паспорта, особенно, когда срок его президентства подходил к концу. Он выдал тысячи грузинских паспортов турецким гражданам, часть которых была представлена в качестве грузин.

— Что вы имеете в виду? У этих людей были грузинские корни?

— Некоторые из тех, кто живет по ту сторону от Сарпи, на территории Турции, имеют грузинское происхождение. Однако грузинский дух в них слаб, как с точки зрения религии, так и с познавательной и духовной точки зрения. Они верные граждане той страны, в которой они живут.

— Они не «болеют» за Грузию?

— Их отцы и деды, целые поколения — все родились в Турции. Эти территории в течение трех веков были отобраны Турцией, а затем возвращены Россией. Однако часть все же осталась в их распоряжении. Люди, которые живут по ту сторону от Сарпи, абсолютно тепло и по-родному относятся к Турции. Но, исходя из интересов бизнеса и иных соображений, многие из них, благодаря Саакашвили, получили грузинские паспорта. Получили гражданство Грузии не только лица грузинского происхождения, но и турки. Такая «туркизация» Аджарии не является государственным подходом и противоречит интересам Грузии.

— Вы против двойного гражданства?

— Просто я говорю, что такая щедрая раздача туркам паспортов гражданина Грузии была очень большой ошибкой. В результате для турков открылся большой ареал в Аджарии. Все строительство, которое ведется в Аджарии, находится в руках турецких компаний. Кроме того, ими было открыто множество магазинов и предприятий на территории Аджарии, особенно в Батуми, где работники также являются турками. Турки, живущие по ту сторону границы, переходят в Аджарию, работают, а вечером возвращаются домой. На этих предприятиях работает очень мало жителей Аджарии, они получают зарплату в 10 раз меньше, чем те же турки.

Аэропорт, который построили турки, находится вблизи от границы. Прилетает самолет, в котором большинство пассажиров — турки, садится в Батумском аэропорту, к самолету подъезжает автобус, в который пересаживаются турки, они без прохождения всяких таможенных процедур пересекают границу и затем уже проходят проверку на территории Турции. Нечто аналогичное происходит и когда турецкое население региона Трапезунд (Трабзон — тур.) собирается вылететь в другое место. Автобус прибывает в Аджарию, они садятся в самолет и вылетают. Ни в одной другой стране такой ситуации вы не встретите. Это значит, что территория Аджарии превратилась в турецкий «вилайет».

— Насколько выгодно турецким компаниям тратиться и привозить рабочую силу из Турции?

— Это турецкая рабочая сила, которая не может трудоустроиться в Северной Турции. Это фактически та часть Трапезунда, которая граничит с нами и до открытия границы с нами в начале 90-х годов была одним из отсталых регионов Турции. Уже после установления дипотношений и открытия границы, благодаря нам и России, началось возрождение этого региона. Таким образом, эта территория ожила и более-менее догнала остальную Турцию с экономической, социальной и иных точек зрения.

Проживающим в этом регионе туркам гораздо дешевле обходится поездка в Батуми и вылет отсюда в Анкару или Стамбул, чем поехать в Трапезунд и вылететь оттуда. Это долгий путь, поэтому они предпочитают более короткий — вылет из Батуми. Кроме того, турки, которые живут в этой зоне, трудоустроены на предприятиях, которые находятся тут же, под боком. Для Турции границы не существует, для них это подобно переходу с одной улицы на другую.

У жителей Батуми такое ощущение, что они находятся в Турции. В магазинах по-грузински не поговоришь, потому что хозяева прямо требуют с обслуживающего персонала знания турецкого языка. Мы, говорят, грузинского не понимаем. За эти годы появилось много кафе и турецких ресторанов. Уже не говорю о гостиницах… Процесс турецкой оккупации продолжается катастрофическими темпами: открываются небольшие мечети в горных и других районах Аджарии, молодежь отдают в турецкие училища Стамбула и других городов, где они получают информацию о суннизме и исламе.

— Как вы относитесь к турецким колледжам и университетам в Грузии?

— Процесс открытия турецких колледжей и университета активно развивался во время правления экс-президента Саакашвили. Его мать тюрколог. Саакашвили не раз говорил, что турки наши браться и соседи, а также то, что на протяжении веков между нашими народами не было той вражды, о которой пишет наша история. Представьте себе, что мать президента имеет связи в Турции, является где-то ректором, где-то проректором нескольких турецких университетов и исходя из этого понятно, что она душой и телом поклоняется культуре этой страны и навязывает это грузинскому населению. Когда Саакашвили заявляет, что турки якобы были нашими друзьями, а не врагами… Когда братья Бердзенишвили повторяют, что среди всех поработителей самыми мягкими и нежными были турки, ясно, с чем мы имеем дело.

— Фундамент взаимоотношений с Турцией был заложен еще при президентстве Шеварднадзе. Почему вы сегодня называете Турцию оккупантом?

— Во время Шеварднадзе Турция была дружественным государством. Шеварднадзе был той личностью, которая играла не одну политическую игру, он был и здесь, и там. И проамериканским был, и пророссийским, и протурецким и так далее. В конце-концов так запутался в этом круговороте, что под конец и голову потерял, и кресло. О том, что сделал Шеварднадзе, стоит задуматься.

Я был в те годы начальником аппарата парламента (1992−1995 гг.). Первое, что сделал Шеварднадзе по приезду в Грузию, это было согласие на заключение рамочного договора о дружбе и сотрудничестве с Турцией. Этот текст фактически целиком был подготовлен турецкой стороной, а в преамбуле было прописано, что стороны признают все те договора, включая исторические, которые были заключены ранее между Турцией и Грузией. Имелся ввиду и Карский договор, и многие другие. Грузия не может предъявить претензии на те грузинские земли, которые остались под властью Турции. Мы говорим, что Ошки и другие исторические грузинские памятники сегодня находятся на территории Турции, но визиты туда грузинских ученых вызывают у турецкой стороны раздражение. А от разговоров о том, что это наши земли, турки вообще сходят с ума.

— Как вы оцениваете современные грузино-турецкие отношения?

— Это нельзя назвать грузино-турецкими отношениями, это только отношение Турции к Грузии, правительство которой во всем поддакивает Анкаре. У Грузии еще не было такого правительства, которое не играло бы роль батрака перед Турцией, Азербайджаном и США. У нас нет своего я. Нынешнее правительство даже не осмеливается перечить Турции. А в правительстве Турции считают, что Грузия — это их друг и сфера влияния. В книгах, изданных бывшим министром иностранных дел Турции Ахмедом Давутоглу, сферой влияния Турции рассматривается вся Грузия. Ясно, что сегодня Турция не осуществляет этого оружием, пулями, открытой агрессией, но она осуществляет оккупацию мягкой политикой. Религиозный деятель Фетхуллах Гюлен пишет о том, что турки «должны развивать идею возвращения Великой Турции молитвами и маленьким ковриком».

— Насколько силен в Аджарии религиозный фактор?

— На этой небольшой территории, население которой не превышает и 300 тысяч человек, работает достаточно серьезный религиозный фактор соседнего государства. Влияние с этой точки зрения велико. Кроме того, облегчает ситуацию и тот факт, что определенная часть населения — мусульмане, с которыми туркам легче находить общий язык. Советскому Союзу понадобилось 70 лет для того, чтобы омусульманенные аджарцы стали христианами, а также чтобы привнести в них цивилизованную гражданскую культуру.

— Сегодня, когда в стране активны русофобские и антироссийские настроения, не проявляются антитурецкие настроения. Почему?

— В связи с событиями вокруг визита Сергея Гаврилова в Тбилиси российские журналисты приехали в Аджарию, побеседовали с местным населением. Аджарцы говорят: мы отуречены. Разве не оккупация то, что турки делают в Аджарии? Политические партии боятся поднять голос против Турции, чтобы та не прервала экономические связи, существующие между ней и Грузией. Кроме того, фактором является и то, что Турция — член НАТО.

С экономической точки зрения у Турции имеются очень серьезные рычаги давления не только на Аджарию, но и на всю Грузию. Все турецкое — начиная от медицинской аппаратуры и заканчивая медучреждениями, которые открыты на турецком капитале. Не говорю уже о той некачественной турецкой продукции, которая в избытке поступает на грузинский рынок.

— Турки также в больших объемах вывозят из Грузии сельскохозяйственную продукцию…

— Это потому, что они знают, что грузинская продукция экологически намного чище. Так, они покупают мед, картофель, который, к сожалению, мы производим в очень малых количествах. У Турции, Азербайджана и Грузии — единый военно-политико-экономический союз, часто проводятся совместные мероприятия.

Влияние Турции и Азербайджана на все сферы Грузии очень велико. Если добавим к этому еще и то, что Россию мы фактически возненавидели, выгнали из Грузии и никаких связей с ней у Грузии нет, легко представить то влияние, которое развивается в одностороннем порядке с Анкарой. Кроме того, Турция является второй страной в НАТО после США, с которой у нее очень напряженные отношения. В то же время между Турцией и Россией — отношения достаточно хорошие. Грузия имеет хорошие отношения с США, но мы уже не знаем, как вести себя с Турцией, к кому проявлять уважение. США уже вынуждают нас иметь иные отношения как с Ираном и Азербайджаном, так и с Турцией. В нашей прессе об этом не пишут, но почитайте азербайджанскую прессу, там говорится обо всем этом. США заставляют нас иметь плохие отношения и с Россией. Мы же рабы всех, а сейчас запутались и не знаем, кто наш «первый господин», Турция, Америка, Европа или кто-то иной? Правда, сегодня в Грузии американской военной базы нет. Но никто не исключает, что она может появиться завтра. Не удивляйтесь, если эта база будет построена в Анаклии.

— Но президент сказала, что никаких американских баз в Грузии не будет…

— Какой президент? Зурабишвили? Ее политической фигурой никто и не воспринимает. Ее назвали заблудшей кошкой, которая мечется туда-сюда.

— Президент по новой Конституции и без того политической фигурой не является…

— В том-то и дело. Это человек, который говорит одни глупости. На ее слова никто внимания не обращает. Ее слова о том, что в Грузии американских баз не будет, ничего не значат, ее никто в эти дела посвящать не будет. Сами американцы, если понадобится, откроют базу так, что никого в правительстве Грузии об этом и не спросят.

— В чем вы видите выход из описанной ситуации?

— Не вижу выхода. В течение 30 лет все наши руководители — Шеварднадзе, Саакашвили, Иванишвили — проводили антигосударственную политику и поставили народ в ужасное социальное положение. Экономика на спаде, сравнялась с землей. Никакой экономики у Грузии нет, есть безработица, народ бежит за границу, в ту же Турцию. Гурийцы собирают чай в Турции, а ведь раньше славился именно грузинский чай. Если ко всему этому добавим катастрофическое демографическое положение, то через 11 лет грузин в Грузии будет гораздо меньше, чем представителей других национальностей. Это данные ООН, а не мои. Не осталось ни одной страны, куда грузины не уехали бы в эмиграцию. Наше положение достаточно тяжелое, и наше правительство должно хотя бы раз подумать о народе.

Источник
30.07.2019

Гамлет Чипашвили





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта