Олег Поляков: Хазария российской коррупции: как это делалось в Астрахани (Россия: коррупция) (08.08.2019)

На карте антикоррупционной кампании в России появился еще один регион — Астраханская область, где массовая чистка чиновничьих рядов началась сразу же после неожиданной смены врио губернатора. Новому главе Астраханской области Игорю Бабушкину, ранее работавшему заместителем полпреда президента в СКФО, достался регион, где на протяжении полутора десятилетий под руководством экс-губернатора Александра Жилкинасформировался специфический и далеко не здоровый деловой и административный климат. На старте эпохи Жилкина, формально завершившейся с его прошлогодней отставкой, Астрахань претендовала на вхождение в число богатейших субъектов федерации, благодаря огромным запасам углеводородов и выгодному для международной логистики географическому положению. Действительность не оправдала этих ожиданий: несмотря на свои нефтегазовые залежи, Астраханская область остается глубоко депрессивным регионом с высоким уровнем криминализации и коррупции.
Бывший председатель регионального правительства Расул Султанов, и. о. министра финансов Виталий Шведов, и. о министра строительства и ЖКХ Олег Гужвинский, первый заместитель министра промышленности и транспорта Сергей Кучумов, заместитель министра экономического развития Астраханской области Сергей Стемасов — так выглядит список лишь самых высокопоставленных фигурантов «астраханского дела». На данный момент количество чиновников и связанных с ними бизнесменов, привлеченных к уголовной ответственности в рамках расследования махинаций в сфере финансов, ЖКХ и капитального строительства, приближается к трем десяткам.

Возбуждение почти полусотни уголовных дел и задержания последовали всего через несколько дней после того, как президент Владимир Путин освободил от должности врио губернатора Астраханской области Сергея Морозова, руководившего регионом всего восемь месяцев. Судя по тому, что новый врио Игорь Бабушкин начал работу с чистки чиновничьих рядов, Морозов с поставленными перед ним задачами не справлялся, а острота коррупционных проблем в регионе достигла пика. «Придется произвести полную перезагрузку работы команды, для этого надо подобрать профессиональную команду», — прокомментировала ситуацию в Астраханской области спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

За последние несколько лет это, пожалуй, первый запомнившийся случай, когда Астраханская область попала в федеральную ленту новостей — долгое время ничего особо выдающегося в этом регионе не происходило. Хотя еще сравнительно недавно, в конце прошлого десятилетия, Астраханская область подавала большие надежды, которые ассоциировались с фигурой ее молодого, энергичного губернатора Александра Жилкина. Возглавив регион в 2004 году после скоропостижной кончины своего предшественника Анатолия Гужвина, 45-летний Жилкин сосредоточил усилия на работе с внешними инвесторами, крупнейшим из которых стал «ЛУКойл». Ввод в эксплуатацию месторождения имени Юрия Корчагина на шельфе Каспия, состоявшийся в 2010 году, казалось, открыл новую эпоху в истории Астраханской области. Добыча нефти и газа сулила не только большие поступления налогов в региональный бюджет, но и крупные заказы для местной промышленности, в частности, для созданного в советские годы судостроительного комплекса.

Одновременно Жилкин предпринял большие усилия имиджевого характера. Отпразднованный в 2008 году 450-летний юбилей Астрахани дал городу возможность привлечь в городскую инфраструктуру серьезные средства из федерального бюджета и заявить о себе как о каспийской столице России. После этого в Астрахань зачастили высокопоставленные представители прикаспийских государств — самым запоминающимся событием из этой серии стал IV Каспийский саммит, состоявшийся в сентябре 2014 года. Большие надежды связывались и с транзитным положением Астрахани на пересечении международных транспортных коридоров «Север — Юг» и «Запад — Восток». Для увеличения грузопотоков, идущих через регион, началось строительство нового порта Оля в дельте Волги, планировалось создание грузового хаба в астраханском аэропорту.

Все эти проекты создали для Александра Жилкина значительный кредит доверия в федеральном центре, и на протяжении долгих лет астраханский губернатор был фактически безальтернативной фигурой — об этом свидетельствовало беспроблемное переназначение в 2009 году и переизбрание в 2014 году с результатом 75% «за». Но начавшийся вскоре после этого экономический кризис стал для Астраханской области серьезным испытанием. Принципиальные изменения в налогообложении нефтегазовых компаний привели к тому, что регион недосчитался значительной части доходов. «По нашим оценкам, область в 2015—2016 гг. потеряла около 10 млрд руб. — треть бюджета. Основную долю доходов давало развитие нефтегазовых проектов, особенно на шельфе. Налоговый маневр, увеличение ставки НДПИ сразу же снизили налог на прибыль и „Газпрома“, и ЛУКОЙЛа. ЛУКОЙЛ стремится к нулю по налогу на прибыль, а плата „Газпрома“ уже находится на нулевых показателях», — заявил Жилкин в октябре 2016 года, вскоре после выборов в Госдуму, в повестке которых для Астраханской области на первое место вышла тема возвращения в регион углеводородных доходов.

Бюджетные «дыры» пришлось закрывать кредитами. К концу 2016 года госдолг Астраханской области находился на уровне 135,4% ее ВРП — один из самых худших показателей среди регионов страны. «Надо осуществить дефолт. Региону нужно объявить себя банкротом. Отказаться платить по так называемым долгам федеральному Минфину, банкам. Такой шаг должен смотивировать федеральное правительство на изменение законодательства», — заявлял по этому поводу депутат Госдумы Олег Шеин, на протяжении всей эпохи Жилкина выступавший главным оппозиционером Астраханской области, которому, впрочем, так и не удалось пробиться на какой-либо значимый пост во власти.

За последние пару лет острота долговой проблемы была существенно снижена: по итогам первого полугодия уровень госдолга Астраханской области находился на отметке 46,9%, при этом более 81% в структуре долга занимают бюджетные кредиты. Однако необходимость прибегать к заимствованиям для бюджета открыла перед астраханскими чиновниками богатое поле для манипуляций. Главным фигурантам «астраханского дела» — Расулу Султанову и Виталию Шведову — вменяют в вину необоснованное получение кредитов в одном из коммерческих банков кредит на общую сумму порядка 6 млрд рублей при процентной ставке до 8,5%. Как полагает следствие, чиновники должны были знать, что необходимые суммы можно было получить в виде бюджетного кредита со ставкой 0,1%, в результате чего региональному бюджету был причинен ущерб в 212 млн рублей.

Расул Султанов, возглавивший правительство Астраханской области в 2017 году, был одним из ключевых представителей команды «позднего» Жилкина, который в последние годы своего губернаторства становился все менее активной и публичной фигурой. Выдвижению Султанова на пост премьера способствовал «серый кардинал» астраханской власти — глава администрации губернатора с 2008 года Канат Шантимиров. С отставкой Жилкина и Султанов, и Шантимиров сохранили свои посты при первом врио губернатора Сергее Морозове, что, скорее всего, противоречило представлениям федерального центра о том, какую политику нужно проводить в регионе. Шантимиров покинул свою должность лишь в мае, став советником врио губернатора, а Султанов был снят сразу после назначения Игоря Бабушкина, а затем задержан и арестован на два месяца.

Еще одной хронической проблемой Астраханской области при Александре Жилкине стала инфраструктура — транспортная, социальная, коммунальная и т. д. По оценке агентства РИА «Рейтинг», по уровню качества жизни по итогам прошлого года Астраханская область занимала лишь 56 место в России (и предпоследнее в Южном федеральном округе), а по уровню социально-экономического развития — 50 место. Это даже близко нельзя сравнивать с другими нефтегазовыми регионами.

«Темпы ввода жилья и в целом строительства в регионе ниже, чем в среднем по России. Неустойчива динамика инвестиций в основной капитал. Рост в промышленности и сельском хозяйстве пока слабо сказывается на реальных доходах жителей области. В прошлом году они были ниже, чем в среднем по России, а уровень безработицы — выше», — описывал в мае, незадолго до смены врио губернатора, положение дел в регионе Владимир Путин, прибыв с рабочим визитом в Астраханскую область. Одним из поводов для этой поездки стала ситуация на судостроительном заводе «Красные баррикады», который некогда рассчитывал на крупные заказы от нефтяников, а в итоге оказался в крайне затруднительной ситуации.

«Для меня было открытием — это если не худший, то один из худших показателей, — что только 36% дорог в Астраханской области соответствуют нормативам, это полное безобразие», — добавила недавно Валентина Матвиенко. Но самым больным вопросом астраханской социалки оказалось расселение ветхого и аварийного жилья. Эта проблема связана с исторической спецификой застройки Астрахани и ряда других городов, где основную часть старого жилого фонда составляют деревянные дома, по большей части давно полностью прогнившие. Однако из-за низких темпов жилищного строительства — всего 0,3 кв. метра в год на человека при целевом нормативе 1 кв. метр в год — обитатели астраханских «гнилушек» стоят в очереди на новые квартиры годами, если не десятилетиями. Хотя так было не всегда: еще в конце прошлого десятилетия на одном из совещаний по строительству жилья Владимир Путин (на тот момент премьер-министр) отмечал Астраханскую область в числе южных регионов, где эта сфера находится на хорошем уровне. По итогам 2017 года Астраханская область также вошла в десятку худших регионов по выполнению плана капитального ремонта, по данным Общероссийского народного фронта: было отремонтировано только 30% от общего количества включённых в план на капремонт многоквартирных жилых домов.

Огромная очередь на расселение ветхого и аварийного фонда и хронически проблемная сфера ЖКХ предсказуемо породили коррупционные нарушения — второй ключевой эпизод «астраханского дела». Как полагает следствие, начиная с 2015 года руководители регионального министерства строительства и ЖКХ незаконно предоставляли бюджетные субсидии Фонду капитального ремонта многоквартирных домов Астраханской области, которыми оплачивались услуги коммерческой организации — ОАО «Социальные гарантии», ущерб от этого оценивается более чем в 47 млн рублей. Кроме того, предприниматели, с которыми были заключены контракты на строительство квартир для переселенцев из аварийного жилья, выполняли свои обязательства не в полном объеме или с несоответствием заявленным требованиям, после чего чиновники подписывали акты о приеме выполненных работ и оплачивали их.

Возбуждению уголовных дел по нарушениям в сферах строительства и ЖКХ предшествовал визит в Астраханскую область заместителя генпрокурора Андрея Кикотя, который представил такую картину: более 300 домов в регионе признаны аварийными и подлежат расселению, почти 5200 нуждаются в капитальном ремонте, а прирост нового жилья составляет не более 3%. «Но даже эти цифры не безусловны. Только при предварительном изучении вопроса мы уже увидели десятки домов, не включенных в программу расселения из аварийного жилого фонда и сотни домов, не значащихся в программе капремонта многоквартирных домов», —добавил представитель Генпрокуратуры. После этого возбуждение уголовных дел было лишь вопросом очень непродолжительного времени, тем более что Андрей Кикоть недавно уже принимал самое активное участие в антикоррупционных кампаниях в других регионах ЮФО — Краснодарском каре и Ростовской области, где под стражей оказались ряд чиновников, курирующих строительную сферу.

Нельзя сказать, что астраханские коррупционеры раньше не привлекали серьезного внимания правоохранительных структур. Самое громкое дело против местных чиновников в период губернаторства Александра Жилкина было возбуждено против мэра Астрахани Михаила Столярова. В ноябре 2013 года он был задержан по подозрению в вымогательстве крупной взятки у предпринимателя в обмен на выделение участка под строительство, а спустя год приговорен к 10 годам колонии строгого режима и штрафу в 500 млн рублей.

По этому поводу астраханцы немало злословили в духе «награда нашла героя», вспоминая о том, как Столяров стал мэром «каспийской столицы». Произошло это на выборах в марте 2012 года, когда Столяров, ранее возглавлявший компанию «Астрахньэнерго», с большим перевесом победил на прямых выборах Олега Шеина. Последний с результатом подсчета голосов не согласился, после чего в Астрахань прибыл десант столичных оппозиционеров во главе с Алексеем Навальным и Ильей Яшиным. Вмешаться в ситуацию пришлось Александру Жилкину, который тогда произнес памятные слова о том, что в Астрахани так проблемы не решаются, потому что здесь, мол, «Хазария» (в дельте Волги в свое время действительно находилась одна из столиц Хазарского каганата).

Эта реплика как нельзя более точно описывает суть происходившего в Астраханской области на протяжении многих лет: регион варился в собственном соку, теряя исходную динамику развития, а в последние годы и откровенно деградируя. Один из показателей этого — демографическая динамика. В 2008 году численность населения региона вновь перевалила за миллион человек, к 2015 году выросла до 1,021 млн жителей, но затем стала неуклонно снижаться — и это несмотря на то, что Астраханская область всегда была привлекательным местом для иммиграции из соседнего Казахстана, а также республик Северного Кавказа. «Мы требуем принять программу поддержки материнства и детства, поскольку рождаемость в регионе рухнула на 27% и область в буквальном смысле начала вымирать, чего в нашем крае не было даже в девяностые годы», — заявил на днях Олег Шеин, комментируя формально улучшившуюся ситуацию с региональным бюджетом. Однако на благосостоянии астраханцев, уверен депутат Госдумы, это никак не сказывается — деньги уходят на погашение госдолга.

Если исходить из предположения, что активизация антикоррупционных мер в регионах сопряжена с выборными циклами, то можно обозначить ряд субъектов федерации, где в следующем году возможны новые массовые чистки. В первую очередь это Татарстан — в 2020 году истекает второй срок полномочий президента республики Рустама Минниханова. Проблемы в коррупциогенной сфере строительства в Татарстане совершенно очевидны: еще в конце прошлого года полпред президента в Поволжье Игорь Комаров сообщил, что от недобросовестных застройщиков здесь пострадало более 4,4 тысячи человек. Притчей во языцех в Татарстане давно стала деятельность строительного холдинга ПСО «Казань», известного не только в качестве проблемного подрядчика космодрома «Восточный», но и в амплуа одного из застройщиков крупного казанского микрорайона «Салават Купере», многократно не выполнявшего свои обязательства перед покупателями квартир.

Новый виток антикоррупционной кампании можно ожидать и в Краснодарском крае, где в 2020 году завершаются полномочия губернатора Вениамина Кондратьева. Многие проблемы региона, начатые вскоре после его избрания в 2015 году, прежде всего те же обманутые дольщики, земельное рейдерство, коррупция в судах, начали решаться, но пока предпринятые меры — это лишь капля в море. В частности, по проблемным многоквартирным домам весной назывались такие данные: на достройку 45 «инвестиционно непривлекательных объектов» требуется гигантская сумма — 22 млрд рублей, отсутствующая в обремененном еще «олимпийскими» долгами региональном бюджете. Очередная серия арестов чиновников легко может стать убедительным стимулом для более решительных действий кубанских властей.

Источник
08.08.2019

Олег Поляков





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта