Виталий Третьяков: Хартия спасения Европы (05.02.2019)

Европа и европейская цивилизация находятся на краю гибели — теперь уже мало, кто в этом сомневается.

К сожалению, громче всего звучащие в самой «Европе» (Европа минус Россия) рецепты спасения либо невежественны, либо бесперспективны в силу своей неолиберальной догматичности, то есть антинародности.
Для меня очевидно, что Россия выживет и без «Европы». Но всё-таки я не настолько отделяю Европу от России, а Россию от Европы, как это делают сами патентованные «европейцы», чтобы быть равнодушным к судьбе нашей части света.

Конечно, без отрезвления самой «Европы» России её не спасти — слишком мощным стал сегодня суицидальный синдром у этой «Европы». Но, кажется, шанс ещё не потерян. Попытаться отрезвить «Европу» можно и нужно.

Написанная мною «Хартия спасения Европы» и есть такая попытка.

Попытка скромная или, напротив, наглая — мне всё равно, как кто-либо её оценит. Я знаю, что это попытка искренняя и тщательно продуманная. Кто может предложить что-то лучшее, пусть сделает это. Но молчать уже нельзя. Дело решится в ближайшие 10−15 лет.

***

Итак, во имя спасения Европы (европейской цивилизации) в том виде, в котором мы её знаем, ценим и любим, необходимо радикальным (революционным) образом пересмотреть всё, что можно отнести к европейской политике в широком понимании этих слов. Ниже я перечислю то, что считаю самым непреложным и принципиальным.

Деоккупация Европы. Вывести все войска и военные базы США с территории европейских стран, для чего разумнее всего просто распустить НАТО. «Европа» должна перестать быть военным вассалом США.

Как минимум, исключить из ОБСЕ США и Канаду, а лучше всего вообще ликвидировать эту организацию как извратившую цель своего создания. В совокупности эти две меры будут означать пусть не полную, но радикальную деамериканизацию Европы.

Следует распустить и Европейский союз как исторически отжившее своё наднациональное бюрократическое образование, к тому же не отражающее интересы не только всех стран Европы, но даже и многих членов ЕС. Евросоюз распадётся и сам по себе с той же неизбежностью в те же исторические сроки и по тем же причинам, по которым распался Советский Союз — Евросоюз № 1, сто лет назад возникший на востоке Европы. Но тогда это будет хаотичный распад с соответствующими эксцессами и последствиями.

Воссоединение Европы. Мало того, что западноевропейцы позволили американизировать свою часть Европы, они ещё и приватизировали историческое имя Европы, посчитав Европой только то, что является Евросоюзом и НАТО, и отделив от неё всё, что не входит в эти две организации, в первую очередь — Россию. Настало время воссоединить «Европу» и Россию, ибо это и есть настоящая полноценная и полномасштабная Европа и европейская цивилизация (кстати, продлённая Россией в Азию — до Тихого океана).

Необходимо собрать Форум представителей политической и общественной мысли всех европейских стран и всех идейных направлений, целями которого должны стать: 1) учреждение постоянно действующего Интеллектуального совета Европы; 2) выработка в течение ближайших 5 лет Стратегии сохранения и развития европейской цивилизации; 3) разработка новой политической архитектуры Европы, в частности — концепции Организации европейских наций (ОЕН).

Должно публично заявить, что главными субъектами внутриевропейской политики являются только и исключительно независимые суверенные европейские (расположенные в Европе) страны.

Следует наложить и юридически закрепить запрет на вмешательство любых европейских государств во внутренние дела друг друга, а тем более — на вмешательство во внутренние дела европейских государств, а также во внутриевропейские дела (включая межгосударственные противоречия и конфликты) любых не европейских государств.

Равным образом европейские страны должны публично отказаться от вмешательства во внутренние дела любых государств, расположенных за пределами Европы. Такое вмешательство возможно в исключительных случаях и только по просьбе законных правительств этих государств либо по решению Совета безопасности ООН.

Европейским странам следует инициировать реформу ООН, Совет безопасности которой после этой реформы должен формироваться по цивилизационному или континентальному принципу.

Организацию европейских наций нужно учредить ещё до реформы ООН. Высшим постоянно действующим органом ОЕН должен стать Совет безопасности, а его постоянными членами — великие европейские державы, за исключением (на первые 10 лет) Великобритании — из-за чрезмерного влияния США на её внешнюю политику.

История ни мира, ни Европы не остановилась. А ход истории — это всегда изменение границ, возникновение и исчезновение государств. Посему необходимо создать при ОЕН специальный орган — Совет непризнанных государств и спорных европейских территорий с представительством в нём каждого из таких государств и каждой из таких территорий.

Категорическим императивным является создание между западными странами Европы и Россией пояса нейтральных государств, каковые не будут иметь право в течение ближайших 15 лет вступать ни в какие межгосударственные военные блоки — как внутриевропейские, так и внеевропейские. В этот пояс должны войти: Норвегия, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Беларусь, Словакия, Венгрия, все государства бывшей Югославии, Болгария, Румыния, Украина, Молдова, Грузия. Это позволит постепенно преодолевать исторический «раскол Европы», служивший причиной многих войн.

Необходимо внести в конституции и иные основополагающие документы европейских стран положение о христианской основе европейской цивилизации, что, не отрицая права каждого жителя Европы на исповедование любой традиционной религии или на атеизм, должно означать и предполагать:

1) Признание исторического авторитета христианской Церкви (христианских конфессий) как для общества в целом, так и для его политических и всех иных институтов;

2) Запрет на уничтожение или ограничение демонстрации материальных, духовных и культурных святынь и символов христианской религии;

3) Обязательное следование, в том числе и юридическое, основным нормам традиционной христианской морали и соответствующих запретов;

Демографические кризис является одним из самых трагических вызовов современной Европе. Поэтому, но и по многим другим причинам, необходимо восстановление традиционного (классического) института брака как добровольного союза мужчины и женщины. Никакие иные союзы и связи, основанные на физиологической близости и/или сожительстве, браком признаваться не должны, хотя законодательно и не запрещаются.

Восстановление традиционного (классического) института семьи, предполагающего ответственность родителей за жизнь и воспитание детей до их совершеннолетия. Вмешательство государства, а также любых общественных организаций в отношения детей и родителей запрещается. Такое вмешательство возможно лишь в случае крайней необходимости и только по предельно ограниченному списку определённых законом оснований. Органы так называемой ювенальной юстиции должны быть ликвидированы, а повсеместно внедряемая система доносительства детей на родителей запрещена в педагогической практике.

Категорический отказ от признания, прежде всего юридического, в качестве нормы или особой и допустимой разновидностью нормы, того, что считается в традиционном христианстве, да и среди большинства людей, пороками.

Не менее категорический отказ от навязывания большинству населения Европы вообще и каждой отдельной страны в частности, в том числе и через решения национальных парламентов и местных законодательных органов, норм и стиля поведения малых социальных групп, особенно и в первую очередь в сфере отношений между полами, семейных ценностей, физиологических отношений между взрослыми и детьми.

Отказ от навязывания обществу «политкорректности», фактически заменившей институт цензуры, и так называемой толерантности, то есть от обязанности мириться с тем, что тебе не нравится, противно, противоестественно или мешает нормальной (включая исполнение гражданского долга и общественных обязанностей) жизни твоей семьи, твоих детей, самого тебя.

Отказ от поклонения гражданским правам и свободам, если они противоречат общепризнанным общественным интересам и естественной человеческой солидарности, естественного человеческого сотрудничества и общежития.

Отказ от идеализации и абсолютизации так называемой демократии (политической), ибо она нигде и никогда не являлась и в принципе не может являться полностью демократией или демократией для всех. Демонтаж обветшавших «демократических декораций», маскирующих власть правящего класса. Отказ от «демократического» политического лицемерия, каковое является одной из отвратительнейших черт современной «Европы».

Отказ от управляемого перевода демократии как «власти большинства» (пусть и иллюзорной) в «демократию» как власть (в этом случае уже реальную) узкой группы пассионарных и тоталитарных по своим интенциям меньшинств над большинством.

При этом, естественно, нельзя отрицать и умалять ценность и важность демократических форм управления (включая государственную власть), столь свойственных европейской цивилизации на разных этапах её развития. Но не в меньшей степени европейская цивилизация умела и плодотворно использовала другой естественный режим управления обществом — административно-командный (в пределе — авторитарный). Нахождение разумного, но всё время изменяющегося баланса между двумя этими методами управления — вот что такое истинная, а не притворная демократия, то есть власть во имя интересов большинства общества и общества в целом.

Признание разнообразия европейских стран, народов, их культур, языков, традиций, включая политические традиции, основополагающей ценностью Европы как сообщества стран и как цивилизации. Никакая страна не может быть принуждена к отказу от своих национальных особенностей — от ментальных до политических. Никому не может быть навязан какой-то политический строй, режим или какая-то политическая идеология или философия. Стандартизация, то есть планомерная унификация, жизни европейских стран и народов есть механизм постепенного умерщвления европейской цивилизации.

Отказ интеллектуалов, творческих лидеров и политиков, а в итоге и всех жителей стран Западной и Центральной Европы от цивилизационного расизма, то есть от деления жителей всех стран Европы на «европейцев» и «недоевропейцев», «не вполне европейцев» — тех, кому ещё нужно «доказать», что они являются «истинными европейцами», и от всех соответствующих стереотипов, риторики, «домашних заданий», «экзаменов» и «проверок».

Не менее важен и отказ от всё набирающего и набирающего силу и масштаб спекулятивного переписывания европейской и мировой истории, основными составляющими чего являются обеление «своих» злодеев и безосновательное наделение злодейскими качествами «чужих» или «чуждых» политических и государственных деятелей, военачальников и простых солдат, а также прямая ложь вплоть до перекрашивания агрессоров в жертв агрессии, а последних — в агрессоров. Нельзя не замечать, что сейчас в «Европе» дело дошло до оправдания и даже воспевания коллаборационизма, а значит, в перспективе — и нацизма. В некоторых европейских странах эта «перспектива» уже реализуется. А «Европа» делает вид, что не замечает этого, или просто трусливо молчит. Пора осознать, что эта политика, во-первых, аморальна; во-вторых, лжива, а потому антинаучна; в-третьих, ведёт к фактическому умерщвлению реальной истории Европы.

Ни бедных, ни отверженных! Проблема социальной справедливости в Европе должна решаться общими усилиями, что предполагает не только ликвидацию бедности в самых богатых странах или нищеты в самых бедных, но и устранение кричащих материальных различий в жизни населения разных европейских стран. В Европе вообще не должно быть бедных стран. Тем более что здесь этого можно добиться гораздо раньше, чем в какой-либо другой части мира.

Отказ от евроцентризма и «европейской» фанаберии по отношению к другим странам, народам и цивилизациям. Не могут жители стран, развязавших, как минимум, две Мировые войны (в реальности — не менее четырёх) учить других миролюбию или пацифизму. Не могут жители стран, когда-то располагавших колониями на всех остальных континентах планеты со всеми вытекавшими из этого последствиями, включая массовое уничтожение местного населения и работорговлю, учить других «толерантности», демократии, правам человека и пр. в том же духе. Не имеют морального права учить иные народы и более молодые государства гуманизму, милосердию, житейским и политическим добродетелям страны, в которых родились нацизм и иные расистские теории и которые веками эксплуатировали расистские практики.

Европа должна вернуть своим бывшим колониям то, что давно у них было отнято и отнимается до сих пор. Прежде всего — политическую и экономическую свободу. Возможно, Европе придётся — во имя исторической и социальной справедливости, а также ради своего собственного выживания, оказать народам своих бывших колоний тот минимум материальной помощи, который поможет им — в рамках их представлений и привычек — жить на их собственной земле безбедно и не менее счастливо, чем в Европе.

Европа и европейская цивилизация в их нынешнем состоянии не могут быть спасены без России, помимо России и тем более — в конфронтации с Россией и в борьбе против неё. Тот, кто думает иначе, либо невежда, либо глупец, либо провокатор (каких много на востоке Европы), либо идейный или безыдейный, но верный член партии атлантистов, а точнее — просто безвольный и послушный раб США. Именно сегодня Европа должна, наконец, объединиться во всём своём разнообразии и во всём своём географическом и историческом масштабе, то есть объединиться с Россией — с самой большой и со всё более и более европейской, чем сама «Европа», частью европейской цивилизации.

Речь, разумеется, идёт не о мифическом «Общеевропейском доме», который будет построен по западноевропейским образцам и неолиберальным чертежам, а управляться из Брюсселя, Берлина или Лондона. Такого дома никогда не будет — Россия больше не даст «перестраивать» себя под «Европу». Даже и пробовать не стоит!

Россия, конечно, может просто ждать, когда миллионы коренных (и не только коренных) европейцев побегут спасаться на её просторы. Более того, Россия должна на всякий случай (на случай глупого и безответственного поведения правящих европейских элит) готовиться к такому переселению европейских народов. Но всё-таки сначала Россия обязана предложить «настоящим европейцам» искренний и бескорыстный (бескорыстный в смысле меркантильности, но не в желании спасти европейскую цивилизацию) союз во имя сохранения всей исторической Европы на всех её исторических и географических просторах. Примет ли «Европа» предложение о создании такого союза или предпочтёт погибнуть в одиночку?..

P.S. Данный текст не является ни ответом, ни реакцией на Манифест «Европейский дом в огне», подписанный «30 европейскими интеллектуалами». Я задумал его ещё осенью прошлого года, но в суете текущих дел всё откладывал работу над ним.

Но теперь, когда моя «Хартия» по стечению обстоятельств вышла через две недели после этого «Манифеста», сравнение двух текстов неизбежно.

Я не предполагаю, что этим сравнением займутся сами «30 интеллектуалов» -- высокомерие их, как и всех «настоящих европейцев», общеизвестно. Оно, кстати, и является одним из ядов, уже почти отравившем до смерти когда-то привлекательную, блестящую и животворящую европейскую цивилизацию.

Мой текст о другом. О прямо противоположном.

И не только потому, что я задумал его несколько месяцев назад. Но ещё и потому, что манифест «30 европейских интеллектуалов», как его прозвали в наших СМИ, а я его, естественно, прочитал, пропитан химерами (или, в лучшем случае, иллюзиями) и даже исторической ложью, а написан теми чернилами «европейской фанаберии», которые исключают какой-либо иной, кроме неолиберальный догматики, примитивного евроатлантизма и заскорузлой русофобии (часто неонацистского толка), взгляд на вещи.

Поразительно, что, даже признавая, что они стоят на краю пропасти, в которую вот-вот окончательно рухнет «Европа», её «лучшие умы» отказываются от традиционного европейского свободомыслия, не говоря уже о переборе альтернатив, вариантов, учёте иных мнений и стратегий. Посыл у этих «лучших умов» один: Мы подошли к краю пропасти! Призываем вас, господа, — не сворачивайте!

Кроме того, мой текст состоит не из одного апокалиптического пафоса и многозначительных лозунгов. Он конструктивен. Для многих, уверен, даже слишком конструктивен, а потому может показаться утопичным.

И ещё одно необходимо отметить. Я человек неверующий, но считаю себя гражданином русской православной или — шире — европейской христианской цивилизации. Посему и настаиваю на том, что понимание и приятие христианства как краеугольной исторической константы европейской цивилизации является неизбежным условием спасения Европы.

Я буду счастлив, если моя «Хартия», очевидно, не бесспорная в некоторых своих положениях, найдёт отклик, а ещё лучше — поддержку, среди ответственных и здравомыслящих общественных и политических мыслителей и деятелей России. Среди тех настоящих российских европейцев, которые любят Европу не в ущерб России, а Россию — не в ущерб Европе. Которые ощущают как все тревоги сегодняшнего дня, так и все опасности грядущего — если «Европа» будет продолжать упорствовать в своих заблуждениях. Но тогда «Европа» исчезнет совсем, а мы потеряем значительную часть исторического наследия Европы и ареал европейской цивилизации резко сократится. И нам, России, придётся взять на себя всю ответственность за сбережение остатков того, что когда-то было блестящей европейской цивилизацией.

Конечно, Россия это сделает! Но всё-таки жалко «старушку Европу»…
05.02.2019

Виталий Третьяков
Источник: https://svpressa.ru/politic/article/223684/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта